Лесная быль

Тамара Гусарова-Матвеева

Отец сердится

Отсутствие каких-либо признаков грибов, нескошенная трава раздражали идущего впереди отца, и с его стороны доносились ругань и ворчание, что де скот зимой кормить будет нечем, а травостой пропадает даром… И даже ещё не найденные грибы были обложены матюгами.

Измученные напрасными поисками несуществующих, похоже, в этой местности грибов, обойдя лес уже не по одному кругу, через два часа мы вышли наконец на огромнейшую поляну… Отец вывел-таки! Оказалось, что за пятнадцать лет лес сильно изменился: там, где раньше было много грибов, теперь их и в помине не было.

Обессиленные, мы рухнули на траву, улеглись на солнышке и быстро разомлели: вокруг пели птицы, поляна пестрела множеством цветов: ромашками, колокольчиками, фиалками. В воздухе кружились разноцветные бабочки. Душистый запах клевера опьянял.

Плутая по лесу в поисках треклятой поляны, мы изрядно проголодались и набросились на еду. С расстройства мы разом съели весь свой скудный завтрак, состоящий из хлеба и свежих огурцов. Чего-чего, а уж ягод-то мы всяко надеялись найти…

Когда перекусили, настроение чуточку поднялось, и мы пошли в сторону станции, надеясь успеть на ту же электричку, которая нас сюда привезла. Но задолго до станции услышали её гудок и поняли, что опоздали… Наша младшенькая как чувствовала, порывалась вернуться, бедняжка. Какое же у неё чутьё на неприятности!