Фантазии маленького Кая

Урфи Гек

Глава IV. Серый заповедник

Долина серого заповедника была прекрасна. Гладь неба покрывали серые снеговые тучи, осыпающие всё вокруг большими мягкими хлопьями сказочного серого снега. То тут, то там виднелись редкие островки маленьких причудливых деревьев, похожих на карликовые яблони, только с закрученными в виде спирали стволами. Их ветви украшали серые ивовые листья, на серых стволах рос серый мох. Всё здесь было серое — даже камни, огромными валунами лежавшие вдоль дороги, светились гипнотическим серым свечением.

Мощённая серым известняком дорога вела зигзагами к возвышающейся вдали над землями долины белой башне.

— Ледяная крепость Моб, — произнёс тролль и зашагал вперёд.

Посмотрев на непонятные серые цветы, напоминавшие миниатюрные подсолнухи, Кай хотел было подойти и рассмотреть их получше, но тролль, обернувшись, остановил его.

— Эй! — буркнул он. — Не думай к ним подходить!

— Почему? — спросил Кай.

Тролль поднял кривую палку с обочины дороги и поднёс её конец к цветку. Растение открыло большие глаза, которые сначала показались Каю добрыми. Моргнув несколько раз, оно улыбнулось широкой милой улыбкой.

— Какие забавные, — произнёс Кай.

Посмотрев по сторонам, голова-подсолнух резко открыла пасть с огромными острыми зубами и щёлкнула ими по палке.

Щепки разлетелись в стороны, и тролль рассмеялся.

— Прям милашки! — произнёс он, отбрасывая то, что осталось от палки, в сторону.

Цветок скорчил расстроенную мордашку и закрыл глаза.

Мы — серые радостные подсолнухи,
Мы — улыбающиеся цветы.
Нас ветер сделал вольными,
А глупые люди зарыли.
Мы — добрые жители долины,
Фантазии всех несорванных.
Играйте с нашими играми,
Мечты свои подарите.
Мы так давно не видели солнца,
Мы так скучаем по свету,
Фантазии всех несорванных,
Детишки вольного ветра!

Песня разнеслась по заповеднику, подхватываемая сладкими нежными голосами то тут, то там.

— Что это? — спросил Кай удивлённо.

— Песня ядовитых цветов, — ответил тролль, затыкая уши, — не слушай то, что они поют.

— Это почему?

— Цветы заповедника опасны. Иногда они спят и безмолвствуют. Иногда разговаривают. Иногда поют, — тролль почесал нос, — речи и песни их ядовиты, они проникают в душу и убаюкивают. Но стоит тебе отдаться их пению, как ты начнёшь сохнуть, увядать и становится другим.

Тролль раскинул руки.

— Посмотри на эти деревья, — сказал он. — Все они были когда-то странниками, пришедшими в заповедник. Стоило им начать слушать песни чудных цветов или разговаривать с ними, как яд проникал в них и обращал в скрючившиеся карликовые деревья.

Кай посмотрел на деревья и заметил на некоторых из них едва различимые очертания лиц.

— Зачем они это делают? — спросил он у тролля.

— Питаются душами, — ответил тот, — сами бездушны — вот и забирают их у других.

Присядьте к нашим корням,
Что скрыты под серым покровом.
Откройте мысли нам,
Мы прикоснёмся к вашей воле.

Закройте глаза и откиньтесь на спину
Или замрите, на ногах стоя.
Мы подарим чудные сны вам
И искупаем в своём море.

— Вот так многие завяли и накормили этих льстецов душой, — проговорил зло тролль, — хотя мне без разницы, у меня-то всё равно души нет!

Кай посмотрел на тролля, улыбнулся, и они зашагали дальше. Дорога миновала несколько гигантских валунов и вывела двух путников в каменный коридор.

— Ох, — произнёс тролль, — между камнями всегда не любил ходить.

Не требуя объяснений, Кай посмотрел на огромный круглый валун, на верху которого находилась огромная, размером с сарай, странная улитка белого цвета, на которой восседал ещё более странный ездок. Огромные, разного цвета глаза улитки сонно смотрели в разные стороны, то медленно втягиваясь, то вытягиваясь из панциря. От неё исходил странный пряный запах, чем-то напоминавший кофе с молоком, но в то же время не являвшийся ни тем ни другим.

