«Ничего личного» — принцип киллеров

Часть 2

Ал.Боссер

Глава 10

Бал успокоился, только когда, выйдя из аэропорта «Бен Гурион», они сели в рейсовый автобус.

— Сейчас приедем. Немного успокоимся, и я другу позвоню, — он имел в виду, конечно, Ника.

— Это который с визами помог? — Полина была в ужасе, но и в восторге от всех этих «приключений». — А где он работает?

— Он! Он! И улаживать подобные ситуации — это и есть его работа…

— Не хочешь — не говори! — обиделась Полина. Она сидела у окна, и Бал под предлогом, что показывает ей всякие достопримечательности, прижался и незаметно подтискивал в разных местах. Полинка всё равно дулась. Во всяком случае, делала вид.

За два месяца до отъезда Бал снял квартиру. В хорошем районе Тель-Авива, минут двадцать ходьбы до моря. Заплатил сразу за год.

Когда они зашли, он устало плюхнулся на диван, колено ещё побаливало. А Полина с чисто женским любопытством пошла осматриваться.

— Балька! А почему кухня вместе с залом? Ты что, всем этим пользуешься? — (это про напичканную всякими электроприборами кухню). — Ух ты! В каждой комнате телевизор! — (Бал снял дорогую, не по надобности, квартиру.) — Ты здесь живёшь?

Бал ответил только на последний вопрос:

— Это квартира съёмная. Моя она ещё примерно два месяца. Я же тебе говорил: деньги получил совсем недавно и ещё не определился. Решил: покупать квартиру, чтобы она пустовала, глупо. Покупать, чтобы сдавать, хлопотно. Кстати, машины у меня тоже нет. Завтра возьмём на съём. Какую выберешь?

Он поморщился от боли.

Полина подошла, присела и потёрла ладонями его колено.

— Болит?

Бал, слишком ловко для «безнадёжно» больного, подхватил Полину и начал заваливаться на диван, таща её за собой. Она не сопротивлялась, но когда они уже лежали рядом, спросила очень серьёзно и укоризненно:

— Ты не забыл, что надо позвонить? Мне выйти, пока ты будешь говорить?

— Не забыл! — вздохнул Бал и сел с разочарованным видом. — И выходить никуда не надо. Подай вон там телефон.

Он притянул Полину к себе и набрал номер Ника.

Тот удивился:

— В чём дело? Почему ты звонишь из Израиля? А как же европейский круиз? Или что-то случилось?

«Стареет! — подумал Бал. — Вон сколько вопросов назадавал! Раньше бы сказал “привет” и ждал бы, пока я сам всё расскажу».

— Ник! Разговор есть. Не по телефону…

— Ага! Значит, всё-таки случилось! — в голосе Ника было нескрываемое ехидство. — Небось твоя девчонка тебя бросила!

— Не дождёшься! — в тон ему ответил Бал. Он притянул к себе Полину и громко поцеловал перед трубкой телефона… — Вот она, рядом сидит и тревожно смотрит своими зелёными глазищами. Жалко, ты не видишь! Быстренько бы растаял, ловелас чёртов!

— У тебя что-то серьёзное? Или ты соскучился подурить мне голову? — без особой строгости поинтересовался Ник.

— Серьёзно! — вздохнул Бал. — Очень серьёзно!

— В семь. На нашем месте. У гостиниц. Подходит?

— Спасибо, Ник! До встречи!

Бал вздохнул с облегчением и положил трубку.

— Всё в порядке! Полинка, отведу тебя вечером в кафе на набережной. Там вкусно и необычно готовят.

— Балька, я очень осторожно отношусь к экзотическим блюдам! — не проявила особого восторга Полина.

— Я разве сказал «экзотические»?! — удивился Бал. — Там даже, если не ошибаюсь, мясного нет! — он наморщил лоб, вспоминая, как будто это было важно. — Не упомню, чтобы были. Уверен, что тебе понравится!

Будний вечер. Пока они шли, Бал обратил внимание Полины на почти пустые ресторанчики, которые тут были буквально на каждом шагу.

— Посмотришь, там пусто не будет!

И действительно. В кафе было довольно много народу.

