Компаньонка

Тамара Гусарова-Матвеева

Пока спит хозяйская племянница…

Грех лихоимства — цены в потолок!
Их участи Господь не разделяет.

Шесть дней в неделю в 12:15 Лида появилась в дверях кафе, гружёная котомками с хлебом: 10 батонов и 3 буханки. Наталья была рада, у неё всё было заготовлено: ветчина для бутербродов нарезана, самовар бурлил, извергая клубы пара, сосиски кипели. Лида выставила несколько тарелок с бутербродами, уложенными пирамидкой в буфет, а ещё сделала в запас по пять-семь слоёв и отпросилась поспать…

Её тётя Катя, жёсткая и строгая, не освободила свою племянницу от работы после ночной дискотеки. И Лида впервые встала за прилавок. Торговля шла вяло, и всё же медленно, но верно сперва сколотился полтинник, а затем незаметно набежала ещё сотня.

Отпуская покупателей, получая с них деньги, Лида начала шуршать не только купюрами, но и своими мозгами, задумываясь: как можно выжить в условиях, когда вся зарплата уходит на квартплату?

Племянница «новых русских» спала сладко и безмятежно уже 3 часа, витая в заоблачных высях и любовных фантазиях.

Почти год в частной фирме, убирая помещение четырёхкомнатной «сталинской» квартиры, работая на двух должностях, таская кошёлки с продуктами, наловчилась, со слов бухгалтера Кати, и стала лихой, да так оно и было! Лихостью можно объяснить свою причастность к торговле: ведь лишь теперь, стоя за прилавком, она воочию смогла убедиться, как, пропуская через кафе продукты, можно очень даже неплохо «наваривать» барыши в свой карман…

Сосиски, кондитерка, бутерброды, чай, кофе и лимонад — вот неполный перечень продуктов, которыми посетители музея приходят «червячка заморить». Это приносит фантастическую прибыль. Хозяева живут и радуются жизни, а Лиде всё концы с концами не свести… Вот бы знать заранее, что её сегодня поставят за кассу. Разве ей могло в голову прийти, что Наталья сегодня отсыпаться будет… И кофе-то у неё закончится! А всем, как назло, кофе подавай! (Никак не желают сердце своё поберечь…)

Время 15:10 — проснулась Наташа. Ей не то чтобы хочется спать, а ещё впридачу и голова болит, и тошнит… Для видимости она поинтересовалась о выручке и какую-то сумму пробила по кассе. Выпив стакан минералки и боясь что-нибудь существенное скушать, снова ушла досыпать…

15:25. Пока спала хозяйская племянница, напрягались мысли: как в этой действительности можно честно выжить?

Сама-то она сыта, а вот в магазин сходить не на что по причине отсутствия карманных денег… Как при физической работе молодая женщина может оставаться без ужина? И чем покормить двухмесячного котёнка? Даже с работы ему ничего не принести: с четырёхсот проданных сосисок покупатели съели всё подчистую, даже двух сантиметров не оставили её котёнку…

Бутерброды от двух с половиной до трёх с половиной тысяч шли все с пятидесятипроцентной наценкой! Шкуру драли с приходящих! Некоторые из покупателей, дойдя до прилавка с такими ценами, начинали пятиться к двери…

Шла цепная реакция: государство душило налогами мелких предпринимателей, а они — народ.

16:44. Пока досыпала Наташа, необходимо было решить: как выжить в холодном жестоком мире, в большом городе, и не задолжать? Как прорваться?..

16:55. Крепко спала хозяйская племянница, исцеляясь во сне. К этому времени торговля составила 144 тысячи рублей — неплохо для выходного дня. Жара гнала людей в тень, к питью. И, невзирая на входную плату в Зоологический музей — 5000, — они покупали в кафе стакан лимонада всего за 1,5 тысячи…

Наконец девушка проснулась, ей заметно полегчало.

Рабочий день приближался к завершению. Девушки остановили такси. Невский красовался неоновыми витринами, тысячи машин в двух направлениях неслись по проспекту. Словоохотливый водитель, увидев нездоровый хмурый вид Наташи и понимая её состояние после ночной гулянки, процитировал:

Кто ходит в гости по утрам —
Тот поступает мудро:
То здесь —  то грамм, то там — сто грамм…
Глядишь — и снова утро!

— чем вызвал улыбки и улучшил настроение.

Надо сказать, дни в кафе не проходили безрезультатно. Чтобы у сослуживцев и у сотрудников зоологического музея не болели животы от бутербродов, Лида ставила на газ овощи, готовила салаты, резала, тёрла, обжаривала в масле заправку для супов. И постепенно стала её возмущать бесплатная готовка: ради чего так усердствовать? Ради того, чтобы прокормить прорву знакомых бухгалтера?

Поначалу обязанностей было пять:

— освобождение столов от посуды;

— мытьё посуды;

— вынос коробок и мусора;

— кипячение полотенец;

— влажная уборка помещений кафе.

А теперь лишней посуды добавилось сколько! В кафе обедало около пятнадцати человек — так любительница покушать «за тарелку супа» готовила на большую гвардию! Влипла так влипла!