«Ничего личного» — принцип киллеров

Часть 1

Ал.Боссер

Глава 9

— Подождите. Мне надо отзвониться, — сказал Дон Балу и Ксении, когда они вышли из аэропорта.

Он вернулся минут через десять, весьма довольный.

— Пошли. Всё нормально! На стоянке нам оставили машину и для нас сняли дом. Тут не очень далеко. Я эти места знаю хорошо. Час езды. Ну, может, чуть больше. Тихий район. Что называется — спальный.

Машина оказалась «вольво». Далеко не новая, но в прекрасном состоянии.

— Люблю большие машины, — обрадовался Дон. Он пошарил под сиденьями и достал свёрток, в котором были два мобильника и ключи от дома.

Дом был, скорее, домиком. Правда, весьма уютным. Небольшой очень зелёный и ухоженный дворик. В тенистом углу — деревянный стол и несколько деревянных же кресел. В самом доме — небольшой салон. Две спальни и маленькая, но очень оснащённая кухня. Естественно, душ и туалет. Везде новое бельё и полотенца. В одной из спален был отдельный санузел.

— Ксюха! Это твоя комната. Владей! — сказал Дон. — Ну что! Осмотрелись? Теперь займёмся делами. Мне надо кое с кем встретиться, ну а вы — по магазинам. Пойдём. Я вас подвезу.

— А зачем в магазины? — удивился Бал.

— Ксюша! — усмехнулся Дон. — У тебя есть с собой вещи? Ну, кроме того, что на тебе?

— Откуда? — смутилась девушка.

— Понял теперь? А девушкам надо множество разных вещичек. Я с большим удовольствием бы всё это перечислил, но не хочу смущать Ксению. Кстати, Балька, если хочешь, давай меняться. Ты — по делам. Я — с Ксюхой по магазинам!

— Ага! Сейчас! — буркнул Бал.

— Ребята! Можно я душ приму? — робко спросила Ксения.

Дон фыркнул и неодобрительно покачал головой.

— Ксюша! Ну ты что в самом деле! Мы же теперь — одна команда. Что ты, как маленькая, будешь всё время спрашивать разрешения? Скажи просто: «Ребята, подождите, я хочу принять душ».

— Повтори! — «грозно» сказал Бал.

Девушка улыбнулась и с удовольствием повторила.

— В семь я вас здесь же и заберу, — сказал Дон, высаживая Бала с Ксенией недалеко от торгового центра. — Пообедайте, здесь много ресторанов, а на ужин я сам возьму что надо. Холодильник у нас — пустой. Хотел вам поручить, да вы или забудете, или возьмёте не то. Лучше — сам. До вечера.

Он уехал, а Бал с Ксенией пошли по магазинам. Конечно, будет точнее сказать: это Ксения пошла, а Бал с ней. Ведь в настоящем шопинге настоящий мужчина — просто кошелёк!

Ксения с удовольствием (мало понятным мужчинам) примеряла всё подряд.

Понимая, что Бал ею любуется, она эффектно придерживала свои чудо-волосы, смотрела исподлобья и вообще — делала зверское (как принято у настоящих моделей) лицо, шла, заплетая ноги (успела научиться), но даже эти ужимки не лишали её очарования. А духи она выбирала так: брызгала себе за ушко и просила Бала понюхать. С самым невинным видом спрашивала:

— Тебе нравится?..

Короче, Бал даже не знал — радоваться или огорчаться, когда эта сладкая пытка закончилась.

Потом они пообедали в небольшом и почти пустом ресторанчике. Потом гуляли среди таких же праздношатающихся. А когда стемнело, вдруг оба как-то посерьёзнели и притихли. Они сидели рядышком на скамейке недалеко от места, где их должен был забрать Дон. Бал замер, когда Ксения прислонилась к его плечу и доверчиво посмотрела ему в глаза. Он взял руку девушки и бережно поцеловал её пальцы. Она тихонько вздохнула и положила голову ему на плечо.

Когда приехал Дон, они тихо забрались в машину и сидели молча.