Ездок был высокого роста, но обладал необычайно тощим телом. Руки и ноги его были неимоверно длинны и одинаковы в пропорциях. Это существо чем-то напомнило Каю паука, однако вытянутая, похожая на кабачок голова указывала на схожесть с человеком.

Разноцветные бинты, куски ткани и ремни, намотанные на его тело, создавали сильный контраст на фоне бледной улитки. Фиолетовые волосы были собраны в пучок на затылке, отчего причёска напоминала стебли репки, поэтому Кай вспомнил про бабушкин огород и хихикнул.

— Двары, — произнёс тролль улыбаясь и крикнул на непонятном наречии этому существу: — Уррапутика такатииила томппп!

— Акутикатукка тика такка тааа! — ответил необычный голос.

— Хорошие новости, — пробурчал тролль.

Махнув рукой тому, кого он назвал Дваром, тролль зашагал дальше.

— Кто такие Двары? — спросил, догоняя его, Кай.

— Не знаю, — ответил тролль. — Странные, вечно скитающиеся по миру существа, даже не озы, а с лёгкостью путешествуют по серому заповеднику.

— Не озы?

— Да, — вздохнул тролль, — существа эти древние и почему-то беспрепятственно могут проникать в заповедник. Сюда ведь не все озы попадают, лишь некоторые существа и искатели.

— А что такое вообще этот заповедник?

— Место, которое находится в недрах подземья, — произнёс задумчиво тролль. — Искусно спрятанное в нём.

— Это как? — почесывая затылок, произнёс Кай.

— Понимаешь, — буркнул тролль, — есть существа, которых не должны видеть люди: они не хотят, чтобы их видели. И они населяют недра земли, которые называются подземьем. А заповедник… — тролль задумался. — Заповедник — это такое место, которое похоже на фантазию, размещённую в конкретном месте.

Кай посмотрел куда-то вверх, пытаясь представить это.

— В общем, это то, что придумала сильная воля творцов и поместила в конкретное место — в подземье.

— Творцов?

— Ну богов, — поправился тролль. — Тех из вашего племени, кто обладает способностями вдыхать жизнь в фантазии.

Кай обернулся назад и посмотрел на медленно передвигающуюся по каменной стене улитку и наклоняющийся туда-сюда тонкий, хрупкий силуэт ездока. Печально и тоскливо выглядела эта необычная пара, несмотря на то, что Кай уже начал привыкать к необычности вокруг себя. Всё вокруг вдруг показалось Каю каким-то грустным, печальным, серым.

— Они очень умные и много знают, — сказал тролль, — но уж больно скучны, несмотря на своё забавное наречие.

Тролль уверенно зашагал дальше.

— Хорошие новости, — произнёс он. — Ручей страхов покинули собиратели кошмаров.

— Кто это?

— Существа, собирающие кошмары, — словно учитель, произнёс тролль. — Видно, ручей никто не посещал из странников.

— А что это ещё за ручей страхов?

— Неприятное, но безобидное место. Оно хранит кошмары всех, кто когда-либо смотрел в него. Кроме того, не вздумай смотреть в его воды, когда будем проходить мимо: ручей не только впитывает страхи, но и показывает их. — Тролль рассмеялся: — Один раз я из любопытства посмотрел в него.

— И что ты там увидел? — спросил Кай.

— О! — рявкнул тролль. — Самое страшное, что может увидеть оз — превращение в тень.

— Это самый страшный твой страх?

— Конечно! Страх всех озов.

— Ну хорошо, — произнёс Кай. — На этот раз я послушаю тебя.

Кай не соврал. Когда они проходили мимо того, что тролль назвал ручьём, он не смотрел в его сторону. Поразительная тишина, прохлада и ощущение одиночества, появившиеся ещё тогда, когда он смотрел вслед удаляющемуся двару, стали ещё более ощутимы.

Ручей на самом деле представлял собой нечто большее, чем ручей. Во всяком случае, Каю так показалось по звукам текущей воды.

— А куда и откуда он течёт? — поинтересовался Кай.

— Неизвестно, — сказал тролль. — Никогда никто не находил ни конца, ни начала.

— А если идти по его руслу? — спросил Кай.

