Идеальное свидание

Борис Хантаев

Сергей знал, что она пригласит его к себе домой. Они всегда приглашают. Эти самостоятельные и наивные девушки-вамп, именно такие ему и нравились. «Нравились» — слово в прошедшем времени, они всегда ему именно нравились.

Света стояла возле своей двери, не догадываясь, что сегодня из рода настоящего ей предстояло перейти в прошедший. И Сергей был очень рад, что это произойдёт в квартире, потому что на улице шёл дождь, а он не хотел заболеть.

А всё так хорошо начиналось! Сначала сайт знакомств, потом первое (второго так и не будет) свидание в уютном дорогом кафе, и в итоге через десять минут Света умрёт. Сергей уже вошёл в квартиру. Света сказала, чтобы он чувствовал себя как дома, а сама пошла в ванную. Они всегда идут в ванную — Сергей и это знал. Сам он пошёл на кухню. Если бы они остались на улице, Свету пришлось бы душить, а так можно спокойно взять нож.

И вот она входит на кухню, видит его с самым большим ножом, что есть у неё в квартире. На секунду она понимает, что сейчас произойдёт, но не успевает даже закричать. Нож быстро прикасается к шее и рисует на ней красную полоску, из которой начинает брызгать кровь. Несколько капель попадает и к нему на лицо. Это Сергею даже нравится. Тело Светы падает на пол, оно здесь так и останется.

Сергей идёт к Светиному компьютеру, за которым она когда-то познакомилась с ним. Он заходит на свой любимый сайт знакомств и находит очередную жертву с вызывающей фотографией. Её зовут Катя. На фотографии она в нижнем белье, кусает свой кулак. Сергей отправляет ей сообщения: «Привет! Ты не знаешь меня, а я не знаю тебя. Не правда ли, несправедливо, что два самых клёвых человека на свете не знакомы между собой. Предлагаю это исправить, и пусть нам все завидуют». Он выключает компьютер, гасит везде свет и навсегда покидает Светину квартиру.

Зачем он это делает? Даже Сергей не знает ответ, ему просто это нравится. На следующее утро Катя пришлёт ему ответ: «Привет! Я не против с тобой встретиться, если ты действительно клёвый, как говоришь».

Он назначил свидание в своём любимом кафе. Скоро ему будут делать скидки как постоянному клиенту, думает Сергей. Он не боится попасться, Сергей даже не думает об этом. У Сергея всегда один и тот же план, которому он следует.

Катя приходит вовремя. Это редкость: они обычно опаздывают. На ней — короткое чёрное платье, туфли на высоком каблуке, и она не одела нижнее бельё (Сергей это сразу подмечает). Её лицо блестит от косметики, на губы нанесена алая помада, которая сильно выделяется на её бледном от тонального крема лице. Сергею Катя кажется сексуальной, но секс не для него, он любит нечто иное.

Когда Катя подходит к его столику, он встаёт и отодвигает ей стул. Сергей ведёт себя как джентльмен, потому что таковым себя и считает. Он одет во всё чёрное: чёрный пиджак, чёрные брюки и чёрная рубашка — они подчёркивают его чёрные, как смола, волосы до плеч. Сергей чувствует, что он ей нравится, а значит, пора начинать игру.

— Чем ты занимаешься? — обычный вопрос, который Сергей всегда задаёт одним из первых: он позволяет узнать человека.

— Ничем, — отвечает Катя. На её лице сверкает улыбка, в руках она держит бокал самого дорогого шампанского, что есть в этом кафе.

— Совсем ничем? А хобби у тебя есть?

— Ну, если делать только то, что тебе нравится, — это хобби? Тогда есть.

— И что же может нравиться такой девушке, как ты?

— Люблю обламывать парней, — слово «обламывать» Катя выделила в своей интонации.

Сергей, который до этого улыбаясь пил шампанское, чуть не подавился. Улыбку как рукой сняло с его лица, её место заняло изумление.

— Прости, что ты сказала?