На вопрос «как дела» Бал буркнул «нормально» и опять замолчал. Дон понимающе хмыкнул и только дома попросил Ксению показать, что она купила. Пояснил (больше для насупленного Бала), что он должен же знать, как она будет завтра выглядеть.

Ксения оживилась:

— Я примерю!

Она недолго повозилась в своей комнате. Вышла. Прошлась перед ребятами, крутнулась, как в танце.

— Здорово! — с искренним восхищением сказал Дон.

Ещё бы!!!

Конечно, ханжа придрался бы. Мол, за такие деньги можно было бы купить и побольше материала.

Коротенькая юбочка открывала чудные ножки как можно больше, модная кофточка тоже размерами не отличалась, оставляя приоткрытым животик. Туфельки на каблучке…

— Я ещё и купальник купила! — с воодушевлением сообщила Ксения и, увидев вытянувшееся от удивления лицо Дона, добавила виновато: — Балу понравилось.

— Кто бы сомневался! — засмеялся Дон. — Небось этот гад тебя и подбил, а?

— Нет, Дончик! Честное слово, я сама. Я только спросила: может, взять на всякий случай? Бал сказал, что «вообще-то не надо, но если хочешь — бери». Я перемерила несколько и взяла — просто отпад!

— Перемерила несколько! — Дон схватился за сердце и начал сползать по спинке кресла. — Нет! Ну почему этому гаду так везёт! Надо было всё же с ним поменяться!

— Дончик, милый! — сказала Ксения (она уже давно поняла, что он её просто подначивает). — Ну хочешь, я ещё раз примерю? Для тебя!

— Не надо, — не без сожаления отказался Дон. — А то вон Бал уже косится!

Бал фыркнул и поднялся.

— Пойду ужин готовить. Поздно уже.

— Балька! Я с тобой! — подхватилась Ксения. — Только переоденусь. Я быстро!

— Вот что, голубки, я требую, чтобы ужин был сегодня! — предупредил Дон и завалился на диван. — Свою помощь даже и не предлагаю. Всё ровно прогоните!

Конечно, на кухне шушукались и хихикали, но ужин был готов довольно быстро и, надо признать, весьма вкусный. Пышный, как пирог, омлет, салат из свежих овощей с оливками, солёный сыр и к чаю — разнообразное печенье.

Когда ужин закончился, Ксения сказала:

— Мальчики, отдыхайте, я сама всё уберу.

Даже Бал не возражал. Как и многие мужчины, он любил готовить, но терпеть не мог убирать и мыть посуду. Ребята выдвинули диван на середину комнаты и сели смотреть телевизор. Шёл футбол.

— Кто хоть играет? — безразлично спросил Бал.

— А чёрт его знает! — также равнодушно ответил Дон. — Давай будем болеть за тех, что слева.

— За левых — не могу, — с совсем не обязательною серьёзностью сказал Бал, — я по убеждениям — крайне правый.

— Тогда давай за правых, — предложил Дон, — мне всё равно, у меня никаких убеждений нет.

Ксения закончила возиться на кухне, вышла и как-то неуверенно, каким-то вопросительным тоном сказала:

— Я пойду спать? Спокойной ночи?

— Спокойной ночи! — не поворачиваясь, сказал Дон и покосился на Бала.

Тот обернулся и сказал мягко:

— Спокойной ночи, Ксюша! — и, в свою очередь, покосился на Дона.

Ксения подошла к двери в свою комнату, помедлила секунду, потом решительно повернулась, подошла к дивану, сначала наклонилась к Дону, чмокнула его в щёку и шепнула:

— Спасибо!

Потом подошла сзади к Балу, закинула руки ему на шею и, легко прижавшись грудью, поцеловала долго и нежно. Бал грустно улыбнулся и ласково погладил её руку.

Ксения выпрямилась, вздохнула с облегчением и, ещё раз, теперь уже звонко, пожелав спокойной ночи, упорхнула в свою комнату. Через минуту оттуда послышался шум душа.