— Если ты пойдёшь по его руслу, то непременно потеряешься, — произнёс тролль. — Потому что ручей кошмаров не имеет ни начала, ни конца, так же как и сами страхи и кошмары. Многие пытались совершить подобные попытки и навсегда пропадали, потерявшись в его русле. Теперь никто не знает, где искать этих бедолаг.

— Откуда ты всё знаешь? — спросил Кай. — Ты так часто бываешь здесь?

Тролль рассмеялся.

— Нет, — ответил он. — Я был здесь всего один раз, когда за мной пришёл страж Моб. До этого я тихо-мирно жил на старом кладбище, которое находится возле вашего города, и не подозревал о существовании ни королевы, ни стражей, ни серого заповедника.

Тролль перепрыгнул через глубокую узкую яму.

— Когда я впервые проснулся в своей уютной тёмной норе под старым огромным пнём — ты уже, скорее всего, придумал меня полностью. Я открыл глаза и увидел нору.

Тролль развёл руками.

— Дальше я вышел на поверхность и увидел истрескавшиеся могильные плиты, свинцовое небо и огромную ель возле заброшенного склепа. Уже потом я вырезал мебель для себя, смастерил некоторые предметы своего жилища и совершил путешествие в город, где, как ты задумал, я нашёл того мальчишку и проник к нему в жильё. Помню, как прицепился к бамперу старого автобуса, который останавливался возле кладбища, и поехал в город. Там я познакомился с двумя городскими троллями, которые научили меня прятаться от людей и поведали о правилах сумеречных пределов.

Тролль хихикнул.

— Забавные эти два брата — живут в канализации и пользуются вашими вещами и техникой! В чём-то они даже похожи на гоблинов — только людей не ненавидят.

— И что же было дальше? — спросил его Кай заинтересованно.

— Дальше я отыскал того мальчишку, перемазал ему стены — и так раззадорился, что хотел спалить его дом.

Тролль почесал затылок.

— Только что-то меня остановило, — буркнул он. — Но идея понравилась!

Тролль скрылся за высоким сухим кустарником, и оттуда прозвучал его голос.

— А потом ко мне на кладбище пришёл страж, который показал мне и туннели гоблинов, и город теней, и серый заповедник. Оказавшись перед королевой Моб, я услышал, что она хочет увидеть моего создателя. Поначалу я толком ничего не понял, но она мне всё объяснила. Да и потом, возвращаясь обратно через туннели гоблинов, я забрёл в копи к гномам. А этот народец весьма образован и сведущ во всём, что происходит вокруг. Там один бородач подарил мне книгу под названием «Устройство подземья и сумеречные легенды». Ну и краткий самоучитель наречия подземья, разумеется, мне тоже удалось у него стащить.

Последовало непродолжительное молчание.

— Так вот, — словно оправдываясь, продолжил тролль. — Целую зиму потратил я на то, чтобы разобраться в этой книге и смекнуть, что к чему. Потом летом я немного попутешествовал, и вот в начале осени ко мне опять заявился страж и пригрозил, что если я не выполню просьбу Моб, то она обратит меня в тень.

— А откуда Моб вообще о тебе узнала? — спросил Кай.

— Тени, — зло ответил тролль, — они везде снуют как неприкаянные, и как только замечают нового оза, то сразу же сообщают об этом королеве.

— Что за страж приходил за тобой? — спросил Кай у тролля, выбираясь из плотных зарослей колючего кустарника и обращая взгляд на огромную ледяную башню, появившуюся перед ним.

— Один из тех, которых создают творцы, прислуживающие королеве, — пробубнел нехотя тролль. — Вот, смотри — мы пришли!

Башня была толстой и высокой. Словно насильно вытолкнутая из земли, она криво возвышалась, уходя высоко в серое небо, отчего у Кая закружилась голова.

— Там она и живёт, эта пресловутая Моб? — спросил Кай у тролля, натягивая повыше горло шерстяного свитера.

— Нет, — ответил тролль. — Живёт она под этой башней. Башню населяют стражи и смотрители коллекции.

— Какой коллекции?

— Коллекции статуй. Моб превращает в статуи тех, кто отказывается ей служить, — произнёс тролль серьёзно и, взяв мальчика за руку, быстро направился вперёд.

