Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

25. Год спустя…

В комнате пахло ванилью. Виной тому были сдобные булочки, которые лежали на тумбочке Анфисы.

Мы долго не решались подойти к подруге. Стояли возле двери, сбившись в кучку, боясь даже поздороваться с Мартышкой.

— Ну? Чего стоим как неродные? — спросил молодой врач. — Проходим, присаживаемся.

— А она…

— Боитесь, что набросится? — изогнул бровь доктор. — Она под действием успокаивающих таблеток.

— Она нас слышит? — спросила я.

— Да. Но, думаю, ответить вам не сможет. Вы же понимаете?!

Мы кивнули. Меня за руку взяла Стася. Её трясло.

Я села на кровать Анфисы и тихо произнесла:

— Привет, подружка. Как ты?

Мартышка ничего не ответила, как и сказал доктор. Она молча смотрела в окно. Вид у неё был безнадёжно поникший, лицо какое-то неподвижное, без мимики, словно у столетней старухи.

— Анфисочка… — прошептала я. — Мы не думали… и не хотели, чтобы так произошло…

Стася тяжело вздохнула. Видимо, она вспомнила события той ужасной ночи.

— Анфиса, выздоравливай, — произнесла я. — Выползай из своего кокона! Слышишь? Ведь ты нужна нам! Ты спасла мою жизнь.

Ни один мускул не дрогнул на лице Мартышки. Я словно разговаривала со стеной. Моё сердце сжалось от боли.

Мы ещё минут пять побыли у Анфисы. Я пыталась разговорить подругу, но та не только не сказала ни слова, но даже голову не повернула в мою сторону. И поэтому несолоно хлебавши мы покинули палату Анфисы.

Уходя из больницы, мы зашли к лечащему врачу Мартышки и поинтересовались:

— Скажите, Анфиса когда-нибудь станет нормальной?

Врач долго на нас смотрел, а после ответил:

— Девушки, ваша подруга лежит в психиатрической клинике с диагнозом «шизофрения». Это не простуда, которая проходит в течение двух недель. Это серьёзное заболевание, сущность которого ещё до конца не изучена. А лечение шизофрении у врачей вызывают множество споров. Так что возвращение вашей подруги к нормальной жизни остаётся под большим вопросом.

— О Господи! Но она у вас уже почти год! И до сих пор никаких изменений! — возразила Марина.

— Девушка, мы делаем всё, что в наших силах.

— Слабо верится!

— Если вы не доверяете нашим методам, можете перевести Анфису в другую клинику, но я вас могу уверить, что там будет то же самое.

Марина хотела снова возразить молодому врачу, но я опередила её и спросила:

— Что нам делать?

— Ждать. Приходите чаще к Анфисе, говорите с ней, рассказывайте ей различные новости, сплетни… В общем, ведите себя с ней, словно она здорова, и возможно, чудо совершится. Вы ведь верите в чудеса?

— Верили, когда считали, что Дед Мороз существует, но потом узнали, что добрый толстячок — всего лишь родительский развод! — сказала Стася. — Чудес, доктор, не бывает! Существует лишь слепая вера в лучшее.

— Значит, ждите и верьте! — улыбнулся врач.

— Спасибо, — ответила я, и мы вышли на улицу.

Весна в этом году была жаркой. Машина, стоя под палящим солнцем, превратилась в духовку на колёсиках.

— Девчата, пока, — произнесла Стася и открыла дверцу своей машины.

— А ты разве не поедешь на…

— Нет! — отрезала Пупсикова. — Я и так уже опаздываю на ужин с Артуром.

— Стася! — воскликнула Марина. — Мы же договаривались! Сегодня ведь ровно год, как…

— Да, я была готова поехать к Яре, но сейчас передумала! Я не хочу! У меня нет ни малейшего желания ехать к этой… этой ведьме!

— Стася!

— Что? Ах да, я забыла! Простите меня, дуру грешную! О мёртвых ведь говорят либо хорошо, либо ничего. Только вот о нашей покойной Ярочке я не могу сказать ничего хорошего! Но и молчать не буду! Знаете, я рада, что она в могиле. Ей там и место!

