До того, как прольётся кровь

Екатерина Гнездилова

Глава IV

Эмили проснулась в своей кровати. Она обрадовалась, увидев, что находится в комнате, оклеенной светлыми обоями. Девушка заметила на стене новую картину, на которой был изображён какой-то непонятный старик. Он был худощав, весь в морщинах и одет во всё чёрное. Похоже, миссис Уорелл купила картину на какой-нибудь барахолке. Она никогда не отличалась хорошим вкусом. Комната приобрела неуютный вид, но всё же Эмили решила, что лучше оказаться здесь, а не в роскошном салоне машины Йена. Она готова была находиться где угодно, лишь бы больше никогда не встречаться с этим парнем. От воспоминаний о Йене всё тело Эмили сковал страх. Она повернула голову и обнаружила, что Мелисса лежит в соседней кровати. Эми решила встать, но почувствовала пронзительную боль в шее. Она подошла к зеркалу. Следы от укуса были едва заметны и выглядели, как маленькие царапинки. Их невозможно было заметить, если не приглядываться. Эмили подошла к спящей Мелиссе. У младшей сестрёнки на шее виднелись такие же ранки. Но непохоже, что Мелисса чувствовала боль в шее. Мелисса пошевелилась: она просыпалась. Эмили заключила сестру в объятия. Мелисса не ожидала такой бурной реакции.

— Как ты, Мелисса?

— Я в порядке.

Мелисса огляделась по сторонам, явно недоумевая, что происходит вокруг.

— Как я оказалась в кровати? Я столько выпила в этом клубе, что ничего не помню. Меня привёз Йен?

Эмили ничего не понимала. Мелисса ничего не помнит? Но каким образом? Разве так легко забыть, что парень, который тебе нравится, впивается в твою шею и выпивает твою кровь? Мелисса оглядывалась.

— Откуда эта бредовая картина? Кто её повесил?

Эмили взглянула на картину ещё раз. Помимо жуткого внешнего вида старика, девушка заметила его орлиный взгляд и хищную улыбку, но кому они были адресованы?

Эмили ничего не ответила сестре, она выбежала из комнаты, оставив Мелиссу в полном недоумении. Эмили помчалась прямиком на кухню. Родители были спокойны. Они вели себя как всегда, мать жарила бекон, а отец читал газету и пил кофе в ожидании положенного ему завтрака. Это утро ничем не отличалось бы от остальных, если бы вчера в шею Эмили не впился сын директора. Увидев Эмили, отец отложил газету. Он посмотрел на свою дочь взглядом, который означал, что сейчас состоится неприятный разговор. Так оно и случилось. Мистер Уоррел попытался сохранить хладнокровие.

— Эмили, как ты объяснишь мне то, что двое парней притащили вас на руках из клуба?

Эми была поражена, она не верила своим ушам.

— Что?

Мистер Уоррел стал ещё более серьёзным.

— Хорошо, что вас в клубе обнаружили Йен Барнс и Дэвид Маккой. А если бы вам попались плохие парни и они бы сделали вам больно?

«Как же, папа, ты близок к разгадке истины». Эмили почему-то захотелось улыбнуться. Так вот, значит, как всё произошло. В голове Эмили начала складываться картина вчерашней ночи. Получается, что Йен и Дэвид, подкрепившись их кровью, каким-то образом залечили эти гадкие укусы, стёрли память Мелиссе и принесли девушек домой, в то время как они были без сознания. Мысли волнами захлестнули разум Эмили.

— Ты вообще слушаешь меня? — голос отца был резок и неприятен. Похоже, он что-то говорил, но Эмили была так погружена в свои мысли, что совершенно не слушала его. Отец не любил этого. Он был главой семьи и привык к тому, что жена и дети прислушиваются к нему.

— С этого дня, юная леди, ты под домашним арестом.

Больше не говоря ни слова, отец вышел из-за стола. Он крикнул детям, что пора ехать в школу. Джейк схватил свой тяжёлый рюкзак и направился к выходу. За ним вышла Мелисса. Она выглядела непонятно счастливой. Эмили не понимала, что происходит в мозгу её младшей сестры. Мелисса видела, что сестра о чём-то беспокоится. Она подошла к Эмили и взяла её за руку. Мелисса поинтересовалась, всё ли в порядке. Эмили улыбнулась младшей сестре и сказала, что всё хорошо, нужно лишь взять сумку из комнаты. Мелисса чмокнула сестру в щёку и выбежала из дома.

