Компаньонка

Тамара Гусарова-Матвеева

А в старые добрые времена…

На работу прибыла с 5-ю батонами. Наташа успела салат приготовить из шампиньонов, кукурузы, зелёного горошка, и всё это под майонезом. Вкусно позавтракали. Оказывается, бухгалтера сегодня не будет: после того как закончились каникулы у школьников, похоже, что начались у неё… Без неё и её ауры дышится намного легче. Для ясности: утверждая на должность судомойки, она проверяла Лиду с помощью металлической рамки. Результат её устроил, и вот Лида — здесь!

Выйдя забрать посуду со столиков, она столкнулась с Николаем. Приятель Натальи в гости пожаловал, мигом разделся — и прыг за стол! А поскольку салат мы только что съели, девушка нарезала новый. А на столе-то: баночка икры лососевой, сыр, ветчина, конфеты «Рафаэлло». Вот это праздник ему устроила! В честь чего — не известно, однако отсутствие хозяйки кафе играло здесь не последнюю роль… Перепало и Лиде! Ещё и кофе со сливками сверху, и по мороженому-то вдогонку, йогурту! Господи, прости душу грешную за «чревоугодие»…

Во время трапезы Наталье то и дело приходилось вскакивать к одиночному посетителю, чтобы обслужить его, а ей очень хотелось пообщаться со своим другом в спокойной обстановке. Наконец нервы её не выдержали, и она попросила Лиду обслужить очередного клиента. Той эта подмена была уже знакома, она с радостью согласилась и встала к прилавку.

Молодой человек заказал кофе и два бутерброда. Подавать прозрачные до неприличия бутерброды с тонко нарезанной ветчиной по цене от двух с половиной до трёх тысяч было не по себе… Следующий проголодавшийся мужчина средних лет купил то же самое, но не наелся и решил повторить. Лёгкий перекус обошёлся ему в тринадцать тысяч.

Посетители прибывали в музей и в кафе, а тысячи в пользу заведения одна за другой улетали из их карманов. Становилось неловко за некачественные завтраки для опустошающих и выворачивающих свои карманы посетителей. По сути дела оплата рабочего дня Лиды равнялась четырём бутербродам! Кафе имело баснословную наживу. Шкуру дерём, вот это — спекуляция!

Вскоре наплыв людей закончился, и Лида вернулась в кухню, где Наталья с Николаем о чём-то горячо спорили, упросив Лиду разбить их договор.

Лишь после ухода друга Наташа рассказала: Николай уговаривал её купить очищающий крем для кожи. И она сто пятьдесят тысяч — полцены — ему сегодня выдала! Они договорились так: если на деле крем не поможет, то он вернёт деньги и бутылку шампанского впридачу! Хорош мальчик: наладил дружбу с богатенькой буфетчицей и трясёт её, как грушу. На триста тысяч раскрутил! Однако ж умеет! Поэтому и — миллионер!

С целью избавиться от прыщей на лице буфетчица могла позволить себе на один крем (!) потратить сумму, превосходящую месячный заработок! Уму непостижимо! Мозг отказывался это понимать.

Даже не приглядываясь, несложно было заметить, как та преображалась на глазах: искусственная дублёнка, джинсы, полусапожки, сумочка — всё новое! Танцульки, крема и тысячи разных мелочей выявляли наличие немалых денег у буфетчицы «убыточного» кафе. Почему хозяйки заведения твердят, что кафе «убыточное», оставалось загадкой…

Вот для неё, Лиды, что правда — то правда, оно было убыточным, и неоплаченные пачки квитанций по квартплате росли в геометрической прогрессии. А что касалось семьи хозяйки, то можно считать, что их избытки к роскоши начали выплёскиваться через край!

Бросили двести шестьдесят тысяч — и теперь должна молчать, но молчать она не может и не хочет. Следует поскорее бежать отсюда прочь, чтобы не участвовать в «раздевании» своих сограждан…

Молодёжь обо всём договорилась, разошлась, а Лида, как золушка, вернулась в мойку и запустила руки в мыльный, пенный раствор. Смывая следы губной помады с краёв бокалов, думала о том, что вес только что проданных ею бутербродов настолько мал, что за такое надувательство в торговле… Да это — финиш! Есть закусочные, где на бутербродах указан вес, будь то сыр, ветчина или же — колбаса.

Да в старые добрые времени за это сажали! И вдруг она в полную меру ощутила себя соучастницей правонарушения. Так драть с людей шкуру ради того, чтобы самим хорошо есть, пить и одеваться! Вот раньше им не прошёл бы этот номер ни в коем разе!

А ведь случись им сесть на скамью подсудимых — и её, Лиду, поволокли бы с зарплатою сто двадцать тысяч рублей по документам. Зацепили бы непременно как «члена семьи» — не отпустили бы чистой… Попробуй — докажи, что ты ничего не имела… Ежели согласилась работать под руководством преступного сообщества, на их условиях и на них, стало быть, тоже что-то имела. А она — ровным счётом ни-че-го, как пришла в потёртом пальтишке, так до сих пор в нём и ходит… Но кто в это поверит? И душевные страдания заклокотали в ней.

До этого она всё воспринимала как в молочном тумане, который сегодняшним зимним ноябрьским утром скрыл от взора Ростральные колонны, здание Эрмитажа и Дворцовый мост. Первый снежок пролежал на газонах с неделю и бесследно растаял, лишь промозглое ощущение проникло в душу и холодило её.

Крысы первыми покидают тонущий корабль. А ведь именно сегодня она хотела подать заявление на увольнение по собственному желанию. И как же правильно всё хотела сделать, и пусть не без посторонней помощи мужа, однако тот подтолкнул к тому, чего желала совесть. (Единая заповедь да будет тебе: останься чист!)

Однако не повезло: Катя сегодня отсутствует, а на её месте орудует племянница — глупая ещё, по сути девчушка — разнося по вахтам супы, подкармливая охранников, якобы защищаясь от зла, но получая за эти страдания.

Лида стояла на зыбкой почве. Следовало поскорее покинуть это место, чтобы не засосало…

Издержки «убыточного» кафе то и дело давали знать о себе.

Брату Кати, убитому из пистолета тремя пулями в лоб в перестрелке по бизнесу при невыясненных обстоятельствах, сёстры заказали памятник. Сколько он стоил — это секрет. Однако в наряд-заказ, неосторожно оставленный на столе, с любопытством удалось заглянуть. В нём значился перечень работ и их себестоимость, как то:

— Подготовка (планирование земли) — 30 тыс. руб.

— Тех. подсыпка, поднос памятника, материала — 100 тыс. руб.

— Бетонные работы, изготовление фундамента — 850 тыс. руб.

— Автотранспорт — 40 тыс. руб.

ИТОГО: 1830 тыс. руб.

Всего лишь установка памятника почти два миллиона, да и сам памятник!

Боясь возможного краха, его приближения, Катя, как говорится, «рвала подмётки на ходу»… На пару с мужем они уехали по путёвке в Сочи на три недели. В частной гостинице — номер люкс в трёхкомнатных апартаментах! Фотографий — три альбома, но их они остерегались показывать, лишь несколько удалось увидеть краем глаза: пруды с лебедями, цветущие азалии, плакучие ивы, кипарисы… Это не Лиде выдать отпускные сто тысяч (добраться до мамы — в один конец, а назад — хоть пешком возвращайся…). Поэтому показывать ей фото, на которых шиковали и жировали, Кате было неловко.

Лида горбатилась, а они жили. Им легко доставались деньги, когда на них люди работали.