Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

9. Война

За завтраком, состоявшим из яичницы с отварными сосисками и сладкого кофе, Люда произнесла:

— Я уезжаю на полгода!

Вилка выпала из моих рук и грохнулась на стол.

— Что? Куда? Зачем? — полились потоком из меня вопросы.

— В одну из московских хирургических клиник, — спокойно произнесла Люда, читая газету.

— Эээ… Зачем? — не понимала я.

— На стажировку. Наша больница сотрудничает с этой клиникой, и вот мне предложили поработать там, набраться опыта и стать высококвалифицированным специалистом.

— На целых шесть месяцев?

— Угу!

— Но что я буду делать здесь одна?

— Жить полноценной хозяйкой. Можешь брата позвать к себе!

— Нет, — отмахнулась я. — Обойдусь без этой личности. Будет непривычно без тебя и скучно!

— Не маленькая! Справишься, — ответила Люда, и наш разговор исчерпал себя.

В свой первый рабочий день, хоть и неофициальный, я опоздала. Но мне было безразлично. Весь путь до «Раскрутки» я думала о Люде. Очень жаль, что она уезжает, но ничего не изменишь. Теперь буду жить в гордом одиночестве. Может, и правда пригласить к себе брата?

— Кружевич, вы опоздали! — резкий крик Леди Дюшес заставил меня остановиться в холле «Раскрутки».

— И вам доброе утро, Ангелина Павловна! Вообще-то, каждый человек имеет право опоздать на десять минут! Этикет позволяет!

— Хм, Кариночка, ты не принцесса и шла ты не на бал, а направлялась на работу! Так что, милочка, зарубите у себя на носу, что в нашей фирме не любят лжецов, трутней и опоздавших! Таких персон мы караем штрафом, а в редких случаях — увольняем! Ясно?

— Более чем! Я уволена?

— Ахаха, что ты! Разве я могу с тобой так бессердечно поступить?

— Вполне, — отрекошетила я вопрос Груши.

— Я не такая уже и зараза, какой меня считают в муравейнике.

— Понятно, — кивнула я. — Буду иметь в виду! Я могу быть свободна?

— Не спеши! Кариночка, у меня к тебе есть важное задание!

— О чём вы?

— В пятницу в «Раскрутке» состоится съезд директоров всех рекламных агентств Минска и Минской области. День, как ты понимаешь, для нас очень важный! И поэтому я бы хотела, чтобы ты подготовила доклад на…

— Но…

— Не перебивай, пожалуйста! Имей ко мне хоть какое-то уважение! — произнесла Леди Дюшес. — Так вот, доклад должен быть на тему: «Основные тенденции развития рекламы»…

— Позвольте, но…

— Я, кажется, просила тебя меня не перебивать?! — разозлилась Минская. — Или ты глухая?

— Нет, я всё прекрасно слышала! Но Сергей Петрович сказал, что до 15-го октября я буду только осваиваться, знакомится с правилами и коллективом «Раскрутки»!

— Господи, да на это у тебя уйдёт пара часов! Кариночка, доклад — это блестящая возможность доказать всем, что Минский в тебе не ошибся и смог в простой студентке разглядеть профессионала!

И тут до меня дошло! Месть! Вот что сейчас руководит желаниями Леди Дюшес! Она сразу была против моей кандидатуры на место экономиста и сейчас пытается сделать из меня посмешище на скором съезде директоров! Хитра! Но я не лыком шита! Так, пора будить дремлющую внутри меня стерву и объявлять войну!

— Ангелина Павловна, поручите этот доклад другому человеку. Боюсь, я не справлюсь! Всё-таки новичок! — предприняла я попытку спасения и нанесла первый удар.

— Ах, ну что ты! Не нужно скромничать, Карина! Марина Кривонос сказала, что вы способный экономист! Прямо от Бога!

«Язык бы оторвать этой Марине», — подумала я.

— Я уверена, вы справитесь со столь лёгким делом! Да и кому я могу поручить этот доклад? Все и так уже при деле!

Я приуныла. Леди Дюшес не так проста, как кажется на первый взгляд.

1:0 в её пользу.

— Знаете, я никому не говорила об этом раньше, но, думаю, сейчас пришёл час признаться вам, что я с детства боюсь выступать перед людьми! Увижу толпу зрителей и словно язык проглатываю! Ни бэ ни мэ!

— Ой, как жалко! Боязнь сцены — это ужасно! — театрально воскликнула Ангелина Павловна и положила руку себе на грудь. — Что же делать? А? Так-так-так… О! Придумала! За тебя выступит Анечка!

— Аня? Она же сидит на ресепшене!

— И что? Она уже не человек?

— Нет, я не это имела в виду! Просто как отреагируют приглашённые гости, узнав, что доклад им читает девушка, которая ни бум-бум в экономике?!

Груша густо покраснела.

1:1!

Я мысленно осыпала себя аплодисментами.

— Хм, а мы никому не скажем про Аню! Пусть все думают, что она экономист! А? Хорошая идея, правда?

— Я на это не согласна! Ищите другую дуру!

— Ладно, сделаем по-другому. Я сообщу всем, что доклад приготовила ты, но читает его Анна, так как ты… ты…

— Что? Умерла? — усмехнулась я.

— Нет! Заболела ангиной! Идёт?

2:1 в пользу Леди Дюшес.

