Давина Элледа

Маргарита Пилявская

Трепетала на лике пойманной птицей,
Печальной печатью улыбка;
И соткано платье из шёлка и ситца,
Прошито златистою ниткой.

И лёгкой капелью сквозили движенья,
Что мягкостью пуху подобны,
И ласковый взгляд пронзал всепрощеньем
И золота огнем неровным.

И солнечной нитью ресница и волос,
И лунной — по коже и платью;
И нитью мелодий ей в сладостный голос,
И нитями тайны ей в память…

Сквозь время и вечность ко мне подплывает,
Израненный болью и горем,
Серебряный лебедь, величьем сверкая,
Исхлёстанный яростью моря.

Он грустно склоняет уставшую главу
К моим оробевшим ладоням;
И тихо, и быстро она умирает,
Но в сердце рождается снова…