Бумеранг

Галина Беззубова

Глава 2

Весна в том году пришла достаточно рано.

Вступив в свои права, быстро и легко согрела лучами солнца землю, украсив её необыкновенной нежностью и красотой.

Вдоль аллей школьного дворика красовались, как в подвенечных платьях, белоснежные яблоньки, поочерёдно меняясь с вишней и берёзками, соединяя, сплетая свой девичий хоровод, молодыми веточками танцуя необъяснимо волшебный танец, напевая нежную мелодию, подпевая в такт по-юношески раззадорившемуся ветру.

Альбина шла тихо, полностью погрузившаяся в свои мысли, постепенно то вспоминая, то анализируя произошедшее событие. Голова страшно болела, ноги были ватными, а руки висели, как плетень намокшего под дождём старого забора.

В голове была только одна мысль: хорошо, урок был последним, и ей не пришлось общаться с этим подлым, наглым стадом. Сегодня она думала так и никак иначе. Подлое, злое стадо. А ещё вчера она смеялась, шутила и практически в каждом из них видела своего лучшего друга. Как легко предают друзья!

Друзья, а есть ли они вообще?

Что такое друг?

Может, она просто глупа, и её представление о дружбе было ошибочным? Как мерзко смеялись они всем классом, разъедая своим смехом её мозг, уши и душу!

Как легко они сегодня встали на сторону этой подлой твари под названием «грымза»! Да, подлой, именно подлой, сейчас в её раскалённый мозг никакого другого названия и определения для этой старой перечницы прийти просто не могло.

Альбина чувствовала, как в её висках, в лице, в груди, в горле, в животе накатывались волны, волны боли, стыда, позора, обиды, злобы. Они надвигались откуда-то издалека, набирая скорость, меняясь поочерёдно одна с другой, приближая мощную и сильную волну гнева.

Чувство, мысли одна за другой, не имевшие с её жизнью ничего общего, мчались всё быстрей, набирая ход, потоком топили её сознание, поднимали то, что внутри, наверх, обещая швырнуть о ближайший каменный берег, берег мести.

Медленно волоча ноги, она бежала. Сегодня она бежала, бежала, как побитая собака, как жалкий трус, это сейчас она начала думать и злиться, а ещё каких-то полчаса назад кроме позора в её душе ничего не было и не могло быть, это только за порогом школы на её голову откуда-то сверху обрушилась обида, пробиваясь сквозь горло, разрывая его на части, жёстким комом прорвалась в сердце и живот.

Ладно она, от неё никто и никогда ничего хорошего и не ждал, а как могли они? Они, её друзья и подруги, как могли они поступить так подло и низко! Они — в одно мгновение, они, её друзья, как стадо, наглое бешеное стадо бизонов, в одно мгновенье пронеслись, втоптав её в землю. Обида не вмещалась в её тело, разрывая его на куски, она была слишком велика для того, чтоб её принять и остаться с ней жить. Альбина содрогалась, выталкивая её из себя, та поползла вверх, опять разрывая горло, разрезая глаза и голову, ища выход.

Но поток мыслей накатывался всё сильней, волнами заполняя её, заполняя болью, не оставляя выхода обиде.

Сердце её задыхалось и тонуло, оно было подобно бумажному кораблику, попавшему каким-то неожиданным образом из залитого весенним солнцем ручейка в бушующий океан. В её сознании, плоти и душе буйствовал шторм и ураган.

Чья-то мягкая тёплая ладонь нежно попыталась извлечь ручку её портфеля из тесного кулачка.

Альбина вздрогнула и подняла глаза. Почти у самого её взгляда откуда-то возникли всё те же пронзительные глаза Антонова, сложно было сказать, что молодой человек просто смотрел в глаза девушки, ей на секунду показалось, что он буравит её своим взглядом, проникая через оболочку глаз своим взглядом, как включённой дрелью, причём в оба глаза одновременно, девушка опять почувствовала приток крови в голову, только кровь была не тёплой и даже не горячей, она была подобна раскалённой лаве. Голова закружилась, а ноги, до сих пор бывшие словно вата, подкосились окончательно. Девушка собрала все оставшиеся силы и резко дёрнула портфель.

— Да пошёл ты! — злобно, с болью крикнула она. — Да пошли вы все! Ненавижу! — ещё громче добавила раскрасневшаяся, как алый бутон розы, девушка.

Резко повернувшись, рванула сама не зная куда.

Через мгновенье те же руки, охватившие её плечи, с силой загребли её в железную, но в тоже время тёплую охапку, из горла девушки вышел стон, сопровождающийся вздрагиванием, передёргиванием всего тела, она не плакала глазами, она рыдала душой, всё чаше глотая воздух и всё сильней выдыхая его в грудь Олегу.

Происходящее напоминало одно: что девушку со дна океана волной выбросило на берег, но сильные руки Олега подхватили её, спасая от падения.