Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

21. Плоды любви

В поезде меня разбудил звонок. Я, порывшись в сумочке, достала аппарат и сонно произнесла:

— Алло.

— Вы хотели услышать мой голос?

Я посмотрела на дисплей. Номер был незнакомым.

— Эээ… Маловероятно.

— Кружевич, ку-ку! Это я, Руслан.

— Ооо, привет, — очнулась я. — Рада тебя слышать. Как ты?

— Я лучше всех!

— Не сомневаюсь. Ты ж теперь звезда!

— Завидуешь?

— Нет, ни капли. Я довольна своей тихой жизнью. Тружусь экономистом в рекламном агентстве, заочно учусь и планирую скоро выйти замуж!

— Серьёзно? — удивился Руслан.

— Да. Правда, пока ухажёр не знает о моих планах, — усмехнулась я.

— Ты не изменяешь себе! Какой была, такой и осталась.

— Разве это плохо?

— Нет, — ответил Руслан.

— Слушай, что мы всё обо мне да обо мне? Как тебе живётся в амплуа начинающего певца?

— Как рыбе в воде! Это моё!

— Рада за тебя! Как тебе пришла идея выложить на сайт свои песни?

— Это произошло благодаря тебе.

— Мне? — удивилась я.

— Да! Помнишь тот день, когда меня отшила Чернина?

— Да, ты тогда прибежал ко мне и проплакал весь вечер. Кто же такое забудет? — сказала я.

— Проверка билетов, — раздалось в вагоне.

Я, зажав телефон между ухом и плечом, протянула талончик контролёру.

— Я не плакал! — возразил Руслан.

— Это ты матери своей рассказывай! Ты плакал, причём навзрыд! Но как сие помогло тебе?

— Ты в тот вечер внушила мне, что я уникум и меня ожидает великое будущее…

— Я действительно такое сказала? Что мы пили в тот вечер? — усмехнулась я.

— Кружевич, вредина ты!

— Уж какая есть!

— Но я всё равно тебя люблю!

— И я тебя, — сказала я. — Сейчас, наверно, Чернина локти кусает?!

— Стопудово! Но я её ни капельки не жалею! Пусть живёт теперь со своим Лисовым!

— Он её бросил, — произнесла я.

— Да? Откуда знаешь?

— Мама сказала!

— Так ей и надо!

— Согласна. Кстати, когда ты мне альбом пришлёшь?

— Какой?

— Для рисования, — съязвила я. — Музыкальный, Руслан! Му-зы-каль-ный!

— Ааа, хоть сейчас.

— Буду ждать. С автографом!

— Обязательно. Ладно, Кариночка, я перезвоню тебе позже. Мне сейчас на съёмки клипа нужно ехать.

— Ооо, это святое. Не буду отнимать твоё драгоценное время! Звони — не забывай!

— Конечно, куда я без тебя! До встречи!

— Пока, звезда, — сказала я и нажала на красную кнопку телефона.

В Минск я приехала к четырём вечера. На перроне с букетом из белоснежных роз и ослепительной улыбкой меня уже дожидался Тимур.

— Привет! — радостно воскликнула я и обняла парня. — Спасибо за чудесные цветы. Как провёл выходные?

— То есть эту неделю?

— Угу.

— Отдохнул с друзьями, посмотрел в сотый раз с мамой «Унесённые ветром», сходил на рыбалку с отчимом и искупался в проруби с отцом.

— В проруби? — воскликнула я. — С ума сошёл?

— Ни в жизнь! Я «морж» с детства!

— Вау! Узнаю о тебе интересные факты! — произнесла я, садясь в такси.

— Может, и ты про себя что-нибудь расскажешь?

— Что именно?

— Ну… Какой-нибудь секрет.

— Ой, у меня их тысяча. Несколько шкафов со скелетами!

— А подробнее?

— Опять мучает внеземное любопытство? — изогнула я бровь.

— Нет, — примкнулся своим носом к моему Тимур. — Я же должен знать тебя лучше?!

По моему телу пробежала приятная дрожь. Я прошептала на ухо парню:

— Хорошо, я раскрою парочку своих секретов, но только дома. Боюсь, если я расскажу их прямо здесь, шофёр, услышав мою исповедь, позвонит в милицию, и я окажусь в тюрьме!

— Заинтриговала, — засмеялся Тимур и обнял меня.

Не успела я перешагнуть порог квартиры, как парень сразу же снова наехал на меня с допросом:

— И вот мы дома, нет посторонних ушей…

— Даже у стен они есть, — усмехнулась я и пошла на кухню, чтобы заварить себе чая.

Тимур хвостиком вился сзади.

— Ты обещала!

— И уже пожалела об этом! Ладно, — вздохнула я. — Ты же не отстанешь, если не добьёшься своего!

Тимур хохотнул.

— Во-первых, я ненавижу белые розы…

— Но ты назвала их чудесными, — опешил парень.

— Это второй мой секрет! Иногда я бываю лицемерной. Боюсь, сказать правду.

— Ясно, — вздохнул парень.

— Не дуйся! Розы я не выброшу!

— Буду надеяться!

— Ну и третий мой секрет… Тимур, надеюсь, это никак не повлияет на наши отношения?

— О чём ты?

