Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

14. Мышеловка

Я проснулась с ужасной головной болью. Казалось, что по мне проехал танк. Господи, как хорошо, что сегодня воскресенье и мне не нужно идти на работу!

В моей памяти не сохранилось, кто и как доставил меня из «Жары» в квартиру Люды. Последнее, что я помню, — это как меня вырвало на ноги одного из охранников. Боже, как мне стыдно! А это значит, что вечеринка удалась на славу.

Я встала и, держась за стены, поплелась на кухню. Достала из холодильника бутылку минеральной воды, налила себе полную кружку этой освежающей жидкости и в один глоток осушила её. Стала немного легче. Я повторила процесс. Потом приняла холодный душ, намочила полотенце и приложила его к больной голове. Ну вот, сейчас лягу в постель и вздремну пару часиков.

Но моим планам не суждено было сбыться. Лишь только ко мне на мягких лапах стал подбираться сон, как раздался телефонный звонок.

Господи, за что?!

— Алло, — негодующе произнесла я.

— Привет, алкашка! Как самочувствие?

— Поганое. Больше никогда не буду пить коктейли. Кстати, спасибо, что привезла меня домой и уложила.

— Не за что, — ответила Марина. — Я к этому не причастна.

— Да? Но кто же тогда…

— Угадай с трёх раз.

— Что за детство? — возмутилась я. — Тебе сказать трудно?

— Да! Угадывай!

Я вздохнула.

— Анфиса?

— Нет.

— Стася?

— И снова промах. Осталась последняя попытка. Подумай хорошо, перед тем как ответить!

— Яра, — сказала я.

— Нет!

— Но больше некому!

— Разве? Ошибаешься! А Кочевников?

— Пётр? — визгнула я. — Это он меня домой доставил?

— Да!

— Марина, как ты могла доверить меня нему? Чем ты думала?

— Ой, незачем так кричать! Вы же друзья. Или у вас любовь?

— Какая любовь? Скажешь тоже! Я ему в дочери гожусь!

— И что? Возраст ныне не помеха!

— Марина, не неси чушь! Боже мой, Пётр видел меня в таком ужасном состоянии! И… Марина!!!

— Что? — испугалась подруга. — Что?

— Я в пижаме!!!

— И?

— Включи мозги! Марина, он меня переодел! Ты можешь себе это представить?

— Вполне. И что тут такого?

— Он видел меня в одном нижнем белье!

— Конец света! — хихикнула Марина. — За свою жизнь он и обнажёнку видел. Устроила здесь панику!

— Тебе легко говорить. А я теперь не смогу ему в глаза смотреть. Сгорю со стыда! И перед Стасей нужно извиниться. Я испортила её праздник!

— Забей, — произнесла Кривонос. — Она не в обиде. Там таких, как ты, была большая половина. Слушай, мы вот болтаем-болтаем о пустом, а я ведь не по этому поводу звоню. Я такое узнала!!!

— Горю от нетерпения, — усмехнулась я.

— Слушай…

Я включила в телефоне громкую связь, положила аппарат на тумбочку и легла на кровати удобнее. Тем временем Марина щебетала:

— В клубе был Вениамин. Я давно планировала с ним поговорить, но храбрости не хватало. А вчера, приняв на грудь пару рюмок коньяка, решила расставить все точки над «i»…

Веня сидел в одиночестве за столиком возле входа. Пока остальные девчата усаживали меня в машину Кочевникова, Кривонос подошла к мужу Яры и произнесла:

— Привет. Как настроение?

— Отличное! Смотрю, ваша подруга перебрала немного, — усмехнулся Вениамин.

— Да. Карина не рассчитала дозу.

Повисла натянутая тишина.

— Слушай, а у меня к тебе есть один серьёзный разговор, — произнесла Марина.

— Я сразу понял, что ты подошла ко мне не просто так, — сказал Веня и закурил сигарету. — И о чём ты хочешь со мной поговорить?

— Я знаю про твои измены с Минской!

— И что? — спросил парень, пуская дым через нос.

— Эээ… Так нельзя!

— Да? А как можно?

— У тебя есть жена и будет ребёнок! Нужно порвать всякие связи с этой профурсеткой Аней.

— Не смей её так называть! — ударил по столу кулаком Веня. — Аня — хороший человек.

— Возможно. Я не буду это оспаривать, но Яра — твоя супруга. Она любит тебя…

— А я её — нет!

— Что? — опешила Марина. — Но… Зачем ты тогда женился на ней?

— Хм, на этом настояли мои родители. Моя мама работала в приюте, где воспитывалась Ярослава. Она очень любила Брикину, да и сейчас считает её лучшей из лучших! Родительница заставила Яру лечь ко мне в постель! Потом Брикина, опять же по приказу моей мамаши, сообщила мне о беременности и этим принудила меня к браку с ней. Как ты могла догадаться, никакого ребёнка она не ждала. Это было ложью! Блефом!

— Бред! — фыркнула Марина. — Ярослава не способна на такой низкий поступок. Она чистой души человек!

— Ахахаха, — вдруг засмеялся Вениамин. — Ты сама святая наивность. Ваша подруга — редкостная мразь. У Яры скелетов в шкафу тысяча тысяч.

— Не верю.

— Это твоё право. Но когда-нибудь ты поймёшь, что я говорил правду.

Марина призадумалась, а после спросила:

— Ты любишь Аню?

— Да. Очень сильно.

— Давно вы встречаетесь?

— Около года, — ответил Вениамин.

— Почему же ты тогда не развёлся с Ярой? Зачем тянул резину?

— Не знаю. Жалел её.

— Хм, а теперь как планируешь поступить? Ярослава ждёт ребёнка. Она не согласится на аборт.

— В курсе! Марина, дела обстоят куда хуже, чем кажется на первый взгляд.

— О чём ты?

— Аня… Она тоже беременна!

— Что? — в один миг протрезвела Марина. — Я не ослышалась? И Минская носит твоего ребёнка?

Вадим кивнул.

— Ну и кашу ты заварил.

— Знаю. Лучше подскажи, что мне делать, а не сыпь соль на рану.

Марина вздохнула и положила свою руку на плечо Вениамина.

— Тебе нужно окончательно решить, с кем ты хочешь прожить всю свою жизнь…

— Я давно решил. Думаю, ты знаешь, кого я выберу.

— Да, — кивнула Кривонос. — Я знаю. И я… Я предупрежу всех наших и постараюсь подготовить Яру. Ты со своим решением тоже не тяни.

— Постараюсь. Спасибо.

— С ума сойти! — резюмировала я рассказ Марины. — Даже не знаю, что тебе сказать. Бедная Ярослава!

— Полностью с тобой согласна. Знаешь, мне почему-то жаль Веню. Раньше я его терпеть не могла, а сейчас — сочувствую. Он в мышеловке.

— Да, но он сам виноват.

— И это правда! Что дальше будет? — риторически спросила Кривонос.

— Поживём — увидим, — ответила я.

— Да, верно. Ладно, мне ещё нужно Стасе и Анфисе позвонить. Вечером тебя наберу ещё. Поразмыслим, как рассказать обо всём Яре. Господи, прости и помилуй нас, грешных. Всё, пока.

— Пока, — отключилась я.