— Стася, что ты несёшь? — спросила я.

— Правду! Горькую причём! Карина, а ты жалеешь Брикину? Да? Ты забыла ту адскую ночку, которую подружка нам устроила?

— Нет, — ответила я.

— И я тоже! Я первую неделю не могла глаз сомкнуть! Постоянно тот ужас снился! Я чуть умом не тронулась! Неудивительно, что Мартышка в психушку загремела! Моя психика тоже чуть не сдалась!

— Стася, нам тоже было трудно забыть ту ночь, но Яра всё равно наша подруга…

— Не наша — ваша! — перебила Пупсикова. — У меня к этой твари нет больше симпатии! С ней меня объединяет лишь прошлое, которое я хочу забыть, но прошёл уже год, а я до сих пор в мельчащих подробностях помню ту ночь!

— Стася, ты обещала…

— Я помню. Но я человек: как дала обещание, так и забрала. Простите, но я не поеду на могилу Яры. И давайте закроем эту тему.

— Карина, ты тоже не хочешь ехать? — спросила Марина.

Девушки уставились на меня. Если честно, я не поддерживала антипатию Стаси к Яре, но ехать к подруге на могилу мне не хотелось.

— Карина, едешь или нет?

Я замешкалась.

— Еду, — вскоре сдалась я.

— Хм, удачи! Привет ей не передавайте! — скривилась Стася и, заскочив в машину, завела мотор и уехала, обдав нас выхлопными газами.

— Что ж, это твой выбор, Стася, — произнесла Марина, наблюдая, как автомобиль Пупсиковой скрылся за поворотом. — Поехали, Карина. Чем быстрее мы закончим это дело, тем лучше!

— Ты права, — кивнула я.

Подруга устало улыбнулась. За прошедший год Марина заметно изменилась. Она коротко постриглась в стиле Холли Берри и изменила цвет волос с тёмно-коричневого на светло-каштановый. Стала носить очки и деловые костюмы. Уволилась из «Раскрутки» и занялась собственным бизнесом, открыв парфюмерный магазинчик.

— Как ты? — поинтересовалась Марина. — Как дела в муравейнике? Я слышала, что ты в хороших отношениях с Грушей?

— Ну мы с ней пока не лучшие подруги, но и врагами нас тоже не назовёшь!

— С чего бы она лишилась своей морозности? — удивилась Кривонос.

— Она просто благодарна мне за спасение Ани. Помнишь?

— Ах да. А как Анька?

— Родила сына и ушла в декретный отпуск.

— Счастливая, — улыбнулась Марина. — Тебя на свадьбу она не приглашала?

— Приглашала, но я не пошла. Не решилась. Я боялась, что Вениамин поинтересуется у меня, куда исчезла Яра. Я не смогла бы придумать ничего путного и рассказала бы правду, что не очень хорошо для нас.

— Ты права. Эта тайна должна умереть с нами.

Минут через двадцать Марина остановила машину на опушке леса. Мы вышли из автомобиля и молча пошли вдоль молчаливых деревьев. Очень скоро мы нашли то, что искали.

Их захоронение трудно было назвать могилой. Это был одинокий холмик без креста, покрытый мхом. Над ним возвышалась плакучая ива, которая под дуновением ветра тихо шептала свою печальную песню.

За прошедшие годы ива, как и мы, заметно изменилась. Она стала выше, её ветви уже касались земли.

— Привет, ребята, — произнесла Марина и, наклонившись, положила букет на могилу.

Я вздохнула и закрыла глаза. И тут же моя память с головой окунула меня в прошлогодний ужас.

Раздался оглушительный выстрел.

Свет померк.

Я потеряла сознание и пришла в себя, лишь услышав громкий крик Стаси.

Открыв глаза, я не могла понять, что произошло. Я думала, что умерла, но всё говорило об обратном. У меня не было никаких болевых ощущений, если не учитывать онемение ног и лёгкое головокружение. Я по-прежнему была привязана к стульчику, а не парила под потолком, как это происходит после смерти, если верить фильмам. Чтобы окончательно убедиться в том, что я не отошла в мир иной, я ущипнула себя за руку и ойкнула, почувствовав боль. Я была жива! Но тогда почему на лицах подруг застыл дикий ужас?