— Сейчас! Я тебя посажу и побегу. Ник — товарищ пунктуальный. Закажешь мне на свой вкус.

— Послушай! — спохватилась Полина. — А как я закажу? Иврит ведь я не знаю!

— Солнышко! Можешь не беспокоиться! Все официанты говорят на английском, а многие и по-русски. Вот этот парень, например, наверняка!

— Послушай, дружище! — приветливо окликнул он официанта. — По-русски говоришь?

Тот повернулся и, увидев рядом с красивой девушкой более чем обычного мужчину, решил поумничать.

— Вам надо что-то перевести? — тон изысканно-вежливый. Не придерёшься!

— Для начала переведи нас к своему столику, умник! — усмехнулся Бал. — И если ты такой же сообразительный, как нахальный, будешь доволен нами как клиентами!

Официант проводил их к столику, придержал стул, помогая сесть Полине, положил перед ней книжку «Меню» и удалился с чувством собственного достоинства.

— Тебе не показалось, что мальчик дерзит? — очень безразличным голосом поинтересовалась Полина.

— Угу! Не показалось! — у Бала был не просто довольный, а прямо-таки сияющий вид. — Это ты так на него подействовала! — он наклонился к ней, потёрся щекой о её волосы и проворковал: — Всё. Побежал. Смотри не позволяй себе ничего лишнего!

— То есть! — нахмурилась Полина. — Ты это о чём?

— Ну, тут всё очень вкусненькое! А у тебя фигура! — с торжествующим ехидством поддел он.

— Вот бессовестный! — замурлыкала Полина. — Сам же всё время меня провоцируешь! И потом, тебе же нравится! Нет?

— Хорошо! — разрешил Бал. — Позволяй! Даю добро! — он чмокнул Полину в щёчку и помчался. Времени уже не оставалось совсем.

Ник сидел на лавке, подсунув под себя ладони, и задумчиво смотрел на море.

— Привет! — подскочил запыхавшийся Бал. — Давно ждёшь?

Ник со вздохом наклонился влево, высвобождая правую руку, и, протянув её Балу, рассеяно буркнул в ответ:

— Здорово! Садись.

Бал, тоже из солидарности, погрустнел, даже вздохнул, и сел рядом. Помолчали. Повздыхали.

— Ну что у тебя случилось? — безо всякого интереса спросил Ник.

Бал рассказывал, стараясь не сбиваться на эмоции, как когда-то докладывал о выполнении задания.

Ник ни разу не перебил, спросил только, когда Бал закончил, сразу обозначив своё отношение к происшествию:

— Ты уверен, что этот мерзавец загнулся?

Бал вздохнул и промолчал.

— Под вечер у моря ветерок! — расчувствовался Ник. — А то днём жара доконала.

— Во Франции по-вечерам прохладно… В куртках ходили! — не без намёка развил тему Бал.

— Ну и как Париж? Понравилось? — оживился Ник.

Бал порывисто встал и походил взад-вперёд перед скамейкой.

— Ник! Вот не ожидал, что ты будешь издеваться! Ведь ты знаешь: мне больше некого просить помочь.

— А вот правильно мы тебя тогда на пенсию попёрли! — хмыкнул Ник.

— Это почему? — обиделся Бал.

— А как же ты, профи хренов, третьего-то упустил?

Бал даже рот округлил удивлённо. Такого вопроса он не ожидал.

— Ты серьёзно?

— Ну так интересно же! — Ник, похоже, забавлялся.

— Пока они Полинку не тронули, — теряя терпение, начал объяснять Бал, — я хотел просто отдать бумажник, тем более, что там почти не было денег, и дёргаться не собирался. Ты что, считаешь, я перед ней хотел покрасоваться? Когда её в сторону потащили, на меня как помутнение нашло! Ты жилы, гад, не тяни! Поможешь?

— А! Ерунда! — и не подумал обижаться на «гада» Ник. — Считай, не было ничего! Наверняка эти отморозки в какой-нибудь группировке числятся. А значит, спецслужбам известны. У нас хорошие контакты. Никаких проблем… Иди успокой свою зеленоглазку!

— Так пойдём, Ник! — обрадовался Бал. — Я вас познакомлю. Поужинаешь с нами. Я угощаю!