— Ты всё слышал, но тебе сегодня, может, и повезёт, — с этими словами Катя начинает своей ногой поглаживать его ногу. Улыбка вернулось на его лицо, да, ей удалось его удивить, но она такая же, как все, они все одинаковые. — Хватит болтать обо мне, расскажи лучше о себе, чем ты занимаешься? — спросила Катя, сделав большой глоток из своего бокала.

— Я бизнесмен, у меня небольшой бизнес, в общем, ничего интересного, — Сергей был уверен, что его сейчас же начнут переубеждать, что нет, это очень интересно.

— Мне тебя жаль, работать — это так скучно.

Сергей хотел сдержать улыбку на своём лице, но получилось это у него плохо. Конечно, было ещё и удивление, но мысль о том, что она высказала ему его же мнение, преобладала.

— А знаешь, что ещё скучно? Ещё скучно жить, — Сергей забыл о своей игре, которая заключалась в том, чтобы запудрить ей мозги, влюбить в себя и доказать, что она такая же, как все.

— Это смотря как жить, — сказала Катя и опустошила свой бокал.

Остаток вечера в кафе они смеялись. Сергей, в первый раз за долгое время, — искренне. Ему определённо нравилась эта девушка. Но он не верил в любовь. Не верил, потому что думал, что в мире нет девушки с похожими интересами, как у него. А интерес у него был только один.

Он, как всегда, пошёл её провожать, они всегда хотят, чтобы их провожали. Она такая же, как все.

— Кто твой любимый писатель? — Сергею нравился этот вопрос, потому что они редко читают.

— Мне нравится Гёте. Хотя я не очень люблю читать. А что читаешь ты? — Катя улыбается, она идёт с Сергеем за руку, она сама его взяла.

Такого ответа он не ожидал. Они не читают Гёте, потому что Гёте — его любимый писатель, он один может его понимать. Игра пошла не так, как было задумано. Не так, как она всегда шла. Катя ему по-настоящему нравилась, но она не могла быть особенной. Особенных девушек нет, они все одинаковые.

— Мой любимый писатель — Борис Хантаев, — сказал Сергей, хотя на самом деле никакого писателя Бориса Хантаева нет. Он его выдумал, Катя должна сказать, что она знает его, это бы доказывало, что она такая же, как все.

— Я не знаю такого писателя, может быть, ты его выдумал, — улыбка на лице Кати стала ещё шире.

Она точно не похожа на остальных. Если они останутся на улице, он не станет её душить. Это, конечно, не в его правилах, но Сергей готов сделать исключение. Осталась последняя проверка.

Они подходят к её подъезду. Катя так и не отпускает руку Сергея, она смотрит ему в глаза, улыбка всю дорогу не покидала её лица.

Следующие слова даются ему с трудом:

— Не пригласишь меня на чашечку чая? — он надеется, что она ответит «нет», скажет, что сейчас поздно, или любой другой бред. Это не будет означать, что она особенная, особенных нет, будем считать, что ей просто повезло.

— С превеликим удовольствием угощу тебя чаем, что у меня есть, — Катя ведёт его за руку. Они входят в квартиру.

Она всё-таки такая же, как все, ей никогда меня не понять.

— Чувствуй себя как дома, а я схожу в ванную, — Катя уходит.

У неё большая квартира, он видит на полках книжки Гёте, значит, она не врала. Но это ничего не меняет, Сергей идёт на кухню. На столе он берёт нож. Зачем он это делает? Потому что ему это нравится. Но он не хочет её убивать. Может, стоит ей всё рассказать о своём увлечении? Но она не поймёт, его никто не поймёт, а бросить это дело он не может. У каждого своя цель в жизни, своё предназначение. Предназначение Сергея — убивать, и ничего страшного, что он такой один.

Катя не выходит из ванной, и Сергей сам идёт к ней. В своих руках он твёрдо держит нож.

Дверь в ванную открыта, Сергей заходит и видит, что Кати там нет. Он ничего не понимает: где она? Сзади слышатся шаги. Сергей поворачивается. Он видит Катю, улыбка так и не сползла с её лица. Она не замечает нож, но — постойте! — у неё что-то в руках. Это шприц! Быстрым движением она вгоняет его Сергею в шею. Затем настаёт темнота. Сергей падает на кафельный пол.

