Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

15. Не хочу в это верить!

Во вторник после работы я прошлась по магазинам, накупила различной вкуснятины и приготовила себе роскошный ужин. Потом вымыла посуду и загрузила в стиральную машину грязные вещи.

Настольные часы показывали 22:16. Спать не хотелось. Я расстелила кровать и уселась перед телевизором, на экране которого уже подходила к концу американская комедия с участием Рене Зеллвегер.

Вдруг в дверь резко позвонили. Неожиданным гостем оказался брат.

— О, какие люди! Рада тебя видеть. Какими судьбами?

— Решил тебя проведать. Ты же не интересуешься родственником. Забыла меня совсем!

— Только не начинай читать мне нотаций! Хватает мамы! Она тоже зудит, что я редко про неё вспоминаю. Нет времени, честное слово. Работа, скоро экзамены… Дел уйма. Ты же знаешь, где я живу, мог бы сам когда-нибудь зайти.

— Если ты не заметила, я это уже сделал. Может, пригласишь всё-таки в дом?

— Ах да, проходи, — усмехнулась я. — Есть будешь?

— Да, голодный, как волк. Давно по-человечески не ужинал.

— Ахахах, охотно верю. Жизнь студента не сахар. И по тебе это видно. Исхудал, под глазами синяки. Хотя, может, эти симптомы не от голода, а от ночной зубрёжки? А?

— Шутишь?

— Отнюдь, ты же в Академии МВД учишься! — съязвила я.

— Надо же, какие мы юморные! А ещё и подкалывать как умеем! Браво, маэстро! — зааплодировал брат.

— Да ладно тебе. Я же пошутила. Еду накладывай себе сам. Сок в холодильнике.

Оставив Егора, я поплелась в ванную комнату. Сложила постиранные вещи в тазик, а после развесила их на балконе.

— Слушай, а как Римма поживает? — спросила я, вернувшись на кухню.

— Не знаю, — пожал плечами брат. — Мы уже не встречаемся.

— Да? Поругались?

— Типо того.

— Ну, не могу сказать, что я опечалена сим фактом. Римма мне с первой нашей встречи не понравилась.

Брат лишь хмыкнул и отодвинул от себя пустую тарелку.

— Может, добавки?

— Нет. Карин, перейду сразу к делу. Ты можешь дать мне денег взаймы?

— Сколько нужно? Десять? Двадцать?

— Нет.

— Пятьдесят? Сто? Двести?

— Больше, — ответил брат.

— Хм, а точнее?

— Миллион.

— Сколько? — удивилась я. — Ничего себе! А чем ты отдавать будешь?

— Это уже не твоя проблема. Просто одолжи мне эту сумму, и я верну тебе деньги через две-три недели.

— Зачем тебе миллион? — изогнула я бровь.

— Нужно.

— И всё-таки?

— Не могу сказать.

— Ясно. Ну а я не могу одолжить. У меня сейчас нет такой суммы на руках.

— Врёшь! — крикнул Егор. — Есть!

— Да не по твою честь!

— Ты же собираешь на оплату второго семестра!

— Да и что? Те деньги — неприкосновенные запас!

— Я прошу в долг, сестрёнка. Я всё верну. Я человек слова. Ты же знаешь! — вдруг стал милым брат и сжал мою ладонь в своих руках.

— Извини, но ничего не получится.

— Карина, мне нужны деньги!

— Я уже сказала, что ничем помочь не могу, — встала я из-за стола и подошла к окну. — Разговор окончен.

— Карина, я прошу пока по-хорошему…

Я обернулась.

— Прости? Я не ослышалась? Ты мне угрожаешь? Ты в своём уме?

— Дай! Быстро!!! — гаркнул Егор и подбежал ко мне со сжатыми кулаками.

На какой-то момент мне показалось, что он сейчас меня ударит. Я даже закрыла глаза от страха и приготовилась к побоям. Но брат подбежав ко мне, упал на колени и запричитал:

— Дай мне денег. Ну пожалуйста… Мне они очень нужны. Одолжи! Я ведь твой брат. Помоги мне!

