Джек

Ал.Боссер

Глава 3

Проснулся он от лая Джека. В дверь стучали. Не очень громко, но настойчиво. Володя помотал головой, прогоняя остатки сна.

«Наверно, вчера всё же закрыл замок! Автоматически. Интересно, сколько времени?»

— Иду! Иду! — крикнул он. — Уже иду, — (тихо, со вздохом, для себя).

Он вчера так и лёг не раздеваясь и сейчас шёл к двери, на ходу оправляя одежду. По дороге посмотрел на часы, висевшие на стене у лестницы, ведущей к выходу.

«Ого! Семь пятнадцать! Какие деликатные менты! Дали поспать!»

Володя поднялся по лестнице, потрогал замок. Открыт!

В дверь опять постучали.

— Да открыто же! — разозлился Володя и распахнул дверь… Это была Она!

У него медленно поползла на открытие нижняя челюсть, а глаза полезли на лоб.

— Ну что? — негромко, но строго сказала Татьяна. — Насильники, бандиты и прочие! На выход! — видя его изумлённую физиономию, она, не удержавшись, звонко хохотнула.

Володя осторожно выглянул наружу и повертел по сторонам головой. Никого!

— Группа захвата попозже подъедет! — поняв, что он высматривает, успокоила Татьяна.

— Откуда ты? Почему? — не мог прийти в себя от удивления Володя.

— Ну, мы так мило провели вечер, что я подумала: почему бы нам вместе не позавтракать? — она подняла и помотала перед его лицом целлофановым пакетом. — Тут бутерброды. У вас чайник есть?.. Предложите войти, или вам привычней силком затаскивать?

Володя, с прежним ошарашенным видом, посторонился.

— Проходи!

— Вы первый, пожалуйста! А то ваш Джек уж больно грозен!

Опять она стояла посреди его комнатки, на этот раз осматриваясь с интересом.

Володя вспомнил её… вчера… на диванчике. Вкус её соска… В голове застучали молоточки. Он тяжело вздохнул.

Джек осторожно тявкнул, напоминая о себе.

— А! Сообщничек! — поприветствовала его Татьяна. — Ты, я смотрю, под домашним арестом!

— Я отпущу его, не бойся.

— А я не боюсь! — храбро сказала она, но на всякий случай застыла, прижав руки к груди.

Джек, понятное дело, рванулся к ней и, подскочив, приветливо тявкнул. Татьяна, не испуганно, а, скорее, задорно, взвизгнула. У них это получилось одновременно и почти одинаково. Володя невольно засмеялся.

Джек сидел перед гостьей и, задрав лобастую башку, с интересом её разглядывал.

— Привет, бандюга! — звонко сказала Татьяна и пальчиком осторожно потёрла ему лоб.

Джек обрадованно уркнул и мотнул головой, требуя продолжения.

Татьяна присела перед ним, сунула пакет с бутербродами под мышку и двумя руками затеребила блаженно урчащего пса за уши.

— Нет! Вы только посмотрите! — возмутился Володя. — Сам вчера всё это заварил, а теперь подлизывается!

— Конечно, Джекуля! — тёрла в ладонях морду млеющего пса Татьяна. — Это ты всё заварил! И раздевал меня — тоже ты!

— Если ты пришла поиздеваться!.. — взвился Володя.

— Ну я же сказала! — выпрямилась Татьяна. — Я пришла вместе позавтракать!

Она протянула ему пакет и посмотрела с самым умильным видом.

— Всё, Джек! Давай иди гулять! Хватит тут… — Володя пошёл, чтобы выпустить Джека на улицу.

— А я и на него бутерброды сделала! Пускай поест сначала!

— Джек взрослый пёс! — объяснил Володя, возвращаясь. — Он ест вечером. Не стоит баловать. Это же не болонка.

— А у вас здесь уютно! И не скажешь, что это подвал.

— Да уж! — хмыкнул Володя.

— Так как насчёт чая? — напомнила Татьяна.

— Да! Да! — спохватился он. — Сейчас включу чайник. Садись за стол.

Он раскрыл стол, который одной стороной был прикреплён к стене и обычно висел, не занимая место. При надобности он поднимался и закреплялся откидной ножкой. Три стула стояли вдоль стены. Больше никогда и не надо было. Потом вышел на кухоньку — набрать воды и поставить чайник.

В это время кто-то постучал. Было слышно, как открылась дверь, и Николай Викторович, спускаясь по лестнице, позвал:

— Володя! Не спишь? Я смотрю, Джек уже гуляет.

Спустившись, он увидел Татьяну, которая на всякий случай сделала ему «глазки».

Викторович даже поперхнулся.

Из кухни вышел Володя.

— Я смотрю, у тебя гости! — поглядывая на Татьяну, сказал Викторович.

— Да… вот… — смущение Володи можно было принять по-разному, а ещё Татьяна сделала такое многозначительное лицо, когда Викторович на неё посмотрел, что видавший виды управдом тоже смутился.

— Татьяна! — певуче представилась гостья, протягивая ладошку лодочкой.

При этом она смотрела широко распахнутыми глазами невинного младенца (женщины умеют добить мужчин).

Викторович кхекнул и осторожно пожал ручку даме.

— Николай Викторович! — подумав секунду, добавил. — Здешний управдом.

— Здешний Швондер! — съязвил Володя.

Реплика осталась незамеченной.

— Ах! Так вы управдом? — обрадовалась Татьяна. — Непорядок на вверенной вам территории!

— Это какой такой непорядок? — всполошился Викторович.

