Художница

Тамара Гусарова-Матвеева

Новая Голландия

В Новую Голландию устроилась я:
Шить тужурки, шинели, кителя.
Между проколами иглы едва
Успеваю записать историю дня.

«Заряд» письма — на два часа!
Давление нормы надо мною,
И я неудовлетворённо
Смиряю свой запал-заряд:
Сначала норму надо дать,
Затем — дневник вести опять.

В чём же я виновата,
Что не шьётся, а пишется? —
Ставьте рядом солдата,
Пусть около движется…

Ведь мысли надо записывать —
Сразу, молниеносно!
Не давая забыться им, скрыться —
Всё очень просто!

Двухлетние посещения литобъединения «Невский» под руководством Антонина Чистякова и — замужество. А через год — рождение дочери, со всеми вытекающими из этого ответственностью и обязанностями. Выращивала без бабушек, на одних руках.

Досуг посвящая раздумьям,
Радугой грёз упивалась.
И словно меня ветер сдунул —
От мамы с папой умчалась.

Трепетно ожидала счастье:
Что город сулить мне мог?
Позднее себе призналась:
Уехала от пирогов!

На грешную землю спустилась,
Чтобы счастье найти.
Здорово ж приземлилась!..
Романтика сбила с пути.

В одном из красивейших городов мира приумолкла моя лира… Пошив военного обмундирования не привёл меня в восторг. Изделия из ворсовых тканей, тяжёлые и громоздкие, на протяжение семи лет не смогли окрылить мечтательную душу светлыми образами.

Шинели, сваленные стопами на столы-верстаки, казались мне чёрными тушами — чёрствыми и бесчувственными, пожирающими мою молодость… Неуклюжие, они и под лапку машинки не ложились, а грузно сползали на пол… Ишь! Бицепсы-то накачала! Фитнес-клуб не надо посещать!.. И ежедневно: «давай-давай!». После работы девчата в шутку произносили: «Бери шинель — пошли домой!»

Меня захватило, закружило, водоворотом понесло… Куда? Явно не туда, куда хотелось бы… С нелюбимой работой я жила не своей жизнью… Если откровенно: давно хотела уволиться из этого ДВО — Дома военной одежды.

Даже новое место приглядела: здесь же, рядом, лишь через Поцелуев мостик перейти, и — ХПМ — Художественно-промышленные мастерские театра оперы и балета имени Кирова, ныне — Мариинский.

Прошла собеседование, в отделе кадров меня взяли в качестве ученицы в женский костюмерный цех. Ура-а-а!

С пренебрежением, понуро
Я в мягкую фланель подкладки
Шинели чёрной гадкой…
Иголку всаживала и назад тянула…

Как будто что-то мерзкое хлебнула.
Казалось, вот-вот поднатужусь —
И откашляюсь ворсом суконным
Я тут же…