Эмили зашла в свою комнату. «Где моя сумка?» Эмили точно помнила, что оставила её на диване, только теперь её там не было.

— Ты не это ищешь?

Эмили сковал страх, она обернулась и приготовилась защищаться. Её хрупкие кисти сжались в кулаки. Человек, которому принадлежала реплика, расхохотался. Эми знала этот смех, он всегда выводил её из себя. Это был Йен. Как он оказался в её доме? Йен смотрел на неё хищным взглядом, а его губы как всегда расплылись в злобной ухмылке. Он держал в руке её сумку. Эмили не хотелось церемониться с ним. Она подошла и протянула руку к сумке. Йен спрятал её за спину. Его губы расплылись в ещё более злобной ухмылке.

— В детстве ты никогда не играла в эту игру? «Собачка» называется. Игрок, в данном случае ты, должен вырвать предмет, а водящий, то есть я, должен сделать всё, чтобы ты не получила это.

Эмили сделала шаг вперёд и попыталась вырвать сумку. Йен отпрыгнул в сторону и расхохотался. Эмили ударила его в плечо. Он скорчил обиженную гримасу, свернул губы трубочкой и потёр плечо, как будто ему было больно.

— Йен, ты чего! Нас же могут услышать. И как ты вошёл?

Улыбка не сходила с его лица. Как же он её раздражал! Йен закатил глаза, выдержал паузу, затем ответил ей:

— Я уже позаботился о том, чтобы твои родители нам не мешали. К тому же они пригласили меня. Вампир не может зайти в дом без приглашения. Это такой большой минус. Я выслеживал тебя с того самого момента, как ты нагрубила мне в коридоре школы. Только не было подходящего момента напасть. Ну, разумеется, до вчерашнего дня.

Он улыбнулся и продолжил говорить.

— Мне захотелось тебя увидеть.

Эмили удивилась. Почему до этого парня не доходит, что она — не та, которая ему нужна. Эмили посмотрела на часы. Урок начнётся через несколько минут. Она сообщила Йену об этом. Парень был крайне недоволен. Но предложил Эмили подвезти её. Девушка поняла, что снова придётся оказаться в салоне его автомобиля. И наверняка на том самом месте, где прошлым вечером лежала её бездыханная сестра. Но Йен был настойчив, и в конце концов девушка согласилась. Йен улыбнулся Эмили, но не хищно: на этот раз его улыбка была совсем безобидной. Он даже стал похож на обычного зеленоглазого красавца. Перед тем как выйти из комнаты, Йен подошёл к шкафу и достал оттуда чёрную плотную водолазку. Он протянул её девушке и сказал, что ей это пригодится. Эмили не успела опомниться, как он оказался рядом с ней. Его глаза стали красными, и из дёсен прорезались два клыка. Он оголил плечо девушки и, прежде чем она успела что-то сказать, впился в него. Эмили чувствовала острую боль, но не пыталась сопротивляться. Йен аккуратно выдернул клыки из её плеча и снова продемонстрировал человеческую улыбку.

Отец был на работе, а миссис Уоррел снова пошла по магазинам. Йен, не стесняясь, взял её за руку и вывел из дома. Эмили не ожидала такой галантности от своего врага. Они подъехали к школе. Йен открыл ей дверь машины и подал руку. Эмили вышла из машины. Неожиданно Йен прижал её к себе, и они слились в долгом и нежном поцелуе.

— Ты — сын директора! Какой пример ты подаёшь остальным?

Миссис Барнс устроила скандал своему сыну прямо в коридоре на глазах у всей школы. Йен нервно кусал губы. Эмили было забавно. Злобный вампир, который нервничает от того, что его ругает мама. Разумеется, миссис Барнс упомянула и о том, с кем её сын приехал в школу и за каким занятием их застали. У Йена всегда было много девушек, но, как оказалось, все отношения развивались вне школы. Миссис Барнс считала, что школа предназначена только для того, чтобы учиться.