Стася уже не была привязана к стулу, и сейчас она освобождала от уз плачущую Марину. Анфису я не видела.

— Зачем она так сделала? Зачем? — испуганно спрашивала Кривонос.

— Молчи! Слышишь? А то она и нас застрелит! Молчи!

— Девочки! — сказала я. — Помогите мне!

Марина и Стася вздрогнули, услышав мой голос.

— Карина! Ты жива! Слава Богу! — после замешательства произнесла Марина и подбежала ко мне.

— Что произошло, пока я была в отключке?

— Анфиса… — начала Кривонос и замолчала.

— Что?

— Она застрелила Яру.

— Нет! — испугалась я. — Не может такого быть!

— Может! Её труп лежит около окна.

Я застыла. Узнав, что в комнате находится труп, я буквально лишилась голоса. Я медленно повернула голову в правую сторону и, увидев Яру, застывшую в неудобной позе с белым лицом и окаменевшим взглядом, завопила от ужаса.

— Ааааа!!! Марина!!! Освободи меня от верёвок! Пожалуйста!!! Я не хочу здесь находиться! Ааааа!

— Тише! — зажала мой рот Стася. — Не кричи! Смотри на меня! На меня! Всё хорошо! Сейчас мы уйдём отсюда! Слышишь?

Я кивнула. Моя кровь от ужаса застыла в жилах. Мне было тяжело дышать. Яра была убита! Убита!!!

— Всё, развязала! Карина, поднимайся! Уходим!

Я, держась за подруг, встала и поковыляла к двери. Уже почти покинув комнату, я оглянулась и снова посмотрела на Ярославу. В ту же секунду в моей голове вспыхнул ответ на вопрос, который все эти роковые часы крутился в моей голове.

— Она не беременна! — сказала я. — Она врала!

Подруги притормозили.

— Что? — спросила Стася.

— Яра не была беременна! Смотрите, у неё нет круглого живота, который, по идее, должен быть! Ведь плоду без малого уже четыре месяца!

— Точно, — согласилась Марина. — Брикина солгала нам!

— Но от этого не легче! — резюмировала Стася. — Уходим!

Мы спустились на улицу. Там, около машины, держа револьвер в руках, стояла Анфиса и кричала на Андрея:

— Думал, сбежишь? Да? Не выйдет, красавчик! Игра ещё не завершилась!

— Ты сумасшедшая!

— Да неужели? А я твою подружку таковой считала! Это ведь она заварила эту кашу!

— Яра хотела отомстить!

— Но у неё ничего не вышло! Как жаль! Она упала в яму, которую рыла нам!

— Анфиса! — позвали мы подругу.

— Что? — грубо отозвалась она.

— Уходим!

— Нет, девочки, ещё рано! Игра ведь не окончена!

— Мартышка, о чём ты? Брось ты этого козла и пошли отсюда! — приказала Марина.

— Нет! Ещё пару минут! Андрюша, ты хочешь испытать судьбу?

Парень попятился. В его глазах читался страх.

— Хочешь узнать, счастливчик ты или неудачник? — продолжила Анфиса, раскрутив барабан револьвера.

— Нет!

— Почему же?

— Уйди от меня!

— С удовольствием! Только вот завершу начатое моей обожаемой подружкой. Будь она проклята! Остался один патрон… Сейчас, — Анфиса направила револьвер на Андрея, — я нажму на курок, и если ничего не произойдёт, то мы с тобой простимся! А если уж раздастся выстрел, то, оказавшись в аду, передай «привет» Ярославе.

— Ты не сделаешь этого! — возразил парень.

— Ахахаха! Ты меня плохо знаешь!

— Анфиса, остановись! Это не игры!

— Почему же? — повернулась к нам Мартышка. Этим воспользовался Андрей и бросился на неё. Они рухнули на землю. Завязалась отчаянная борьба.

Мы бросились на помощь к Анфисе.

Резко раздался выстрел, и мы притормозили.

— Анфиса? — тихо спросила Марина.

Ответа не последовало. Мы испуганно переглянулись и подошли к ребятам.