— Потрясающая девчонка! — пробормотал Дон. — Нежная, но с характером! Ну, чего ты ждёшь? Иди! Она тебя точно не прогонит.

Бал с угрюмым видом отрицательно покачал головой. Дон хотел было шутки ради сказать: «Ну тогда я пойду!» Но подумал, что за такие шуточки Бал может и пристрелить к чёртовой матери. И, кстати, правильно сделает! Он хмыкнул:

— Не понимаю! Такая девочка! Сама же к тебе ластится. Ты что, деревянный?

— Да не могу я! — шёпотом крикнул Бал. — Она ведь думает, что мы её спасли! Спасители хреновы! — добавил он с горечью.

— А вот тут ты не прав! — возмутился Дон. Они спорили шёпотом, но от этого не менее горячо. — С Крысом — да, подстава. Хотя врезал ты ему от души! Но всё остальное? Что, мы её на этот конкурс записывали? Или с этой «липовой» фирмой контракт подписывать заставляли? Ты хоть понимаешь, что бы с ней было, если бы мы её не забрали? Там наверняка ещё девчонки были. Её ведь Крыс сам выбрал. Точно так же мог дать и другую! Что тогда?

Бал покусал губу. Помолчал немного. Потом спросил жалобно:

— Донка! Как же так? Что же это делается? Ведь полно баб, которые добровольно…

— Да уж! — усмехнулся Дон. — Желающих хватает. Но частенько и обманом вовлекают в этот бизнес или попросту похищают по заказу.

— А что потом? — как-то обречённо спросил Бал.

— По разному. Угрозами, силой. Если какая не поддаётся — могут «на иглу» посадить. Многие смиряются и работают добровольно.

— За такие дела убивать мало! — мрачно сказал Бал.

— Ага! — развеселился Дон. — Давай с тобой в свободное от основной работы время этим и займёмся. Кооперативчик организуем! Я предлагаю назвать его простенько: «Дон Кихот»! Будем сражаться с ветряными мельницами и освобождать всяких там Дульциней! А?

— Ты просто циник, — укоризненно сказал Бал.

— В наше время, чтобы прослыть циником, достаточно быть просто реалистом! — вздохнул Дон. — А модельный бизнес, куда Ксюха рвалась, — что, многим лучше? Через какое-то время там она бы тоже скурвилась!

— Ксюша не такая! — запротестовал Бал, но как-то не очень уверенно.

— Сейчас не такая… — не стал спорить Дон.

Они немного помолчали.

— Послушай! — спросил Бал. — А что потом с теми, кого насильно вовлекают…

— Ну что ты пристал! — возмутился Дон. — Я-то откуда знаю? Хреново! Так что как ни крути — Ксюшу твою мы всё же спасли!

— Почему сразу «мою»? — опять запротестовал Бал.

— Да ладно! — добродушно хмыкнул Дон. — Что, я не вижу, как вы друг на друга смотрите? И, кстати, ты всё допытываешься: что потом? Так вот, знай: нет у вас этого «потом», есть только «сейчас», — он обнял Бала за плечи и притянул к себе. Несколько минут они просидели молча, потом Бал вдруг захихикал.

— Ты чего? — удивился Дон.

— Если Ксюша увидела бы, как мы тут сидим обнявшись, она бы подумала, что понимает, почему мы к ней в комнату не ломимся!

Они посидели молча. Потом Бал вдруг разоткровенничался:

— Ты же знаешь: я раньше в моря ходил. И так получилось, что в первом рейсе влюбился в официантку. Светлана. Она хороводилась с одним матросом. Высокий, красивый, на гитаре играл…

— Я на гитаре не умею, — неожиданно сказал Дон.

— Ты-то при чём? — изумился Бал.

— Ну, я тоже — высокий и красивый. А вот на гитаре не могу.

(Вот — чёрт поймёшь этого Дона! То ли он серьёзно, то ли шутит.)