— О наглец! — возмутился Ник. — Он угощает! А то я тебя угощать должен? А если серьёзно — извини, не пойду.

— Это почему же? — без особого огорчения поинтересовался Бал. Он уже в нетерпении поглядывал в сторону кафе.

— Она красивая, молодая! Любите друг друга… Завидовать буду!

— Не прибедняйся! — хохотнул Бал. — А то я тебя не знаю! Сам, небось, какую-нибудь красотку «окучиваешь»! Или всё с Зоечкой?

— Да, с Зоечкой! — самодовольно «покхекал» Ник. — Куда я от неё денусь?!

— Ну и как она? — спросил Бал, понимая, что это Нику приятно. — Так же цветёт?

— А что с ней сделается?! — искренне удивился Ник. — Она же блондинка!

Когда Бал вернулся в кафе, официант стоял около Полинки и, склонившись несколько ниже, чем это требовала производственная необходимость, что-то объяснял. Полина сидела, напряжённо выпрямив спину, и величественно кивала.

— Привет, солнышко! — Бал по-хозяйски обнял её за плечи. Она с явным облегчением вздохнула и благодарно посмотрела на него.

— Спасибо! — обратилась она к официанту. — Если нам что-то понадобится — мы позовём!

Она сделала ударение на «нам» и «мы». А когда тот удалился, нетерпеливо спросила:

— Ну что?! Что он сказал?!

Бал привстал, разглядывая расставленные на столе блюда и выбирая, что положить себе в тарелку.

— Ничего! — немного рассеяно ответил он, но увидев, что Полина обиженно нахмурилась и надула нижнюю губу (это его так умиляло, что иногда он специально её поддразнивал), поспешил добавить: — Просто ничего не было! Понимаешь?!

— Ой! Правда? — обрадовалась Полина, понимая по сияющему виду Бала, что «правда».

Когда они, обнявшись, шли назад, Бал неожиданно остановился и хлопнул себя по лбу, как будто упустил что-то важное, а сейчас вдруг вспомнил.

— Что случилось? — удивилась Полина.

Бал с нарочитой опаской посмотрел по сторонам и прошептал ей на ушко:

— Мы же ещё должны проверить кровать! А вдруг что не так! — он схватил её за руку. — Побежали!

Кровать оказалась в самый раз! Впрочем, если бы и нет, вряд ли бы они это заметили!..

…Раз, два, три… прыжок. Довольно эффектно перелетев через взвизгнувшую Полину, Бал нырнул в тёплую прозрачную воду бассейна.

— Иди ко мне! — позвал он Полину.

Она села на край бассейна и поболтала ногами в воде.

— А я плавать не умею!

— Я научу! — пообещал Бал, но таким тоном, что было понятно: плавание заботит его очень мало.

— Ну хорошо! — решилась Полина и соскользнула в воду, стараясь сразу прижаться к Балу. Они смотрели друг другу в глаза. Она положила руки ему на плечи и очень гордо сообщила:

— Месяца через три-четыре я стану толстая и некрасивая! Ты меня разлюбишь?!

Бал замер в секундном недоумении, потом, задыхаясь от счастья, потянул Полину к себе:

— Правда?!

— Угу! — прижимаясь к нему всем телом, она откинула голову назад. Её глаза счастливо блестели.

— Полинка! Так ты… так мы… — он повертел головой по сторонам, как будто призывая всех быть свидетелями своего счастья.

Вон там, на другом бортике, сидит Дон. Улыбается им и приветливо поднимает запотевшую баночку своей любимой «колы»… А под навесом, в тенёчке, развалился в шезлонге Блэк, выглядывает из-за своей неизменной газеты — и тоже улыбается! Бал потянулся к Полине! И любимые лучистые серо-зелёные глаза приближались! Приближались! Приближались!..

Глава 11. Примерно десять лет назад.
Латинская Америка. Круизное судно

На мокрой палубе рядом с убитыми наповал Доном и Блэком, счастливо улыбаясь, умирал Бал. Он шептал что-то ласковое, пузыря кровь на губах, и любимые лучистые серо-зелёные глаза приближались! Приближались! Приближались!.. При-бли…