Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

20. Говоря правду

На новогодние каникулы мои подруги разъехались по разным уголкам планеты. Стася, любительница солнца и тёплого бриза, улетела в Египет. Анфиса, охотница за свободными мужчинами и сторонница мимолётных курортных романов, укатила в Грецию, средиземноморский климат и белоснежные островные пляжи которой делают холостяков этой страны самыми сексуальными и желанными в мире. Марина, желая проникнуться новогодним весельем и получить удовольствие от шопинга, отправилась в Милан.

Я тоже решила не оставаться в заснеженной столице и поехала домой, в Краснодеревенск. Возвращалась я в родные пенаты отнюдь не с праздничным настроением. Ведь меня ожидал серьёзный разговор с родителями. Целых три дня перед отъездом я думала, что же сказать родным. Наврать о жизни Егора или сообщить горькую правду и испортить приближающийся праздник?

Тимур убеждал меня, что лучше будет рассказать всё как есть, без лишних фантазий, но я отчего-то не послушала мудрости друга и решила поступить по-своему.

Поезд прибыл в мой родной городок около одиннадцати утра. Я вышла на платформу и помахала рукой родителям. Они подошли и заключили меня в крепкие объятия.

— Доченька! Ну наконец-то, — поцеловала меня мать. — Похудела-то как! Кожа да кости!

— Ничего, мама. Думаю, за выходные дни я исправлю этот конфуз.

— А где Егор? Чего он из поезда не выходит? — спросил отец. — Сумки тащит?

— Нет. Он не приехал.

— Как? — в унисон спросили родители. — Не явился домой на новогодние праздники? Решил остаться с Риммой? Или у него новая подружка?

— Его сердце сейчас свободно, — ответила я. — Он расстался с Риммой!

— Тогда отчего…

— Он экзамен завалил, мама. А пересдачу поставили на 31-е декабря, — как можно правдоподобнее соврала я, садясь в семейное авто. — И поэтому он остался. Готовится сейчас, предмет зубрит.

— Раньше надо было учить! — сказал отец и завёл мотор.

— Он позвонит…

— Да неужели? — перебила мать. — Слабо верится! Вы, как уехали, соизволили лишь пару раз позвонить родителям! Какие заботливые дети!

— Ну прости, — сказала я. — Были заняты.

— Ну-ну!

— Егор позвонит! Обязательно!

Я не лгала. Не спешите бросать в меня камни! Перед отъездом я договорилась с братом, что он позвонит домой, как только ему станет легче. Конечно, об истинной причине своего нахождения в Минске он не скажет, а будет придерживаться моей версии его отсутствия. Это избавит нас от лишних проблем, а родителей — от слёз и переживаний.

Клиника, где лежал Егор, действительно была отличной. Брата разместили в палате-люкс и даже закрепили за ним персональную сиделку, милую девчушку Викторию, выпускницу столичного медколледжа. Девушка исправно выполняла свои обязанности и не увиливала от работы. В придачу она симпатизировала моему любвеобильному брату, который, даже борясь с наркотической зависимостью, не переставал заигрывать с противоположным полом. Под действия его любовных чар, кроме Викуши, попали ещё медсестра Аня и уборщица Нина.

Егор поправлялся с каждым днём, что меня очень радовало. Единственное, что меня беспокоило, — это цена за его лечение, но как только я заикнулась о ней при Тимуре, он резко сказал:

— Это не твоё дело! Ясно?

— Угу, — кивнула я и больше не интересовалась этой темой.

Подобная щедрость хоть и приносила радость, но и ставила меня в неловкое положение. Я чувствовала, что в долгу у парня, но ничего не могу дать ему взамен.

— Ну и идиотка же ты, — сказала мне Марина, когда я открыла ей свои душевные тревоги.

Был обеденный перерыв, и мы, испугавшись холода, не решились идти в кафе и поэтому сидели в холле «Раскрутки» и пили зелёный чай из одноразовых пластиковых стаканчиков.

— А разве одного «спасибо» достаточно в этой ситуации? Он столько для меня сделал! — возразила я.

— И? Тимур хоть раз заикнулся о том, что ты ему должна?

Я отрицательно замотала головой.

— Вот видишь! Ему приятно быть рядом с тобой! С него этого вполне достаточно. Карина, мир настолько испортился, что, когда перед тобой чистый искренний человек, который хочет быть рядом, ты ищешь в этом подвох! Подруга, тебе посчастливилось встретить человека с огромным добрым сердцем! Не упусти его!

Я промолчала, хотя была мысленно согласна с Мариной.

И сейчас, сидя за круглым столом и поедая мамины пирожки, я чувствовала себя самой счастливой на всём белом свете. Меня окружают заботливые родители, в столице меня дожидается самый отличный парень, и брат борется с зависимостью. От ощущения, что всё замечательно, по моей спине пробежали мурашки размером с кулак.

— Карина, я же забыла тебе сказать! — хлопнула в ладоши мама.

Я уставилась на родительницу. Какую сплетню она на этот раз обрушит на мою голову?

— Тебе Руслан звонил?

— Нет. Мы давно с ним не разговаривали, — ответила я.

— И ты ничего не знаешь о нём? — спросил отец, оторвав свой взор от телевизора.