Оказавшись в огромном ледяном дворце, Кай почувствовал пронизывающий всё тело холод. Всё здесь было сотворено изо льда — пол, высокий потолок, стены, колонны.

Огромная, сделанная в виде остроконечной ломаной лестница, ведущая вглубь, наперекор всем законам о лестницах, которые созданы для того, чтобы подниматься, была также сделана изо льда. Её перила украшали причудливые ледяные статуи: на Кая смотрели карликовые драконы, трёхглавые волки, бескрылые птицы и многорукие фигуры людей.

Каждый шаг вниз по этой лестнице отдавался в тишине дворца громким хрустом.

— Я здесь появляюсь во второй раз, — проговорил тролль, осматривая с любопытством свисающие с потолка огромные розовые сосульки.

По мере того, как Кай продвигался вниз по обретающей всё новые непонятные изгибы лестнице, до его слуха стали доноситься различные голоса, поющие сказочные мотивы без слов.

— Что это за голоса? — спросил он у тролля.

— Поющие души, — ответил тролль и дёрнулся. — Брр, меня в дрожь бросают эти мотивы.

Внезапно Кай заметил, что откуда-то сверху повалил медленными фиолетовыми снежинками снег.

— Пошёл снег, — заметил тролль. — Стало быть, мы почти пришли!

И правда — стоило троллю произнести это, как Кай увидел, что лестница закончила свой спуск, и они оказались в наполненном тёмно-розовым свечением огромном зале.

— Ты долго бродил, коротышка, — прозвучал мелодичный женский голос, от которого у мальчика по коже пробежали мурашки.

— Я долго осваивался, — прокричал тролль, — но я выполнил то, о чём вы меня просили.

Кай посмотрел вперёд — туда, где возле длинных толстых сосулек возвышалась статуя огромного ледяного паука.

— Вижу, мой юный оз, — прозвучал тот же женский голос.

Кай присмотрелся и увидел, что на самом верху статуи паука был водружён трон, на котором восседала изящная фигура в ярких фиолетовых одеждах.

Тотчас ледяной паук-статуя пошевелился и с треском оторвал лапу от земли.

Тролль, прищурившись, посмотрел на Кая и отступил в сторону.

Ледяной паук оторвал остальные лапы от земли и направился в их сторону.

Кай опешил и замер на месте, открыв рот от изумления.

— Такой юный… — прозвучал сверху голос, когда ледяное тело паука остановилось возле Кая, — сколько тебе лет, мальчик?

— Двенадцать, — ответил Кай, прикасаясь к лапе паука.

Лапа оказалась действительно сделанной изо льда, и когда он попытался убрать руку, то почувствовал, что прилип к ней.

— А как зовут тебя?

— Кай, — произнёс он, пытаясь оторвать руку от поверхности лапы паука.

— Не играй с тем, что окружает тебя здесь, мой юный гость, — произнёс голос сверху, — мои игрушки могут быть опасны для тебя.

Откуда-то сверху до слуха Кая донесся смех, и мальчик смог отдёрнуть руку и отойти в сторону, а огромный ледяной паук опустил свое могучее тело рядом.

Теперь он мог хорошо рассмотреть Моб. Она была одета в облегающее фиолетовое платье с красным пушистым меховым воротником, один конец которого украшала лисья морда.

— Маленький тёмный, — пропищала лисья морда на воротнике.

— Сумеречный, — поправила его Моб.

Её лицо было бледно, как у статуи, и вытянуто, отчего смотрелось неестественно и даже сказочно.

— Красный лис часто разговаривает с новенькими, — улыбнувшись, произнесла она. — Он чувствует способности творцов.

— Вижу их, — пропищал воротник.

— У тебя нет глаз. Ты не можешь видеть, — строго одёрнула его Моб.

— Как скажете, госпожа, — произнесла лисья морда и замерла.

Кай посмотрел на седые волосы хозяйки ледяной башни, которые были столь длинны, что доставали до пола, и сделал несколько шагов вперёд.

— И когда ты придумал этого проныру? — спросила Моб, наклоняясь к нему.

— Скорее всего, год назад, — ответил Кай. — Точно не помню.

— Интересно, — пропела Моб. — А что же ты ещё успел создать такого?