— Понимаешь… Мне сложно об говорить, но ты хотел знать, и… Ладно, скажу. Из песни ведь слов не выкинешь? Тимур, я лишилась девственности в 10 лет!

Повисла тишина. Глаза Тимура округлились.

— Расслабься! Я пошутила. Ахахаха, видел бы ты своё лицо! Ахахаха!!!

— Карина!!! Ну и шуточки у тебя!

— Привыкай! Сколько сахара?

— Две ложки.

Я взяла кружки с горячим чаем и поставила их на стол.

— Ну а если без шуток, то у меня есть одна тайна, которую знают немногие. Я рыжая!

— Не может быть! — застыл Тимур.

— Может-может! Я крашусь каждый месяц! И это моя тайна. Только тссс! — приложила я палец к своим губам.

Резко раздалась трель телефона.

— Алло, — сказала я, поднеся трубку к уху.

— Привет. Ты уже в Минске?

— Привет, Стасенька. Да, только в квартиру зашла. А что?

— Мне нужна твоя помощь…

— А ты уже вернулась из Египта?

— Д-да… — отчего-то замялась подруга. — Ты можешь ко мне приехать сейчас?

— Сейчас? — переспросила я, посмотрев на Тимура. Он был явно не в восторге от моего скорого ухода.

— Извини, что отвлекаю тебя. Я понимаю, что ты хочешь отдохнуть… Но мне больше не к кому обратиться. Прошу, приедь ко мне. Сейчас.

— Хорошо. Буду через десять минут.

— Спасибо.

— Куда ты направляешься? — спросил Тимур, смотря, как я одеваю сапоги.

— Стасе нужна помощь. Я вернусь скоро. Ты даже не успеешь соскучиться! А чтобы ты не сидел без дела — приготовь борщ!

На лице Тимура отразилось изумление.

— Спасибо, что не отказал, — сказала я, поцеловала парня в щёку и выскочила из квартиры.

Февральский холод сразу набросился на меня. Я натянула шарф до глаз и пошла быстрее.

Автобус прибыл на остановку вовремя. Я зашла внутрь салона и села на потрёпанное сиденье.

Через пятнадцать минут я уже стояла около квартиры Стаси и жала на звонок.

— Привет, — появилась на пороге Пупсикова.

— При… Господи, что с твоим лицом? — опешила я и схватила за руку подругу, когда та, ничего не ответив, хотела скрыться в квартире.

— Ай, — скривилась Стася. — Больно.

— Стасенька, что произошло?

Лицо подруги и её руки были покрыты фиолетовыми синяками. Один глаз девушки был опухшим. Я испуганно посмотрела на Стасю, и та, всхлипывая, произнесла:

— Андрей меня избил.

— Не может быть. Как он посмел?

— Я не знаю, что на него нашло. Я вчера прилетела из Египта, пришла домой и сразу позвонила ему. Я накрыла стол, включила романтическую музыку… Думала, мы с ним хорошо проведём вечер, а он… Он… — заплакала Стася. Я положила руку ей на плечо. — Он примчался и прямо с порога, ничего не сказав, стал избивать меня! Я никогда не видела его таким! Господи, в него словно дьявол вселился! Мне было ужасно страшно! В какой-то момент, когда Андрей в очередной раз занёс кулак над моей головой, я подумала, что пришла моя смерть!

— Бедная! Как ты пережила весь этот кошмар?

— До сих пор теряюсь в догадках! Наверно, родилась в рубашке!

— Ты обращалась за помощью в милицию?

— Н-нет…

— Нет?! — рявкнула я. — Ты сумасшедшая?! Тебя избил какой-то полоумный, а ты не написала заявление?! Только не говори мне про глупую женскую долю и про всепрощающую любовь! И ни слова про то, что «бьёт — значит любит»!!!

— Я и не думала! Я бы с радостью усадила этого гада в тюрьму, но он пригрозил мне! Перед тем как слинять, он перебил многое в квартире и сказал на прощание: «Если сдашь ментам или проговоришься кому-либо, я доделаю своё дело!»

— Это чистой воды угроза! С этим нужно что-то делать!

— Я знаю, но в данной ситуации я бессильна!

— Ты — да! Но Артур…

— Я с ним рассталась и не хочу ему звонить!

— Убери свою гордость! Она сейчас не к месту! Мужчина, поднявший руку на женщину, жалок и ничтожен! И с ним нужно бороться! Звони Коробкову! Тебе нужна защита, — протянула я Стасе трубку телефона.

Пупсикова несколько минут не решалась, а после взяла телефон и набрала номер экс-бойфренда.

Я тем временем пошла на кухню и, увидев царящий там хаос, пришла в ужас. Пол комнаты был усыпан осколками от битой посуды, землёй из цветочных горшков и разными видами круп.

— Вот козёл! — сорвалось с моих губ.

— Артур скоро приедет, — зашла в пищеблок Стася. — Боюсь, ему не понравится мой вид.

— Не бойся. До свадьбы заживёт!

— Ахаха, — скучно усмехнулась Стася. — Поверю тебе на слово. Кстати, я хочу ещё кое о чём тебя попросить. Ты бы могла спрятать вот это, — Пупсикова протянула мне сундучок, — на некоторое время у себя?

— Что это?

— Мои драгоценности. Я не хочу, чтобы они попали в лапы Андрея.

— Хорошо, — кивнула я и спрятала сундучок в своей сумочке.