Я такое расскажу — не поверишь!

Ал.Боссер

Глава 4

Старший лейтенант слушал внимательно, потом задал несколько вопросов по существу и заключил:

— Ну, один я с этим делом не справлюсь, надо областное управление подключать, а пока давайте-ка составим протокольчик, чтобы, знаете ли, всё было по закону, заявление-то очень серьёзное.

Даже Галина от навалившейся усталости и размягчающего мозги чувства безопасности не обратила внимания на его, пожалуй, излишнюю суетливость.

— Я — Владимир Анатольевич, можно просто — Володя, — он достал из сейфа какие-то бланки. — Тут я сам заполню, а вот здесь вы должны расписаться. Сначала вы, — он подсунул бумаги мало что соображавшему от слабости Константину. — Вот тут! Хорошо! А теперь вы, — это уже Галине. — Здесь, пожалуйста! Отлично!

Лене он почему-то ничего подписывать не предложил.

Потом этот Владимир (как бишь там его) Анатольевич нетерпеливо схватил только что подписанные бумаги, встряхнул, внимательно прочитал, торжествующе усмехнулся и сказал громко:

— Всё в порядке! — очень громко сказал, даже, пожалуй, излишне громко.

Галина удивлённо округлила бровь, но всё сразу объяснилось.

— Видишь, как всё просто! А вы ломались, глупенькие! — насмешливо сказала Лариса. — Спасибо, Володенька! Молодец!

Галина, не желая верить, вопросительно посмотрела на старлея (тот хмыкнул и отвёл взгляд) и медленно обернулась.

У двери стояли презрительно улыбающаяся Лариса и Виталий — этот держал в руке пистолет.

Лариса подошла к Владимиру, взяла бумаги, прочитала и с очень довольным видом спрятала в свою сумочку.

— Тебе, Володенька, в цирке бы работать! Как ловко подменил! Видишь, Галочка, всё вышло по-моему! — она явно торжествовала и издевалась. Галина, бессильно кусая губы, молчала. — Подписали бы сразу и избежали бы всех этих мучений. А теперь ещё и девчонку пришлось втягивать!

— Жалостливая! — прошипела, сверкая глазами, Галина и употребила в своей речи несколько слов, из которых я, к сожалению, могу привести (и то не без некоторого колебания) только одно — сука.

— А ты, Леночка, могла бы и раньше сообразить, я ведь так старалась тебе не понравиться. Чтобы ты меня невзлюбила и начала всё выяснять.

— Вам это удалось! — Лена изо всех сил старалась не показать, что она ужасно боится, но голос её всё же немного дрожал.

— Виталик даже трубу около домика подбросил, чтобы было чем замок сбить. Только что за ручку тебя не водили, — в восторге, что её план удался, Лариса разоткровенничалась (и потом, такие разъяснения просто положены в уважающих себя детективах). — Правду говорят: «чего нельзя добиться силой, можно достичь коварством»!

— Слушай! Ты!… — тут Галина опять употребила несколько определений образа Ларисы Андреевны в своём представлении. — Хватит издеваться! Добилась своего — радуйся, но запомни, когда я до тебя доберусь…

— Не обольщайся, Галочка, не будет у тебя шанса! Так что, так и быть, поругайся! Напоследок! — Лариса снисходительно усмехнулась. — Ладно! Действительно! Хватит мелодрамы! Сейчас расплачусь! Виталик, отвезёшь их в лес… Закопай только получше… — она внимательно смотрела на бедолаг, с садистским нетерпением ожидая проявлении паники и испуга. И, наверное, была разочарована, что все трое — почти никак не отреагировали. Правда — по разным причинам.

Константин — от опустошающей слабости не был способен на эмоции, Галину так распирала злость, что для других чувств места уже не оставалось. А Лене — так просто всё происходящее казалось страшным сном: ну не могло это быть на самом деле с ней — такой молодой и красивой!

Виталий вывел их во двор и, не особенно церемонясь, затолкал в будку пикапа. Причём Галине от него досталось больше, чем другим, потому что, пока Лена помогала Константину, она прикрывала их буквально собственным телом.

Владимир Анатольевич и Лариса Андреевна наблюдали за этим из окна. Наверное, ещё и поэтому Виталик так старался. Ну и ещё, конечно же, потому, что человеку вообще свойственно буквально ненавидеть тех, по отношению к кому он поступает подло. Не замечали?!

Лариса достала сигареты, Владимир щёлкнул зажигалкой. Они закурили.

— От Виталика — тоже надо избавиться, — Лариса сильно, по-мужски затянулась и прищурилась, выдувая дым. — Сможешь?

Владимир внимательно посмотрел на неё и удивлённо приподнял бровь.

— Ты же трахаешься с ним, не жалко?

— Так сможешь? Слишком большая доля ему обещана. Да и толку от него…

— Да легко! Но зачем? Лишние проблемы! Дай ему немного денег, а я объясню, что с тремя трупами — лучше исчезнуть и не высовываться. Только учти: насчёт меня не планируй ничего подобного. Если попытаешься — пикнуть не успеешь. Я не Виталик, и насчёт тебя — у меня иллюзий нет.