Спустя какое-то время Сергей приходит в себя, он не может двигаться, не может говорить, зато он всё чувствует и видит. Чувствует холод и видит, что лежит на столе полностью голый, а рядом с ним на стуле сидит Катя. Она улыбается, в руках больше нет шприца.

— Наконец-то ты очнулся, а то я начинала скучать, а разве можно заставлять девушку скучать на первом свидании? — Катя встаёт со своего стула и уходит в другую сторону комнаты, Сергей больше её не видит, так как не может повернуть головы.

— Ты, наверное, хочешь узнать, что с тобой? Я вколола тебе одно лекарство, не бойся, оно тебя не убьёт, оно лишь сковывает твои движения, чтобы ты не кричал. Не люблю, когда люди кричат, — Катя подходит к Сергею, теперь он снова может видеть её. В руках Кати хирургических скальпель.

— Ты практически не улыбался в кафе, а улыбка так украшает мужчину, — с этими словами Катя подносит скальпель к лицу Сергея. Она вырезает на его лице широкую улыбку. Кровь начинает заливать стол.

Сергей всё чувствует, чувствует прикосновение скальпеля, чувствует, как кровь течёт по его лицу, краем глаза он даже видит нарисованную улыбку, но ничего поделать не может. Сергей хочет закричать, но это у него не получается.

— С улыбкой ты стал гораздо симпатичнее. Ты, наверное, хочешь спросить, зачем я это делаю? Но я же говорила тебе, что люблю обламывать парней. Это моё маленькое хобби, жаль, что его понимаю только я. Вы все одинаковые, вам нужен только секс, а он не для меня, я люблю нечто иное, — Катя снова отходит от него, Сергей слышит, как она кладёт скальпель и берёт что-то ещё.

Когда Катя снова попадает в его поле зрения, Сергей видит, что вместо скальпеля у неё в руках циркулярная пила.

— Когда я коснулась в кафе своей ногой твоей ноги, тебе же это понравилось? А за удовольствие надо платить, — она включает пилу и подносит её к ноге Сергея. Пила с лёгкостью идёт по плоти и с такой же лёгкостью — по кости.

Она сумасшедшая, но не об этом думает Сергей. «Она такая же, как я, она моя половинка». Сергей чувствуют ужасную боль, но он больше не пытается закричать. Сергей пытается сказать, что он такой же, как она. Но всё тщетно, лекарство не позволяет ему издать и звука.

— Кстати, чуть не забыла сказать: от боли ты не потеряешь сознание, это очень сильное лекарство, от боли ты можешь только умереть. Но обещаю: если ты продержишься до утра, я тебя отпущу, — Катя бросает пилу, а вместо неё берёт садовые клещи. Она берёт его правую ладонь и клещами начинает откусывать ему палец за пальцем.

— Не волнуйся, левую руку я не трону, я же держала тебя только за правую.

Катя идёт к своему компьютеру, она залазит на любимый сайт знакомств, чтобы посмотреть, сколько ещё глупцов назначило ей свидание. Сегодня их только девять, обычно куда больше. Может, стоит изменить свою фотографию, поставить ещё более откровенную? Стоит, но не сейчас. Сейчас её лицо испачкано кровью, ей это даже нравится, жаль, что это нравится только ей. Катя включает музыку.

Сергей до сих пор живой, лежит на столе, залитом его кровью, в комнате, на полу которой разбросаны его пальцы. Катя ещё вырезала ему глаз — за то, что он смотрел на неё. Сергей умирает. Последнее, что он слышит, — это слова одной песни (оказалось, им и музыка одинаковая нравилась):

Мы изобрели финансовый кризис
И международный терроризм,
И даже ядерную бомбу
Изобрести смогли.
Да, цивилизации нечем гордиться,
Но пока нас не снесло с лица Земли,
Быть может, стоит поднаучиться
Обычной любви?