Эмили стало не по себе. Что об этом подумает Мелисса? Она пыталась найти свою сестру в толпе. Но как только увидела Мелиссу, сразу же пожалела об этом. Её младшая сестра представляла собой жалкое зрелище. Мелисса поджала свои пухлые губы, она тяжело дышала, едва сдерживаясь от слёз, её глаза побледнели, а мышцы напряглись, она сжала кулаки. Мелисса устремила на сестру взгляд, полный ненависти. Эмили поспешно отвернулась — она не могла смотреть сестре в глаза — но тут же обнаружила на себе второй злобный взгляд. Он принадлежал Рику. Эмили хотела провалиться сквозь землю. Похоже, теперь у неё есть только Йен. Миссис Барнс закончила читать лекцию. Йен спокойно выдохнул. Все разошлись по кабинетам. Парень повернулся к Эми. Он прижал её к себе, но девушка отстранилась. Она не могла причинять Мелиссе такую боль.

— Йен, я не могу. Ты небезразличен Мелиссе. Она моя сестра, я не могу так поступать с ней.

Парень был слегка разочарован. Но всё же нашёл в себе силы ещё крепче прижать к себе девушку. Она почувствовала его горячие губы на своей щеке.

— Не обращай внимание на Мелиссу, на Рика, на мою мать. Забудь про всех. Эмили, ты нужна мне.

Эмили была в шоке. Это говорил он! Йен Барнс! Она подумать об этом не могла. Она ненавидела его. Он был для неё врагом. К тому же очень нравился Мелиссе. Но в этот момент что-то внутри неё перевернулось. Ей не хотелось отталкивать его. Она чувствовала его напряжённые руки. Он держал её за плечи. Эмили подняла глаза, чтобы посмотреть на его лицо. Он сжал свои губы, а его взгляд был умоляющим. Эмили понимала, что он не лгал. Ему действительно нужна была Эмили Уоррел, хотя он вправе выбрать любую девушку. Эми была тронута этим. Она прижала его к себе и поцеловала.

Мелисса не разговаривала с Эмили. Она была расстроена. Джейк вечерами пропадал на футболе. Эмили снова чувствовала себя одинокой. Мелисса целый день не выходила из спальни и наотрез отказалась подпускать сестру к себе. Отец сжалился над своей старшей дочерью и отменил домашний арест. Эмили решила прогуляться. Было около десяти часов вечера, но Лас-Вегас, как и всегда, был освещён фонарями и неоновыми вывесками казино. Девушка схватила первую попавшуюся одежду и вышла из дома. Дул прохладный ветер. Эмили цокала высокими каблуками по асфальту. Она отошла на достаточное расстояние от дома.

Эмили не разбирала, куда она шла. Она была погружена в свои мысли. Почувствовав, как кто-то схватил её за локоть, Эмили обернулась. Это был Йен. На нем были чёрные джинсы и кожаная куртка, его светлые волосы были немного растрёпаны, а зелёные глаза горели радостью. Он выглядел просто великолепно. Эмили не понимала, что происходило с ней, но она больше не боялась его. И он, кажется, тоже это понимал. Он притянул девушку к себе, и они слились в поцелуе.

Йен прижал её к себе и не хотел отпускать. Девушка выскочила из его объятий. Парень взял её за руку, и они уединились за ближайшим поворотом.

Они долго наслаждались обществом друг друга. Эмили поняла, что Йен может быть нежным. Ей нравилось прижиматься к его мощному, накачанному телу, она чувствовала тепло его рук и понимала, что готова полностью раствориться в этом парне. Неожиданно Йен отстранил её.

— Эмили, если у тебя есть какие-либо вопросы, ты можешь смело задать их мне. Давай договоримся, что между нами не будет никаких тайн.

Эмили обхватила его торс и, посмотрев на Йена своими большими голубыми глазами, нежно промурлыкала ему на ухо, что ничего не скроет от такого красивого и любезного парня. Йен расплылся в улыбке. Эмили предложила выйти на улицу. Йен поджал губы, наигранно показывая, что обиделся. Эми засмеялась, обвила руками его шею и поцеловала. Йен перестал капризничать. Он сжал её руку и вывел из-за поворота.

— Расскажи мне побольше о вампирах. Я читала книги и смотрела фильмы, это всё — правда?

Эмили хотела получше узнать, что представляет собой её новый парень.

— Нет, не всё.

Йен был спокоен, как будто рассказывал ей обыкновенный случай в школе.

— Ты пьёшь кровь. Это я поняла.

Эмили почесала шею. Йен прикусил нижнюю губу и закатил глаза. Выражение его лица говорило: «Упс. Я случайно». Эмили улыбнулась. Йен начал рассказ.

— Да, это действительно так. Мы пьём человеческую кровь. После того, как меня сделали вампиром, я долго отказывался от крови. Но затем начал охотиться по необходимости. Со временем стало проще, и я даже вошёл во вкус. Теперь это для меня что-то вроде игры.