Машина дребезжала и тряслась на всех колдобинах и кочках — её сильно раскачивало. Константин сидел на полу будки, прижимаясь к стенке. Сидений там не было. Ему было хуже всех, он морщился от боли и старался изо всех сил не стонать, понимая, что и без этого у его спутниц нет особого повода для хорошего настроения. Галина притянула к себе Лену, успокаивающе погладила её по спине и прошептала:

— Да, девочка! Действительно — втянули тебя! Но не бойся, я что-нибудь придумаю… Я, когда спортом занималась, бывало, дистанцию «на зубах» заканчивала, и сейчас — сдаваться не собираюсь!

Лена понимала, что она просто её успокаивает, и молча вздохнула. Что тут скажешь?

Закачало сильней, и по кузову заскребли ветки.

— В лес въехали! — умирая от ужаса, прошептала Лена.

Галина кусала губы.

Машина остановилась, и Виталий распахнул дверь.

— Вылезайте!

— Сказала бы я тебе — откуда вылезают! — пробормотала Галина. Она первой спрыгнула на землю, помогла сойти Константину и подала руку Лене.

Дрожащая от страха девушка почувствовала сильное и решительное пожатие бывшей спортсменки.

— Ну! Кто первый? — Виталий повёл пистолетом. Наверное, он ожидал, что сейчас его будут умолять, может быть, даже валятся в ногах и заранее «заводил» себя — чтобы не смалодушничать.

— Давай — я! — Галина шагнула к нему. — А то чего-то холодно!

— Шутишь, сука?! — оскалился Виталий. — Молиться — будешь?

Галина вдруг резко развернулась, одновременно взмахнув рукой. Цепь мелькнула и ударила Виталия по руке с зажатым в ней пистолетом. Оружие отлетело в сторону, а Галина, яростно взвизгнув, бросилась на бандита.

Сначала ей удалось сбить его с ног, но уж очень её противник был силён. Уже через несколько секунд он подмял её под себя и схватил за горло. Она бешено отбивалась, но было видно: долго ей не продержаться.

Константин, раскачиваясь от слабости, как в сильный шторм, хотел прийти жене на помощь, но, сделав несколько шагов, упал. Лена в ступоре смотрела на всё происходящее. Галина уже хрипела, и тут, наконец, Лена опомнилась:

«Боже! Ведь всё это происходит на самом деле. Сейчас этот гад задушит Галину. Чего я стою?!» Она схватила валявшийся на земле сук и бросилась на помощь Галине. Подскочив, она с ходу саданула Виталия по макушке и, понимая, что для такого «бычары» одного удара маловато, маханула ещё разок, от души. Но тот уже заваливался. Вторым ударом она ободрала ему ухо, щёку и попала по плечу. Лена в горячке снова замахнулась, но Виталий уже лежал, уткнувшись носом в землю, и не шевелился. В испуге она отбросила сук в сторону и прижала руки к груди.

— Спасибо! — прохрипела Галина. Она сидела на земле и, держась за горло, крутила головой. — Опять ты нас спасла.

Лена в ужасе смотрела на лежавшего, полагая, что она убила его. Но тут он застонал и пошевелился. Галина с трудом встала на ноги, подобрала пистолет и как-то задумчиво посмотрела на Виталия.

— Вы же не хотите, — испугано спросила Лена, — убить его?

— Хочу! Очень хочу! — прошипела Галина. — Но не буду. Слишком просто. И потом, надо же до остальных добраться!

— Да зачем? Ну пожалуйста! — взмолилась Лена, которая вполне резонно считала, что приключений уже более чем достаточно. — Уедем отсюда подальше и заявим в милицию!

— Ага! Заявили уже! Да и на этой колымаге мы всё равно далеко не уедем. А времени у нас немного. Мы даже не знаем, кто ещё замешан в этой истории.

Так что разбираться придётся самим и как можно быстрей!

Виталий опять зашевелился и попытался встать, Галина наклонилась и с удовольствием врезала ему по затылку рукояткой пистолета.

— Отойди-ка в сторонку! — велела она Лене. — Попробую отстрелить цепь. Сколько я могу, как дворняжка на привязи… и потом, будет, чем этого кабана связать!

Галина легла на землю, вывернувшись, изловчилась приставить ствол пистолета к замочку, застёгивавшему цепь, зажмурилась и нажала на курок. К счастью, хватило одного выстрела.

— Леночка! Теперь помоги…

Они завернули Виталию руки за спину, и Галина, обмотав сначала цепь вокруг его шеи, крепко их связала.

— Ему, наверное, будет больно, — посочувствовала Лена.

— Ленка! Ты что? — поразилась Галина. — Забыла, что ли, зачем этот красавец нас сюда привёз? — Она пнула Виталия ногой: — Подъём, гнида!

Сам он, конечно, встать не смог, пришлось помогать. Возражать тоже не решился, по глазам Галины понял, чем это может для него кончиться.

— Чуть не забыла! — спохватилась та уже перед тем, как затолкнуть Витюшу в фургон, оторвала рукав его рубашки и крепко завязала рот. На всякий случай предупредила: — Поднимешь шум — прикончу с превеликим удовольствием, если не веришь — попробуй!

Виталий поверил и лежал тихонько. Отдыхал, наверное. Возможно, даже умнел.

Потом они помогли сесть в машину Константину, сели сами, Галина, понятно, за руль.

— Ну! С Богом помолясь! — сказала она. — Значит, сделаем так…