Я такое расскажу — не поверишь!

Ал.Боссер

Глава 6

Георгий подъехал на огромном джипе примерно в полдень. Он зашёл в дом в сопровождении двух верзил — охранников.

Константин лежал укрытый по горло пледом. В ногах у него сидела Галина. На ней было открытое платье, как перчатка, обтягивающее её ладную фигуру. Платье длинное, буквально до пят, но зато с разрезом почти от пояса. Так что всё, что нужно, было вполне видно, особенно если положить ногу на ногу, как, собственно, Галина и сделала. Леночка сидела в низком кресле, и её коротенькая юбочка почти не оставляла места для воображения. Перед диваном на небольшом журнальном столике стояла бутылка вина, два фужера, стакан с молоком (для Константина), ваза с яблоками и открытая коробка с шоколадными конфетами (по правде говоря, в доме просто ничего другого не было).

Охранники остались стоять в дверях, а Георгий подошёл к дивану, пожал руку Константину, хмуро поинтересовался самочувствием, поцеловал дамам ручки, косясь при этом на их ножки, и отошёл.

— Где… эти?.. — по-прежнему хмуро спросил он.

— В кладовке. Ключ в дверях. А вон там, в углу, сумка со всем их барахлом. Пистолеты тоже там, — Галина была просто само обаяние.

Георгий подал знак своим людям. Они открыли дверь, вывели пленников, подхватили сумку и вышли.

Галина откинулась назад, положив руки на спинку дивана, смотрела с интересом. Лена, чтобы скрыть волнение, взяла из вазы яблоко. Вздохнула, провела легонько кончиком языка по губам, покосилась, как будто прицеливаясь, и осторожно откусила маленький кусочек. Дело в том, что она раньше времени не хотела смазать губы, хотя Галина и уверяла, что эта помада так просто не стирается.

Георгий, как-то сгорбившись, пошёл к дверям, остановился. Сказал, не оборачиваясь:

— Мне очень неприятно, что всё так получилась…

— Да Господи, Георгий! Ты-то причём? — поразился Константин. — С этими… что собираешься делать?

— Костик, глупенький! — звонко сказала Галина. — Лучше поинтересуйся, что он с нами собирается сделать. Ты что? Ничего не понял ещё? Это же Жорик за всем этим и стоит. И теперь ему нас надо убить. Самолично!

Георгий медленно повернулся к ним. Лицо его было перекошено страхом и ненавистью (эти чувства часто очень мило сосуществуют).

— Подписали бы сразу, и всё было бы в порядке! — прохрипел он. А глазки загнанно бегали.

— И тогда бы нас убрали твои бандиты, а ты бы остался чистеньким!

Галина подалась вперёд, взяла бутылку и плеснула понемногу в фужеры.

— Давай, Леночка, выпьем напоследок! Ну что, ублюдок! Твоё здоровье!

— Да пошли вы! — с ненавистью прохрипел Георгий и, наконец решившись, сунул руку в карман…

Как-то ниоткуда появились бравые ребята в защитной форме и в чёрных масках.

Через секунду Георгий лежал прижатый к полу с вывернутыми руками. Двое остались около него, а третий, видимо, старший, подошёл к дивану.

— Всё в порядке? — спросил он, с одобрением и интересом поглядывая на красивые женские коленки.

— Спасибо, мальчики! — проворковала Галина, улыбаясь с пониманием: «Да пусть смотрит, жалко, что ли, ребята заслужили и большего…»

— Да мы-то что? Это наша работа. А вот как вы сумели справиться с этой троицей?

У Галины жалобно дрогнули губы, но она быстро совладала с эмоциями и бодро улыбнулась.

Тем временем омоновцы подняли Георгия и повели к выходу.

— Секунду, мальчики! — окликнула Галина. — Хочу ему пару слов сказать.

Бойцы, даже не ожидая указания своего старшего, сразу остановились, повернули задержанного, а когда он попытался опустить голову, один из них дёрнул его за волосы, заставив смотреть на Галину.

— Что, Жорик?! Облом? — участливо спросила она. — Кстати, может, тебе будет интересно знать. Твоя доля в нашем бизнесе переходит к Леночке. А я не пожалею денег, а уж злости у меня хватит, поверь, чтобы на зоне тебя «опустили». Так что, когда через много лет выйдешь на волю, ты будешь старый и нищий «педик»… Всё, мальчики, уводите.

Омоновцы опять подчинились, как само собой разумеется. Галина подмигнула старшему: «Ну! Как я?!» Тот уважительно кивнул.

Неожиданно с улицы послышался шум, чьи-то крики:

— Да пропустите! Лена! Лена!

— Это Андрей! — Лена прижала руки к груди и заранее всхлипнула.

— Можно пропустить его сюда? — спросила Галина.

Омоновец с сожалением развёл руками. Видно было, как ему не хочется отказывать красавице-потерпевшей…

— Не положено! Правда! Пока «следаки» не отработают…

— Ну! И что ты расселась! — прикрикнула Галина на Лену, которая растерянно смотрела на неё. — Беги уже!

Лена, оттолкнув столик, так, что всё с него попадало, не обращая на это внимания, вскочила и бросилась к выходу, качаясь на высоких каблуках.

Галина в очередной раз очаровательно улыбнулась омоновцу (жалко, что ли!), тоже вышла.

Леночка стояла, прижавшись к своему Андрею, высокому, стройному, светловолосому парню и, утопив лицо на его груди, сладко, с облегчением всхлипывала.

Андрей оглядывался в полном недоумении. После звонка Леночки и Галины он буквально поставил «на уши» всех и вся, настоял, чтобы его взяли с собой, и только реальными угрозами его удалось убедить не пытаться принимать участие в захвате преступников. На чём он настаивал вполне серьёзно — ссылаясь на какой-то там свой пояс по каратэ.

Его только что сюда пропустили, наверное — просто надоел, он видел, как омоновцы заталкивают в машину задержанных, несколько из которых избиты. Особенно женщина. Та буквально истерзана.

— Значит, это ты — Андрей! — Галина приветливо улыбнулась. Спасибо тебе! Молодец! Не подвёл! Леночка, а он у тебя — просто симпатяга!

Леночка тихонько расстегнула пуговичку на рубашке Андрея и с жарким нетерпением незаметно целовала его в грудь.

— А вы, значит, Галина? — спросил Андрей просто потому, что надо же что-нибудь спросить.

— А почему на «вы», мой милый? — насмешливо спросила Галина. — Я что — очень для тебя взрослая? Ой, смотри! Одену открытое платье, — ого! То, что на ней сейчас, значит, недостаточно открытое? — распущу волосы по плечам, обвешаюсь бриллиантами, буду смотреть — вот так, — она продемонстрировала, как именно, — и отобью тебя у твоей Леночки! Встречаться теперь будем часто — так что… И, кстати! Поостерегись спорить! Видел, сейчас отсюда избитых выводили? Думаешь — ОМОН постарался? Это мы с твоей Леночкой их так отделали!

Лена, не отрываясь от своего занятия, подтвердила: «угу». Вконец обалдевший Андрей не выдержал:

— Чёрт возьми! Может кто-нибудь сказать мне, что здесь произошло?!

Леночка на секунду отлипла от него. Её глаза возбуждённо блестели сквозь не совсем просохшие слезинки:

— Ой, Андрюшка! Я такое расскажу! Не поверишь!