Йен улыбнулся.

— Я приметил тебя ещё в первый день в школе. Ты казалась мне такой хрупкой и незащищённой. Я решил, что ты наверняка очень сладкая. Но ты оказалась бойкой, не побоялась нагрубить мне. Меня это так завело. Я не привык к такому отношению к себе. Мне это понравилось. Обычно мои жертвы не сопротивляются.

За то время, что Эмили проучилась в школе, она узнала, что Йен повстречался с половиной учебного заведения. Все девчонки были от него в восторге. Эмили посмотрела на идущего рядом Йена. В профиль он был необычайно красив. И когда её отношение к нему так поменялось? Эмили старалась не задаваться этим вопросом, она просто наслаждалась его обществом и получала удовольствие от его прикосновений.

— Тот вечер в машине… Я не хотел, чтобы так получилось. Эмили, ты действительно очень нужна мне. Я сам не знаю, что я хотел доказать тебе. Ты ненавидела меня, и, наверное, я хотел показать тебе, что смогу получить тебя, когда захочу.

Он посмотрел на неё. Эмили улыбнулась и сказала, что сможет простить его и что он доказал это. Он напугал её, но теперь Эмили не чувствовала страха. Для неё существовали только она и Йен. Парень продолжил рассказ.

— Сможешь ли ты поверить в это, но среди нас есть и богобоязненные вампиры. Они питаются кровью животных. Ещё я слышал о так называемых древних. Им более тысячи лет, и они питаются кровью других вампиров. Но я таких никогда не встречал. Вампиры не стареют, но нас можно убить ударом в сердце, и бить, соответственно, необходимо колом. И именно в сердце. Если кол попадёт в другую часть тела, вампир не умрёт, но это будет невыносимо больно. Но как только удастся выдернуть кол, раны затянутся сами.

Эмили слушала его рассказ. Она не верила до конца, что это происходит с ней. Всё это было похоже на какой-то фильм с другими героями. Йен замолчал. Эмили решила продолжить разговор.

— А как же чеснок или святая вода?

Йен усмехнулся.

— Святая вода — всего лишь вода. А что касается чеснока, от него фигово пахнет изо рта. Мне он никогда не нравился.

— А солнечный свет?

— Прямое попадание лучей на кожу действует, как серная кислота. Но от них не умрёшь. Днем я практически не выхожу на улицу, а в школе солнечный свет мне не страшен. Вот поэтому я проводил все дни в школе, а вечером ехал домой. Но ещё у меня есть кулон, который защищает меня от Солнца. Я даже не знаю, как он действует. Мне оставил его тот вампир.

Эмили перебирала в мозгу все легенды, которые она знала о вампирах.

— А твоё сердце бьётся?

На лице Йена появилась игривая улыбка. Он повернулся к Эмили и взял её за руку.

— Хочешь, уединимся? Я сниму майку, и ты проверишь, бьется моё сердце или нет…

Эмили покрылась густым румянцем. Губы Йена растянулись в хищной ухмылке. Он чмокнул девушку в щёку.

— А вампир может питаться человеческой пищей?

— Да, но скорость её расщепления слишком низкая, для того чтобы обеспечить тело необходимыми элементами в полном объёме. И крестов, кстати, мы тоже не боимся.

— А что насчёт обращения людей в вампиров?

Йен недоверчиво посмотрел в её сторону. Но всё же ответил на её вопрос.

— Нас обращают не так часто. У меня была неизлечимая болезнь. Я должен был умереть. Но тот вампир, что обратил меня, сжалился надо мной и решил дать мне второй шанс прожить свою жизнь. Но на этот раз я буду жить вечно. Тот вампир выпил всю мою кровь, я чувствовал, что жизненные силы покидали меня, но он дал мне пару глотков своей крови. Я почувствовал, что жизнь возвращается снова. Это было так необычно. Я уснул. Когда я проснулся, вампира уже не было.

— Йен, а как часто тебе необходимо питаться?

— Как минимум раз в день. Но я не ограничиваюсь этим. Мне нравится пить кровь. Эми, ты не представляешь, как это приятно.

Эмили заметила, что Йен выпустил клыки. Он пристально смотрел на пульсирующую венку на её шее. Эмили охватила паника. Йен посмотрел на неё своими кровавыми глазами. Эми отстранилась от него. В это же мгновение его лицо приняло прежний вид. Они пошли дальше.