Компаньонка

Тамара Гусарова-Матвеева

Возлюби ближнего своего

Длина пластины крупных китов — 130 сантиметров… Вновь Лида под скелетом синего кита. Казалось бы, что с того, а ведь давление испытывала постоянное: состояние изнурительной самозащиты от непрестанной осады «Катиной ауры». А кит спокойный, лежит, ничего плохого никому не делает.

После паломничества по святым местам всё вернулось «на круги своя». Опять цены в потолок! Неужели можно обманывать людей, наживаясь на них, а затем каяться, снова обворовывать и снова каяться? Сколько же Бог может терпеть?

Клубничные трубочки, шоколад, ванильное эскимо, «Байкал», «Тархун», лимонад «Японская груша». На сегодня продано бутербродов: с ветчиной — 15 штук по 3000 рублей, с колбасой — 15 штук по 3500 рублей, с ветчиной и зеленью — 20 штук по 2500 рублей, сосисок — 9 пачек.

Выручка была хорошая у них, а стало быть, и у Лиды тоже… надо уходить, не дожидаясь расплаты. Но та шла по пятам. Старшая дочь Лиды, которая училась и жила отдельно, отработав месяц в магазинчике у родственников, теперь должна была оформиться на постоянной основе, и между ними началась грызня:

— Тебе не оформляться, а бежать оттуда со всех ног нужно, — наставляла она дочь.

— Ну мама, они меня так хорошо встретили, уважительно относятся, зарплата высокая! — восторгалась та.

— Пусть другие работают, а тебе нельзя. Пойми: ты для них — своя. У них одна цель — отобрать квартиру и, если «опека» не удалась, так под недостачу могут подвести…

— Но мам, они такие улыбчивые и приветливые, что о них этого никак не скажешь…

Внушения ни к чему не привели. «Спрячу-ка паспорт, — решила Лида, — и будет по-моему». Да и самой надо уходить: семейный подряд, а она — «ни пришей ни пристегни» — компаньонка!

Прежняя бухгалтер Галина не на шутку расстраивалась из-за Лиды:

— Хорошими они только кажутся. Думают, пихнули бутерброд — и добрые? За эти копейки, за эту несчастную сосиску на них батрачить? 100000 — отпускные! Тебе хватит. Неужели трудно представить: к родителям уехала по билету, а на обратный выезд денег нет, значит — пешком?

— Зато Наталье тётя заплатила отпускных — миллион! — с досадой проговорила Лида.

— Дурочка, что работаешь даром. Своим она заплатит, а ты рви последнее пальто. Нечестная, непорядочная, издевается.

Лида скучала по маленькой дочке, отослала письмо, что скоро заберёт её к себе, уйдёт из кафе, и у них всегда будут выходные! Какая же красивая у неё дочка! И радостный звонкий её голосочек — души колокольчик, уняться не хочет…