— Анфиса?

Тишина.

— Анфиса!!!

— Что? — тихо спросила она.

— Слава Богу, ты жива!

— Жива-жива! Помогите с меня снять этого гада! А то мне трудно дышать!

Мы подбежали к подруге и извлекли её из-под Андрея. Вся её кофта была в крови.

— О Господи… Анфиса, ты и его убила? — спросила я.

— Да, он мёртв!

Мы в ужасе отскочили от парня на несколько метров.

— Зачем ты это сделала? Он ведь был всего лишь пешкой! — закричала Стася.

— Но он не остановил эту игру! Он сам виноват. И разве тебе его жаль?

Пупсикова промолчала.

— Скоро начнёт светать, и поэтому нужно избавиться от трупов.

— О чём ты?

— Их нужно закопать где-нибудь в лесу, чтобы никто не нашёл.

— Их начнут искать всё равно! Это ведь люди, а не игрушки! И рано или поздно милиция придёт и к нам! О Господи, за что? — заплакала Марина. — Зачем ты их убила? Зачем?

— Я спасала нам жизни, идиотка! Если бы не я, возможно, сейчас ты лежала бы на их месте!

— Что нужно сделать? — вдруг спросила Стася.

— Отыщем сразу лопаты, после в багажник машины уложим трупы ребят и избавимся от них в каком-нибудь лесу. Только давайте быстрее! У нас мало времени! Скоро рабочие начнут приходить.

В ту ночь меня поразили хладнокровность и расчётливость Анфисы. Она здраво излагала свои мысли, и мы выполняли все её поручения, не отдавая себе отчёт в происходящем. Хотя стоит отметить, что мы после себя оставили множество ляпов и ошибок, и поэтому я первые месяцы не могла нормально выспаться, просыпалась от каждого звука во дворе, боясь, что это за мной приехал наряд милиции.

Ребят мы похоронили в общей могиле. И тогда пообещали друг другу, что ровно через год приедем на их захоронение. Но Анфиса тронулась умом, а Стася отказалась ехать на могилу нашей общей тайны.

Сейчас над холмиком возле ивы стояли только я и Марина.

Что нужно, чтобы уничтожить дружбу? Предательство? Обман? Разочарование? В моём случае началом конца дружбы с девочками стала смерть Яры и Андрея. Нет, мы, конечно же, при встрече здоровались и вели милую беседу, но в остальном мы желали не видеть друг друга. Ведь каждая из нас была напоминанием о той ужасной ночи. Ночи, которую мы хотели забыть…

Марина подвезла меня до дома. Я вышла из машины и поблагодарила подругу.

— Карина, может, встретимся на днях? Посидим в кафе?

— Хорошая идея, — улыбнулась я.

— Я позвоню!

Это была очередная ложь. Я знала, что Марина не позвонит, хоть в глубине души я в это верила.

Я зашла в квартиру и громко заплакала. В тот же миг в прихожую ворвался Тимур.

— Карина? Что случилось?

Я крепко обняла парня и прошептала ему:

— Пожалуйста… Никогда не бросай меня! Будь со мной всегда… Слышишь?

— Буду, — ответил парень и вытер мои слёзы.

Это была правда. Правда, которую не нужно доказывать!

Благодарность

Не передать той радости, которую я испытал, поставив финальную точку в этом романе. Ура, я сделал это!

И конечно же, хочу сразу отблагодарить мою хорошую знакомую Ирину Шепелеву. Ира, ты была самой ярой и требовательной из друзей. Ты буквально каждый день интересовалась моим романом и не давала мне лениться. Спасибо, Ирочка!

Роман о коварной женской дружбе завершён, и в этом есть и твоя заслуга!

Кроме этого, хочу выразить огромную благодарность тем ребятам, которые поддержали меня в голосовании. А именно: Евдокимову Алексею, Мельниченко Оксане, Гуменюку Павлу, Емельяненко Алине, Смаршковой Екатерине, Хохлёнок Евгении, Цапик Анастасии, Алексеенко Светлане — и многим-многим другим ребятам. Спасибо Вам! Вы помогли мне осуществить мечту.