По щекам Егора побежали ручейки слёз. Я опешила. После, присев на колени, обняла брата и прошептала:

— Во что ты ввязался?

Он молчал, уткнувшись мне лицом в плечо.

— Егор, ты ничего не хочешь мне рассказать?

— Нет, — зло бросил брат и встал на ноги. — Одолжи мне миллион рублей!

— Я не могу!

— Да всё ты можешь! Просто не хочешь мне помогать! Стерва!!! Квартиру себе отымела, любовника богатого! Ещё и родители тебя хвалят без остановки. Кариночка это, Кариночка то! Тьфу!!! Надоело!!! Достали вы все!!!

Я не верила своим ушам и глазам. В Егора словно бес вселился.

— Карина, — брат продолжил бросать в мою сторону обвинения. — Я никак не пойму, а чего твой Петя не заплатит за твоё обучение? А? У него же денег уйма!

— Он не мой! Мы просто друзья!

— Ахахаха, — грубо засмеялся брат. — Только не ломай комедию! Ты же спишь с ним! О какой дружбе ты ведёшь речь?

— Я не сплю с ним! — мой спокойный голос перешёл в истерический крик.

— Врёшь!

— Пошёл вон! — заорала я. — Живо! Немедленно! Я не хочу тебя видеть.

— С радостью. Мне противно быть рядом с тобой. Проститутка!

Это был удар ниже пояса. Я подбежала к Егору и со всей силы дала ему пощёчину. Брат злобно на меня посмотрел, и я пожалела о своей вспыхнувшей ярости. Егор молча вышел из кухни и долго одевался в прихожей, круша там всё. Потом он ушёл, громко хлопнув дверью.

Я плюхнулась на стул. Что только что произошло? Иначе как сумасшествием это и не назовёшь. Егор считает меня проституткой. Дожила!

Голова разболелась. Я пошла в зал, чтобы отыскать аптечку и принять болеутоляющее. Зайдя в прихожую, я долго рассматривала бардак, учинённый братом, и заметила, что моя старая сумка вывернута наизнанку и валяется отчего-то в углу, а не лежит в тумбочке.

В мою душу стали залезать сомнения. Я осторожно взяла сумочку, словно это была граната. Заглянуть внутрь я долго не решалась, но когда, переборов страх, я это сделала, из моих уст вырвался долгий стон. От обиды я заплакала и осела на пол.

Деньги, которые я копила на учёбу, исчезли. Сумочка была пуста… Нет! Как он посмел! Он ведь знал, что это деньги, отложенные на учёбу! Он забрал их! Украл! Вор!

Слёзы лились неудержимым потоком. Вместе с обидой внутри нарастала неудержимая злость. Наверно, если бы Егор сейчас был рядом, я убила бы его не раздумывая.

Что на него нашло? Он хоть понимает, что натворил? Оскорбил меня, ограбил!

Я встала на ноги и забежала в зал. Открыла энциклопедию (мой второй тайник), вытащила оттуда несколько купюр по двадцать тысяч каждая и, накинув пальто, пошла ловить такси.

Спустя пять минут я уже ехала по ночному неспящему Минску в общежитие, где проживает брат.

— Девушка, чего это вы такая нервная? Словно убили кого-то! — усмехнулся таксист.

— Ещё не убила! Планирую.

— Эх-ма, парень изменил?

— Нет.

— А что случилось?

— Мужчина, следите лучше за дорогой! Я не настроена изливать душу постороннему человеку!

— Понял, — ответил шофёр и больше не доставал меня своим любопытством.

Вскоре машина притормозила возле обшарпанного пятиэтажного здания. Я вышла из такси, заплатив за проезд, и пулей влетела в общежитие.

— Эй, девушка! Куда это ты намылилась? — вскрикнула вахтёрша в потрёпанном ватнике. — Ишь какая шустрая. На время смотрела, дорогуша?