— Не знаю, — ответил Кай, чувствуя подвох. — Это первый, кто пришёл ко мне.

Кай кивнул в сторону тролля, который сидел на корточках и ковырял ногтём ледяной пол.

— Мне кажется, ты скромничаешь, — задумчиво произнесла его собеседница.

Она медленно поднялась со своего трона и погладила воротник.

— Давай-ка мы тебя проверим, малыш, — пропел строгий голос.

Тот час с её плеча спрыгнула огненно-красная лиса и направилась к Каю. Подбежав к нему, лиса лукаво улыбнулась своей безглазой мордой.

— Предположим, ты оказался в океане! — промурлыкала она.

Тут же откуда ни возьмись Кая обдала прохладная морская волна.

Откашлявшись, он увидел, что находится в океане, а вокруг бушует шторм.

Барахтаясь в воде, он осмотрелся по сторонам.

— И вокруг ни земли, ни корабля, ни лодочки, — сладостно пропела лиса, усевшись прямо на поверхности воды рядом с ним.

Кай попытался плыть, но у него это не получилось.

— И волны, — продолжала огненно-красная лиса, — они бушуют, словно бешеные, пытаясь смыть тебя, как букашку.

Огромная высокая волна резко ударила, и Кай оказался под водой. Едва не пойдя ко дну, он выплыл на поверхность.

— Пытаешься удержаться на плаву, — звучала песня лисы, — но ты лишь соломинка в этом огромном безбрежном океане холода.

Кай почувствовал холод, и его тело пронзила острая, невыносимая боль.

— А мышцы-то, — звучал голос безглазой лисы, — мышцы-то не слушаются своего хозяина, и он начинает тонуть.

Мальчик ощутил, что не может пошевелить ни одним членом своего тела. Его охватил ужас, и он обнаружил, что начинает тонуть.

Кай погружался в глубь тёмной бездонной водяной пропасти и чувствовал, как ему не хватает воздуха.

Он не помнил, сколько времени он всё тонул и тонул, пребывая в ужасе и растерянности.

Когда же он открыл глаза, то увидел, что находится на ночном перекрестке, а сверху на него светит сонная луна.

— Или же ты оказался ночью на проклятом пересечении дорог, — вновь звучал голос лисы.

Кай посмотрел под ноги на липкую грязь, в которой утопали его ноги.

— И ветер качает старых висельников, — пела лиса.

Кай посмотрел в сторону и увидел на дереве болтающееся под порывами сильного ветра тело человека.

— А вблизи бродит голодный зверь, — не унималась лиса, которая спокойно сидела прямо под висельником, уютно укрывшись пушистым красным хвостом.

До слуха мальчика донёсся волчий вой. Кай посмотрел в сторону — туда, откуда доносился вой, — и увидел огромного зверя, огоньками красных глаз наблюдавшего за ним.

— Го-о-олод, — прошипела лиса.

Зверь оскалился, и вой ветра заглушил свирепый рык.

Кай попытался бежать, но грязь под ногами была скользкая и глубокая, и вместо того, чтобы бежать, он упал.

Кай повернул голову в сторону зверя и увидел, как тот быстрыми стремительными прыжками приближается к нему.

— И вот его пасть прямо у твоего лица…

И он ощутил смрад дыхания зверя.

Ощутил холод исходящий от него.

Холод и злобу.

— И пасть захлопывается…

Голос пропал где-то вдали.

А Кай опять провалился куда-то глубоко в темноту.

Открыв глаза, он обнаружил, что находится на задней площадке своего двора у старых ржавых качелей.

Увидел старших мальчишек, резво смеющихся над чем-то.

— А он так мал и беззащитен, — пропищала огненная лиса, пробегая мимо.

Внезапно внимание Кая привлёк маленький белый щенок, жалобно скуливший у ворот.

Компания парней обступила его, и двое из них, что были крупней остальных, безжалостно пинали ногами его хрупкое тело.

Щенок продолжал жалобно скулить, и на мгновение взгляд Кая встретился с его влажными голубыми глазами.

— Помоги ему выжить, — прошептал голос лисы.

Кай почувствовал, как у него внутри начинает пульсировать комок ярости.

Он поднялся на ноги и сконцентрировался. Он вспомнил, как поступил так же, когда его прижали к стене мальчишки с соседнего двора.