— У меня почерк неразборчивый!

— Твоя проблема разрешима в наш век! Люди уже давно не пишут от руки, а используют компьютер! Доклад напечатай — и всё!

3:1!

Я скривилась.

— Вы уверены, что Аня справится?

— Не поняла твоего вопроса! — произнесла Минская, буквально просверлив меня своим взглядом. — Ты намекаешь на то, что моя дочь до такой степени тупа, что она не в состоянии прочитать написанное?

— Эээ… Нет, что вы!

— Вот и прекрасно! — оскалилась Леди Дюшес. — Теперь можешь идти. Хотя подожди!

Я, не пройдя и пару метров, повернулась.

— Упомяни в докладе про иностранное предпринимательство и инвестирование. Буквально 5-6 абзацев. И про слайды не забудь! Директора любят смотреть на картинки!

— Обязательно, — буркнула я.

— Ах да! — в спину бросила мне жена начальника. — Доклад должен лежать у меня на столе в четверг. Утром!

4:1 в пользу Груши.

— Через два дня? — рявкнула я.

— А что? Для такого специалиста, как ты, это проще простого! — усмехнулась Леди Дюшес и пошла по коридору.

5:1!

Я проиграла окончательно и почти всухую. Обидно!

Вне себя от злости я влетела в кабинет Жанны Аркадьевны и, не поздоровавшись с женщиной, плюхнулась на твёрдый стул.

— Идиотка! — произнесла я.

— О, я вижу, ты уже поговорила с Ангелиной Павловной. Да?

— Ага, вы экстрасенс?

— Нет, — усмехнулась женщина. — Просто только сия дама любит портить всем настроение в утренние часы! Что она тебе наговорила?

— Заставила писать доклад! Зараза!

— Согласна, — засмеялась Жанна Аркадьевна. — Будешь кофе с шоколадным тортом?

— С удовольствием. Я, кстати, Карина. Ваш практикант!

— Поняла уже. Ты к придиркам Груши привыкай! Она будет тебя часто доставать!

— Ежу понятно, — вздохнула я.

— Но ты, если хочешь здесь работать, никому кроме друзей не жалуйся на Минскую! Молча, скрепя зубами и сжав кулаки, исполняй её приказы — и всё будет в шоколаде! Это мой первый тебе совет! — произнесла женщина и поставила передо мной кружку с горячим кофе.

Я улыбнулась, и моя злость куда-то улетучилась. Возможно, всё не так уже и плохо?!

После того, как мною было выпито две кружки ободряющего напитка и съедено почти полторта, я перешла к обучению. Битых три часа Жанна Аркадьевна пыталась вбить в мою голову, как писать отчёты и готовить различные финансовые доклады, но всё было бесполезно. Дохлый номер! «Даром преподаватели время со мною тратили…» — как пела Алла Пугачёва.

От различных цифр, профессиональных терминов и словечек, а также фамилий работников я почему-то глупела, а не становилась умной. Наверно, ещё чуть-чуть — и я собственноручно написала бы заявление об увольнении и отнесла бы его Минскому, дав Леди Дюшес повод козырять перед мужем. Но в кабинет зашла Марина и утащила меня в кафе, где я смогла передохнуть и собрать мысли в единое целое.

— Как проходит первый рабочий день? — спросила Марина, уплетая за обе щёки овощной салат. — Круто?

— Да не то слово! Просто фантастически!

— Ясно! — прыснула Марина. — Привыкай!

— Стараюсь…

— Девочки, привет!!! — взвизгнул кто-то прямо над моим ухом.

Я повернулась. Около нашего стола стояла Аня и улыбалась во весь белозубый рот. Одета она была в короткое розово-чёрное платье, которое, если опустить, с лёгкостью сошло бы за пояс.

— Чего надо? — буркнула Кривонос, давая понять своим видом, что она отнюдь не рада появлению Минской-младшей.

Но, видимо, Аня этого не поняла и присела к нам за столик:

— Обедаете?

— Нет, гадаем на кофейной гуще!

— Смешно! — засмеялась девушка. — Слушайте, вы вчера по Первому каналу сериал «Окуни меня в любовь» не смотрели?

— Такой бред не глазеем! Бережём свою психику!

— Ой, жалко-то как! А я серию пропустила. Блин, теперь ничего не пойму.

— Что ж ты «мыло» проворонила?

— Занята была! — хитро улыбнулась Аня.

— Чем? — удивилась Кривонос. — Неужели энциклопедию листала?

— Нет.

— Квартиру убирала?

— Что за вздор? Этим занимается служанка! — заявила Аня. — Я на свидание ходила!

— С кем?

— Эээ… — замешкалась девушка и заложила выбившийся локон за ухо. — А вы маме не расскажете?

— Ни в жизнь! — в унисон ответили мы.

— Я встречаюсь с женатым!

— Шутишь? — спросила я.

— Нет, чистая правда! Девчата, он замечательный человек! Такой хороший! Мой Архангел!

— Архангел? — поперхнулась Марина.

— Да. Это его прозвище. А ещё… — захихикала девушка. — У него на левой ягодице родимое пятно в виде бабочки! Оно меня так заводит! Рррр…

— Обалдеть!

— И не говори! — прошептала Марина и выронила кружку, которая, соприкоснувшись с полом, подпрыгнула, а после разбилась вдребезги, забрызгав пол капельками недопитого чая.