— Да вот! Люди у вас по подвалам живут, — осуждающим тоном сказала Татьяна, — да ещё и с собаками!

— А-а-а! — с облегчением протянул Викторович. — Так это вы про Володю с Джеком? Они у нас — просто подарок судьбы. Володя — на все руки мастер. Один всех бездельников с ЖКХ заменяет! — он опять кхекнул, потому что смущался под внимательным взглядом этой очаровашки. «Ай да Володька! Какую красотулю завёл!» — А Джек у нас — тоже личность известная. Когда они с Володей гуляют, всем спокойней. Бузить никто и не пытается. Поэтому и прошу Володю вечером попозже прогуливаться. Так сказать, в порядке профилактики! Благодаря им у нас относительно безопасно.

— Ах, вот в чём дело! — обрадовалась Татьяна. Под её взглядом Викторович окончательно растерялся.

«Ух ты! Это ж какой мужик такие глазища выдержит?! А что это на Володьку вдруг кашель напал? И что я такого сказал? Похвалил вроде».

— Я вчера поздно вечером возвращаюсь, — пела Татьяна, — думаю: чего это тут так безопасно? Неспроста! А оказывается, эта парочка тут порядки наводит!

В полном недоумении Викторович поискал глазами стул и сел, отдуваясь, как после марш-броска. Володя пробурчал что-то насчёт чайника и вышел на кухню.

— Вы меня послушайте! — почти шёпотом сказал Викторович. — Не смотрите, что Володя в подвале живёт и вообще… Жизнь иногда такие кренделя выписывает! А мужик он настоящий, стоящий! Уж я-то понимаю в этом! — он опять смущённо закхекал под взглядом невыносимых глаз.

— Спасибо! — шепнула Татьяна и своими тонкими пальцами благодарно и ласково провела по его ладони.

«О-о-о! Да тут дело серьёзное! — решил управдом. — Ну и слава Богу, сколько Володьке маяться!»

— Позавтракайте с нами! — захлопотала Татьяна, раскладывая аппетитно пахнувшие бутерброды. — Володя! Чай скоро?

— Уже иду! — заторопился Володя, который явно тянул время, пережидая.

— Нет, нет! — засобирался Викторович. — Я уже завтракал, встаю рано. Не буду вам мешать.

— Ой! Как жалко! — у Татьяны был такой откровенно радостный голос, что мужчины одновременно фыркнули. Викторович — одобрительно, Володя — смущённо.

Уже уходя, управдом обернулся и сказал очень серьёзно:

— Ты, Танюша, уж Вовку не обижай! Ладно?

Татьяна сделала честное лицо и клятвенно подняла руку.

Володя подсел к столу, разлил чай по кружкам, взял со стола бутерброд и, откусив, попытался подхалимничать:

— Очень вкусно! — сказал он со всей жизнерадостностью, которую только позволял набитый рот.

— Угу! — у Татьяны был вид судьи, который прикидывает: «Сколько влепить сидящему напротив злодею?!» — И что мне теперь с вами делать? А?

Володя пожалел, что сразу столько откусил, потому что пришлось прожёвывать и, мучительно морщась, проглатывать. Татьяна ждала.

— Я же извинился! — сумел наконец сказать он.

— То, что я обещала вас не обижать, не значит, что я вас простила! — видя, что Володя обижается всерьёз, она заторопилась с объяснением. — Ну в самом деле! Вы же со своим Джеком вчера до смерти перепугали. Я теперь буду бояться ходить вечером! В общем, я придумала для вас наказание! — и пока Володя пытался понять, что и почему, добавила: — Будете меня с работы встречать и провожать до дома.

— Танюша! — севшим голосом сказал Володя, невольно потянувшись к ней.

— Мне уже надо идти. Не хочется опаздывать! — у Татьяны был счастливо-испуганный вид. — Пойдём, я покажу свою остановку. Примерно в шесть. Встретите?

Поглупевший от счастья Володя не сообразил даже, что нужно что-то ответить…

Она, как само собой разумеющееся, взяла его под руку. Как раз народ торопился на работу, и многие здоровались с Володей, с интересом разглядывая Татьяну. Женщины — с большим. Джек попытался за ними увязаться, но Володя строго ему запретил.

— Почему? — удивилась Татьяна. — Пускай бы шёл.

— А ты вспомни, когда первый раз его увидела, как перепугалась! Это здесь его все знают и привыкли к его страшенной морде. А я даже поводок не взял. Точно на скандал нарвёмся.

— А он вот так вас слушается? Сказали не идти — и не пойдёт?

— Кто? Джек? — теперь удивился Володя. — Конечно, не пойдёт. Он же знает — я так просто не говорю. Приказы не обсуждают! — хмыкнул он.

— А зачем вы его в подвале привязываете? — полюбопытствовала Татьяна.

Володя смутился. Действительно — как объяснить?

— Да это — единственный раз и привязал. За то, что всю эту историю затеял.

— А вы не рады? — несколько даже обиделась Татьяна.

Володя остановился, на секундочку задумался. Потом взял Татьяну за плечи и спросил тихо и серьёзно, глядя ей в глаза:

— Я могу радоваться?

— Не знаю! — с облегчением вздохнула Татьяна. — Ещё не решила! — но посмотрела в ответ так, что и Володя вздохнул с облегчением и выпускать её не торопился.

— Я на автобус опоздаю! — напомнила она.

Они поспешили.

— Я возвращаюсь на 46-м номере. Вон там, через дорогу остановка. В шесть часов. Договорились? — она немного поколебалась: поцеловать его на прощанье или многовато будет? Решила, что многовато, и просто пожала руку.