Откуда-то со стороны раздался свирепый собачий лай, и из-за ворот выбежал огромный белый пёс, который кинулся на компанию живодёров.

Мучители, минуту назад безжалостно топчущие беззащитного щенка, в растерянности замерли на мгновение, а потом бросились прочь.

— Ага, — прозвучал голос лисы. — Вот ты и попался.

Тотчас всё изменилось.

Резкий щелчок — и Кай оказался в наполненном розовым свечением зале королевы Моб.

Он посмотрел на неё.

Возле её ног суетилась красная лиса.

— Молодец, — проговорила королева ей. — Ты неплохо отрабатываешь свои души.

Лиса прыгнула вверх, и безжизненная красная тушка вновь оказалась у Моб на шее.

— Стало быть, ты всё-таки можешь создавать по собственному желанию, — проговорила она, направляясь к Каю.

Кай отступил назад и посмотрел на тролля.

Тролль лишь развёл руками и попытался улыбнуться, однако вместо этого его физиономию осветила глупая гримаса.

— Мне ясно твоё творение фантазий, мальчик, — произнесла она. — Подождём немного — и ты станешь одним из моих творцов. А пока тебя проводят отдыхать.

Две странные фигуры с четырьмя руками, материализовавшись из темноты, подошли к Каю.

— Там тепло и мягко, — произнесла Моб. — А ещё есть виноградное мороженое.

Хозяйка башни повернулась к нему спиной.

— Тебя проводят в комнату гостей, — звучал отовсюду её голос. — Это почётная комната, мальчик.

Кай оказался в небольшой уютной комнате, обставленной причудливой деревянной мебелью.

На стенах висели каменные светильники, выполненные в виде маленьких фей. Феи держали в руках огонь и улыбались Каю.

Дальше двери стоял широкий дубовый стол, на котором стояли подносы с едой, фруктами и мороженым. Ещё дальше располагалась деревянная кровать с высокой мягкой периной.

Кай подошёл к столу и взял с подноса сочное красное яблоко. Стоило ему опуститься на кровать, как он сразу же почувствовал усталость.

Медленно зевнув, Кай опустил тело на пушистую подушку и погрузился в сон.

И лишь светящие феи видели, как кровать под засыпающим мальчиком превращается в огромную, глубокую пасть, укрывающую его тонкими острыми зубами, словно запирая в клетку.

Ловушка захлопнулась, когда Кай уже спал.

Башня Моб наполнилась тишиной, ведь сегодня у её хозяйки оказался новый гость из числа тех, которые так редко посещают эти места.

Затихло всё — даже поющий снегопад в тронном зале замолчал.

И лишь могильный серый тролль медленной, осторожной поступью подошёл к комнате гостей.

Он был не один. Его сопровождала чёрная фигура, из которой струился мрак.

Возле истрескавшейся деревянной двери они остановились.

Тролль прижал к костлявой груди старую толстую книгу, а фигура, наполненная мраком, протянула руку и прикоснулась к двери. Прикосновение заставило мрак из руки загадочной фигуры расползтись по коричневой деревянной поверхности. Несколько мгновений спустя дверь медленно отворилась, и те, кто был за ней, оказались в комнате гостей.

— Твой оз оказался весьма сообразительным, — произнесла девочка. — Не так часто они разбираются в моих книгах. — Посмотрев на тролля, она добавила: — И таскают их с собой.

Девочка была ростом с Кая. У неё были большие карие глаза, под которыми чернели темные круги. Длинные, до пояса, прямые чёрные волосы падали на её худое, слегка вытянутое бледное лицо.

— Всё произошло случайно, — признался тролль, смотря в глаза Каю, — просто моя кровь попала на страницы «Сумеречных легенд», и я увидел скрытый текст.

— Правильно, — произнесла девочка, — очень давно я написала эту книгу и замаскировала настоящий текст обычным. Лишь кровь оза способна была проявить написанное мной.

Кай с трудом смог оторвать своё тело от кровати, которая, казалось, не хотела его отпускать. Глубоко вдохнув, он почувствовал, как его голова, наполненная странной неприятной тяжестью, слегка пульсирует, отдавая пронизывающую вибрацию всему телу.

