Нет пошлости прекраснее на свете!

Ал.Боссер

Я счастлива! Я люблю! Мой любимый — самый лучший на свете. Он красивый, умный, храбрый, ласковый. Да, ласковый! Я пьянею от его взгляда и таю от его прикосновений. Сразу становлюсь послушной кошечкой, мурлычу ему о своей любви.

Я влюбилась в него с первого взгляда. Он тогда мне улыбнулся и сказал: «А ты красотка!» Разглядел в наивном, угловатом котёнке будущую красавицу. Да, к чему скромничать, я себе цену знаю. Но рядом с любимым забываю про всё на свете. Это для других я недотрога, суровая, даже грозная, а ради любимого готова на всё. На всё! Я могу разорвать любого, кто скажет ему грубое слово. И ищу любой способ, чтобы показать всю мою любовь и преданность.

Он тоже меня любит. Я чувствую. Я знаю. Любит. И знает, как сильно я люблю его. Мне иногда кажется, что он немного даже побаивается этого моего безграничного чувства.

Так было до сегодняшнего дня. А сегодня он пришёл грустный. Я сразу почувствовала что-то неладное. Он ласкал меня, обнимал, целовал, а моё сердце разрывалось от предчувствия беды. И вот он решился:

— Понимаешь, мы должны расстаться. Так надо.

«Господи! Кому надо? Почему?». А он уже шёл к выходу. Ещё шаг — и я его потеряю навсегда. Нееееееееет!!! Бросаюсь за ним, обнимаю в отчаянной попытке остановить и страстно целую в шею.

«Вот и всё… Теперь ты только мой. Ничто и никто никогда нас уже не разлучит. Тебе хорошо, любимый?»

Я кладу голову ему на грудь и вздыхаю с облегчением. Он не уйдёт!

Так их и нашли. Громадная тигрица лежала рядом с убитым ею хозяином, положив голову ему на грудь и закрыв глаза. Вот у неё дрогнули кончики ушей, она чуть-чуть приоткрыла глаза и оскалилась, обнажив страшные клыки.

Люди и не пытались приблизится. Кто-то сказал:

— Её надо пристрелить, она узнала вкус человеческой крови. Приготовьте оружие. Стреляйте!

«Да! Стреляйте уже! Я же этого жду! Ну вот, я встану, чтобы вам было удобнее… Стреляйте! И не вкус крови я узнала, а вкус любви. Любви, которая не остановится и перед Смертью. Кровь-любовь, любовь-кровь. Какая пошлость! Но “Нет пошлости прекраснее на свете!” Стреляйте!»