— Нет.

— Совсем-совсем? — удивилась мать.

— Отстала ты от жизни! Вот что, — усмехнулась мама и пошла к себе в спальню. Через минуту она вернулась с газетой в руках. — Вот, читай!

— «Он из наших», — прочитала я название статьи вслух. — И?

— Дальше читай!

— Хм… «То, что популярный видеосервер мира зажигает новых звёзд шоу-бизнеса, уже давно не секрет. Взять, к примеру, Джастина Бибера, нынешнего кумира миллионов подростков. Именно благодаря видеосерверу неизвестный парень стал мегапопулярным. Неудивительно, что каждый день множество людей выкладывают свои видеоклипы на сайт, надеясь, что и их поцелует удача. Среди этой орды мечтателей был и наш с вами земляк, Руслан Пособный.

Парень, отличный певец с рождения, тоже поместил несколько своих видео на сайт и спустя месяц ему позвонили из звукозаписывающей компании. Михаилу Цветкову, известному белорусскому композитору и продюсеру, очень понравились песни Руслана, и он предложил ему сотрудничество. Пособный, естественно, согласился.

В ноябре вышел дебютный альбом Руслана под названием “К.А.Р.И.Н.А”.»

Я оторвалась от чтения и уставилась на родителей широко открытыми глазами.

— Это правда?

— Да, — кивнула мама. — Это не газетная утка. Твой друг теперь знаменитость.

— Я хочу его увидеть!

— Чтобы взять автограф? — усмехнулась мама. — Не думаю, что он сейчас будет дома. Он здесь редкий гость, как ты с Егором.

— Пойду позвоню ему. Мало ли?

Но меня ждало разочарование. Руслана дома не было, и в ближайшее время он не планировал появиться в Краснодеревенске.

— Я сама по нему дико соскучилась, — произнесла тётя Нина, мать Пособного. — У него гастроли, плюс он снимает клип на одну из композиций.

— Трудяга, — усмехнулась я. — Он не изменился.

— Да, Кариночка. Я ему сообщу, что ты звонила.

— Спасибо, — сказала я. — До свидания.

— До встречи.

Новый год был уже на пороге. На календаре сияла дата — 31-е декабря. Мама с раннего утра стала готовить праздничный ужин и напевала «В лесу родилась ёлочка».

Вам, возможно, показалось сие милой картинкой: моя мама, испачканная в муке, красиво поёт детскую песню и лепит калачи. Не обольщайтесь! Я забыла упомянуть, что у моей родительницы напрочь отсутствует слух, ей медведь не только наступил на ухо, но ещё и изрядно потоптался!

Отец на «ангельское» пение своей второй половинки никак не реагировал (скорее всего, у него за годы жизни с мамой уже выработался иммунитет), он молча убирал квартиру и переносил с балкона в гараж всякий ненужный, на мой взгляд, хлам.

Я пыталась убедить отца, что поломанные детские санки и мешок со старой одеждой просятся в мусорку, а никак не в гараж, но папа даже слушать не захотел, назвав меня «транжирой». Обидевшись, я закрылась в своей комнате и просидела там до вечера, смотря сериал «Хор» онлайн.

Около одиннадцати вечера нашу квартиру стали заполнять разношёрстные гости. Всевозможные родительские коллеги, друзья и прочие знакомые. Я еле успевала здороваться со всеми и запоминать их имена.

В полночь под биение курантов гости весело чокнулись бокалами с шампанским, и атмосфера натянутости и официальности спала сама собой. Зазвучали весёлые шутки, местные сплетни и народные песни.

Я не стала слушать многоголосие приглашённых гостей и, схватив кусок торта, тенью прошмыгнула на балкон. Только хотела откусить кусок от бисквитной сладости, как услышала за спиной:

— Прячемся?

— Папа! Зачем так тихо подкрадываться? — спросила я.

— Извини. Не хотел напугать.

— Где мама? Хлопочет на кухне?

— Нет, — ответил отец и закурил. — С Егором разговаривает.

— Да? Братец позвонил?! Молодец!

— Карина?

— Ммм? — спросила я с набитым ртом.

— Ты… ты не хочешь ничего мне рассказать?

— Нет. О чём ты?

— Об этом, — ответил папа и протянул мне конверт. — Не хочешь мне объяснить это письмо?

Я поставила тарелку с куском торта на подоконник и с тяжёлым чувством в душе открыла конверт. Внутри лежал лист бумаги, на котором было напечатано:

«Уважаемые Павел Николаевич и Людмила Викторовна Кружевич, сообщаем Вам, что Ваш сын был отчислен из автомобильного учебного колледжа в связи с пропусками и неудовлетворительным антисоциальным поведением…»

Я посмотрела на отца.

— Мама знает?

— Нет. Это письмо я ей не показывал. Не рискнул.

— Молодец, — криво улыбнулась я.

— Карина, я жду. Рассказывай.

— Ты точно хочешь узнать правду?

— Да. Лучше уж она, чем океан всевозможных вариантов, один хуже другого, — ответил папа.

— Хорошо. Но обещай, что всё останется между нами. Так будет лучше для всех.

— Обещаю, — после раздумий ответил папа.

— Спасибо. Что ж, началось всё…