— И я случайно порезался, выковыривая кусок застрявшего мяса из зубов, — добавил тролль, — волей случая книга оказалась открыта на странице, где говорилось о сером заповеднике. Капелька крови явила скрытый текст, откуда я всё и узнал.

Тролль сделал важное лицо и надменно улыбнулся.

— И что же ты узнал там? — спросил Кай, медленно отходя от застывшей пасти-кровати.

— Моб ищет подобных тебе по всему миру, — произнесла девочка, — когда творцы попадают к ней, она уже никогда не отпускает их.

— Что это значит? — настороженно спросил Кай.

— Обращает их в статуи! — выпалил тролль.

— Не обязательно, — легко оттолкнув тролля в сторону, произнесла девочка, — чаще она делает творца своим слугой. Такие становятся стражами или исполнителями фантазий. Стражи выполняют всю грязную работу, контролируют озов, ищут новых творцов и выполняют то, что пожелает Моб. Исполнители фантазий развлекают её. Некоторые поддерживают её власть над заповедником. Некоторые придумывают новых озов, которые своим существованием среди людей дают скучающей Моб новые переживания. Но и те и другие становятся навсегда её рабами, выполняющими волю своей госпожи. На каждого своего раба Моб обманом надевает свое ожерелье власти. Оно навсегда остаётся с такими творцами. С его помощью Моб контролирует их волю.

— Выходит, она хочет сделать то же самое и со мной! — прокричал Кай. — Ну уж нет, я не стану марионеткой в руках этой ужасной ведьмы!

— Тех же, кто не соглашается на это, — продолжила, широко улыбаясь, девочка, — Моб обращает в ледяные статуи, украшающие её коллекцию.

— А если умирает творец, — разочарованно произнёс тролль, — помирает и оз, которого он сотворил, если в этого оза больше никто не верит из людей.

— Именно поэтому коротышка и нашёл меня, — произнесла девочка.

— А кто ты? — спросил Кай, глядя в её огромные черные глаза.

— Я Келли, — произнесла она серьёзно.

— Твой оз привел тебя сюда, не зная того, что ждёт своего создателя, — произнесла девушка. — Именно этим и пользуется Моб.

— И как же мы выберемся отсюда? — спросил девочку Кай.

Она лениво улыбнулась и, посмотрев на него своими большими чёрными глазами, произнесла:

— Так же, как и пришли.

— Всё дело в том, что Моб не так глупа, — произнёс тролль, почёсывая длинным пальцем острый подбородок. — И едва ли она так просто нас отпустит.

Коротышка выглядел слегка растерянным, но пытался не показывать виду — об этом говорила его наглая манера поведения и блеск сумасшедших жёлтых глаз. Одна улыбка, небрежно застывшая на его лице, выдавала беспокойство.

— Ну ты же не зря решил обратиться ко мне, хитрый коротышка, — произнесла Келли.

Физиономия тролля расползлась в ещё более наигранной хитрой улыбке.

Кай посмотрел на окаменевшие лица ангелочков-светильников.

— Они наблюдали за мной, — произнёс он.

— У Моб везде свои соглядатаи, — с грустью произнесла девочка, — но сейчас они не угроза нам.

— Меня больше интересует то, что она предпримет после того, как я покину это место, — произнёс задумчиво Кай.

— Интересная жизнь начнётся, — весело ответил тролль.

Девочка посмотрела на коротышку, который подошёл к столу с едой и взял в руку яблоко. Схватив тотчас другое, он попытался жонглировать ими, но это занятие ему быстро надоело, и, откусив от одного яблока большой кусок, тролль скорчил гримасу отвращения.

— Тебя будут искать, — произнесла Келли. Мягкими шагами подойдя к Каю и нежно положив руку ему на плечо, она посмотрела в его глаза.

Прикосновение было холодным и освежающим.

— И что мне делать? — спросил он, пытаясь обнаружить в её глазах что-то, что могло принадлежать обычной девочке сродни тем, которых ему доводилось встречать.

Тонкие бледные губы улыбнулись:

— Я помогу тебе, — произнесла она.

Мрак, который, словно плесень, покрыл стены и половину комнаты, вдруг зашевелился, и воздух вокруг наполнился странным кислым запахом.

— Следуйте за мной, — произнесла Келли и прошла сквозь дверной проём.