Я такое расскажу — не поверишь!

Ал.Боссер

Глава 5

— Ну вот! Наконец вернулся! — сказала Лариса, когда машина въехала во двор. Всё это время она курила и поглядывала в окно. Наверное — нервничала, хотя виду не подавала.

Через грязное стекло машины было видно, что водитель сидит, уронив голову на руль, — Константину даже притворятся не надо было.

— Пойду заберу у него ствол и скажу, чтобы пока затаился, — сказал Владимир.

Он вышел из комнаты, Лариса осталась стоять у окна.

Старлей уже подходил к выходу, когда его окликнули:

— Здравствуйте, Владимир Анатольевич! — нежненько так сказала Лена.

Тот остолбенело уставился на неё, но ни сказать, ни тем более что-то предпринять не успел. Сбоку метнулась Галина и с ходу врезала ему по голове пистолетом. Ментовская голова оказалась крепкой. Он начал оседать на пол, с ужасом глядя на разъярённую Галину. Та, раскровянив губы, сунула ему ствол в зубы и прошипела:

— Пикни только! Точно до своей ментовской зоны не доживёшь!

Она вытащила у него из-за пояса пистолет и наручники.

— Лёг лицом вниз! Повторять не буду! Пошевелишься — вот мне и повод будет! Пальну со страха. Руки за спину!

Она сковала его наручниками и передала один пистолет Лене.

— В случае чего стреляй смело. Я всё возьму на себя. А тебя, ментяра, ещё разок шарахнуть по башке, а? Или обещаешь лежать спокойно? Не слышу!

— Обещаю! — пробормотал старлей. Не стал испытывать судьбу.

— Всё! Пойду за Лариской! Просто дрожу вся от нетерпения! — Галина показала Лене руки.

Руки у неё действительно дрожали, а глаза блестели возбуждённо…

Лариса Андреевна смотрела в окно, нервно курила и не могла понять, почему это Виталий не выходит из машины и куда делся этот мент. Кстати, если он думает, что очень крутой, то ему, бедолаге, придётся немножко разочароваться. Если, конечно, успеет… Слишком большие деньги в игре…

— Так говоришь, «нет шанса!»?

Лариса медленно, ещё надеясь, что ошибается, обернулась… Нет! В дверях стояла Галина.

Спустя несколько очень бурных минут она выволокла за волосы избитую, растрёпанную и истерзанную Ларису в коридор.

— Что, сучка! Смотри! Вот один твой кобель — с пробитой башкой. А ё..рь твой, Витюша, в машине дожидается, если не загнулся. Давай помогай ментяре подняться — и оба в фургон. И предупреждаю: один кто дёрнется — пристрелю всех троих!.. Витюше там тряпку со рта снимите, если ещё не задохнулся…

Когда они наконец вернулись домой, первым делом занялись Константином. Он был почти без сознания. Галине пришлось прикрикнуть на Лену, которая начала было хлюпать носом.

— Ленка! Ну-ка хватит нюни тут распускать! Ты же будущий врач! Помоги Косте, а я пойду злодеев этих приведу. Надо же решать, что с ними делать.

Пока Лена укладывала Константина на диван, накрывала пледом и отпаивала водой, Галина ввела злополучную троицу в дом.

— Стали вот здесь, у стены! — приказала она.

— Развяжи уже! Больно… — взмолился Виталий и тут же получил пистолетом по лицу.

— Полегчало? — очень «по-доброму» поинтересовалась Галина. — Ещё у кого-нибудь есть просьбы, пожелания? Я отреагирую!

— Галина!.. — слабым голосом и укоризненным тоном сказал Константин.

— Лежи, милый! Тебе вредно волноваться! Лучше скажи, что с ними будем делать? В милицию звонить? Где гарантия, что не нарвёмся на их сообщников?

— Надо сообщить Георгию, — предложил Константин. — Он наш компаньон, и это дело его тоже касается!

Галина и сама не смогла бы объяснить, почему она обернулась и посмотрела на Ларису. И, почти наверняка, ей просто показалось, что в глазах этой стервы что-то промелькнуло…

— Жорику позвонить? — задумчиво сказала она. — Конечно, милый, ты прав! Он должен помочь. Больше просто не к кому и обратиться?

Она повернулась к пленникам:

— Ну-ка в кладовую! Живо!

Заперев дверь, она позвала Лену:

— Леночка! Идём, пошепчемся! Не будем Костику мешать.

Она положила руки на плечи девушки, спросила тихо:

— Как, говоришь, твоего парня зовут?

— Андрей… — Лена даже растерялась. При чём здесь это? И потом, она что-то не припоминала, чтобы говорила об Андрее с Галиной.

— Любит тебя? — не похоже, что Галина интересуется этим просто из любопытства.

— Очень! — смущённо, но уверенно сказала Лена.

— Ну, ещё бы! Такую девочку сладкую! — Галина ласково притянула Леночку к себе. Та вдруг вспыхнула и растерянно посмотрела Галине в глаза.

В этот момент Лена подумала… Нет! Не будем об этом! Стыд-то какой! Её потом саму прямо в жар бросало когда она вспоминала…

Галина поняла. Она снисходительно улыбнулась. Нежно поцеловала её в лоб, как ребёнка. Потрепала за раскрасневшиеся от смущения и волнения щёчки:

— Ну-ну! Глупенькая!..

Утром они обе радостно суетились, помогая друг другу наводить красоту.

Константин лежал на диване. Этой ночью заботу о восстановлении его здоровья взяла на себя Галина. И хотя не похоже, чтобы это заметно прибавило ему сил, вид у него был весьма умиротворённый и даже счастливый.

Женщины категорически запретили ему участвовать в своих, иногда загадочных, хлопотах, но в утешение он получил от обеих столько ласковых прикосновений и нежных поцелуйчиков, что жаловаться оснований не имел.