— Да он рядом с тобой — просто сопля. Тоже — сравнил! Короче. Дело было как раз на Новый год. Светлана была Снегурочкой. В белом!.. Хорошенькая — спасу нет. И как раз в этот день этот матросик её чем-то обидел. Она, прямо в костюме Снегурочки, прибежала плакаться в первую же каюту. Как ты понимаешь — в нашу… В общем, в следующем рейсе я её от себя уже не отпускал. Звал её Цветок. Она вздыхала и говорила: «Я цветок в пыли…» Тому красавчику я набил морду, — с очевидным удовольствием вспоминал Бал. — На всякий случай. Причину, правда, пришлось искать другую, да и оказался он — сопля-соплёй. Я врезал ему пару раз — он и скис… А после рейса Светлана вдруг пропала… Ты не поверишь — что я только не делал, чтобы её найти… Потом вдруг получаю письмо. Обратный адрес: «Главпочтамт до востребования»… Пишет: давай, мол, дружить, переписываться и т. д. Я тогда гордый был. Или, во всяком случае, хотел таким казаться. Написал прощальное письмо, — Бал усмехнулся. — Знаешь ли — в стихах.

— Да ну?! — оживился Дон, который слушал больше из вежливости — понимал, что Балу надо высказаться. — Прочти, если помнишь.

Бал ломаться не стал. Сел поудобней, сделал отрешённое лицо и начал, не без невольного пафоса:

Я знаю, что всё — ложь…
Я знаю — всё напрасно…
Ко мне ты не придёшь…
Теперь мне это — ясно!

Увяли все цветы…
Все листья пожелтели…
Да! Все цветы — в пыли!
Все птицы — улетели.

Тебя я не корю…
Не скрою, что мне — горько…
Ведь я тебя — люблю…
А ты — целуешь только.

Прощай, моя весна…
Тебя я не забуду…
Но чтоб ко мне пришла…
Молить уже не буду…

Не вспоминай меня…
Прошёл — и нету больше…
И писем не пиши…
Не надо делать горше.

Я знаю, что всё — ложь…
Я знаю — всё напрасно…
Ко мне ты не придёшь…
Теперь мне это — ясно!

— Да! — сказал Дон и зевнул. — Хорошо!

— Вот… так… ну… в общем… — засмущался Бал.

— Хорошо, — продолжил Дон, — что ты не стал поэтом, стреляешь ты лучше!

— А я и не претендую! — обиделся Бал.

— Она что — на Ксюху была похожа? — примирительно спросил Дон.

— Ничего общего, — Бал понимал, что обижаться глупо. — Это другая история. Давай уже спать.

Утром ребята проснулись рано и вышли в дворик, чтобы не будить девушку.

Они сидели под небольшим тентом на удобных деревянных креслах.

Говорить не хотелось, и они наслаждались утренней прохладой.

Вскоре вышла и Ксения. Она была ещё заспанная, но радостно засияла, увидев их.

— А я думаю: куда вы пропали? Сидите здесь тихонько! Птичек слушаете?

— Посиди с нами, — позвал Дон. А Бал улыбнулся. Грустно и ласково.

— Нет-нет! Сидите, отдыхайте. Я завтрак сделаю.

Собственно, ничего особенного ей делать не пришлось. Она разогрела в микроволновке булочки, разрезала их и намазала маслом и джемом. Заварила себе и Дону кофе, а Балу — чай. Загрузила всё это на поднос и вынесла во двор.

Даже Дон сказал, что очень вкусно, а Бал просто сиял как медный таз.

После завтрака Дон «обрадовал»:

— Не хотел вам аппетит портить, но в одиннадцать у нас встреча. Сейчас половина девятого, добираться больше часа, так что через сорок минут выезжаем.

Ксения немного побледнела и посмотрела на Бала. Тот поморщился и вообще имел какой-то виноватый вид. Дон укоризненно покачал головой, но решил не вмешиваться.

— А где встреча? — угрюмо поинтересовался Бал.

— Не поверите! — заразительно засмеялся Дон. — На площади, у фонтана.

— Действительно, весьма оригинально, — усмехнулся Бал и ободряюще подмигнул Ксении: — Прорвёмся!