— Я к брату. Мне нужно срочно его увидеть.

— Кого именно?

— Кружевич Егор. Я его родная сестра!

— Да поняла уже. А его нет.

— Как нет? А где же он?

— А почём мне знать? — ответила вахтёрша и сложила руки на груди. — Его отчислили месяц назад. Ты не в курсе?

— Нет, — опешила я. — Но почему?

— За прогулы. Егор, кстати, и здесь редко появлялся.

— Ничего не понимаю. Что с ним происходит? Отчего он так резко изменился?

— Не знаю, милочка. Ничем помочь больше не могу.

— До свидания, — попрощалась я с женщиной и вышла на улицу.

Холодный ветер сразу же залез мне под пальто. Я поёжилась.

Егора отчислили. Да, он не ботаник, но и не разгильдяй, чтобы вот так отвратительно себя вести. Не приходил на пары, не ночевал в общежитии! Нонсенс! Что же такое происходит? Кто мне сможет объяснить?

— Римма, — сорвалось с моих губ.

Точно! Рыжая бестия расставит все точки над «i».

Я, не теряя ни минуты, пошла на автобусную остановку. Если мне не изменяет память, Римма должна жить у своей тёти, квартира которой располагается на Могилёвской улице.

Я оказалась права. Адрес экс-подружки моего брата, сохранившийся чудом в моей голове, был верным.

— Вам кого? — спросила толстая женщина в застиранном халате, открыв дверь.

— Позовите Римму.

— Она спит. У неё завтра экзамен. Девушка, вы слишком поздно пришли в гости.

— Разбудите её!

— С какой стати? — крикнула женщина.

— Очень нужно. Я…

— Карина? Что ты тут делаешь? — раздался знакомый голос, и за спиной толстухи показалась Римма.

— Риммочка! Эта нахалка своим ором тебя разбудила?

— Вообще-то кричали вы! — сказала я.

— А что это вы мне грубите?

— Я?

— Ну не я же! — покраснела женщина.

— Тётя Валя, успокойтесь. У вас может подняться давление, — встряла рыжая. — Идите готовьтесь ко сну. А я пока поговорю с Кариной.

— Спасибо, детка. Ты золото! Ангел во плоти!

— Скажете тоже, — отмахнулась Римма.

— Я не шучу! Ты чистой души человек, а не как некоторые, — произнесла женщина, зыркнув на меня.

Я подавила желание вступить в скандал. Только его сейчас не хватало!

— Не обращай внимания на мою тётю, — произнесла Римма, когда мы уже стояли на улице. — Она с «приветом».

— Что с Егором? — резко изменила я тему разговора. — Где он?

— Откуда мне знать. Мы расстались.

— И всё же! — надавила я на Римму.

Та, посмотрев на меня, вздохнула и спросила:

— Ты действительно хочешь знать правду?

— Да. Он же мой брат.

— Ну да, а ещё он мой бывший парень, с которым я хотела прожить всю жизнь, но вмешались… наркотики.

Мне стало дурно.

— Н-наркотики? — прошептала я. — Егор — наркоман? Я… я не верю!

— Твоё неверие лишь усугубит ситуацию! Нужно действовать, пока не стало поздно.

— Как это произошло?

— Ничего фантастического. Мы отдыхали в клубе, к нам подошли милые ребята и предложили порошок бесплатно. Мы взяли, попробовали… Идиоты! Тогда нам всё казалось таким радужным и беспроблемным! На наркоту я не подсела, а вот Егор…

— О Господи, — схватилась я за голову. — И где же он сейчас?

— С друзьями по несчастью. Но знаешь, я уверена, что он скоро придёт к тебе. Рано или поздно ему потребуется очередная доза! Крепись, подруга! Тебя ожидают горячие деньки!

— Знаю, — кивнула я, чувствуя, как меня плавно накрывает волна депрессии.