Эмансипация

Ал.Боссер

Двери уже закрывались, когда в лифт впорхнула очаровательная девушка. Одета — превозмутительно! Юбчонка короче некуда и прозрачная кофточка. Тоже коротюсенькая — весь животик видно.

— Успела! — выдохнула она и посмотрела на меня. Ну да! На меня! В лифте больше никого и не было.

— Здорово! — сказал я уныло.

— Угу! — она расстегнула верхнюю пуговичку на своей кофточке и помахала ладошкой. — Жарко тут.

Я тревожно молчал.

— А ты ничего, симпотный! — в её взгляде появился дерзкий интерес.

— Что вы се… — мой голос сорвался на фальцет, и я торопливо откашлялся. Она великодушно ждала. — Что вы себе позволяете?! — пропищал я, стараясь, чтобы это прозвучало возмущённо.

— А я ещё ничего не позволяю себе, котик! — усмехнулась она. — Чё, комплимент не понравился?

— Дома знают, где я, но на всякий случай позвоню! — я начал рыться в карманах в поисках мобильника.

— Вот умора! — уже откровенно потешалась она. — В лифте же связи нет. Не дёргайся, котик.

— Не называйте меня котиком! — протестующе пискнул я. — И вообще… Я карате знаю! Удары там всякие, приёмчики…

— Это хорошо! — одобрила она. — Значит, мой электрошокер не понадобится, если кто-нибудь нам помешает!

Я понял, что пропал.

Лифт дёрнулся и остановился.

— О-пачки! — обрадовалась она. — Теперь это надолго! Мы всё успеем, котик!

— У меня критические дни! — цеплялся я за последнюю надежду.

— Это какие такие? — она явно заинтересовалась.

— Начальница на работе пристаёт! — всхлипнул я. — Проходу просто не даёт!

— Как я её понимаю! — сказала насильница и положила руки мне на плечи. — Как я её понимаю! — повторила она, жарко дыша мне в лицо.

— Я буду кричать! — сказал я слабея и закрыл глаза.

— Кричи! — шепнула она мне на ушко, и я почувствовал её горячее колено у себя между ног. — Кричи, котик! Люблю, когда кричат…

Лифт опять дёрнулся, и я открыл глаза. Она стояла в противоположном углу. В её глазах чётко читались страх и решимость. Весьма опасное сочетание, надо сказать. Рука в сумочке. Наверняка этот чёртов электрошокер сжимает.

Уф! Привидится же!

— Вы бы осторожней с этой штукой! — попросил я.

— Ничего! — зловеще сказала она, и решимость в её глазах явно усилилась. — Я умею обращаться с этой, как вы изволили сказать, штукой!

Проклятый лифт дёрнулся уже наяву и остановился!

Она смотрела на меня, как в этой ситуации смотрела бы львица на ягнёнка.

Мама! Мамочка! Кто-нибудь…