Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

13. А на наши именины…

Несколько последующих дней Марина только и твердила о позоре Ани Минской. Иногда, правда, она переключала своё внимание на мои встречи с Кочевниковым, но я избегала разговоров о личной жизни, и поэтому Кривонос возвращалась к пересудам об Анюте.

Анфиса перестала на нас злиться. Вчера вечером она позвонила каждой из нас и извинилась за своё неподобающее поведение на показе. Я, конечно, простила, но продолжаю держать ухо востро. Мало ли?! Раз в год и палка стреляет!

С Петром я встретилась после показа ещё несколько раз. Он оказался интересным рассказчиком и великолепным собеседником, с которым время пролетало незаметно. Мне с ним не было скучно, и с каждой нашей встречей я всё больше привыкала к нему. Общаясь с мужчиной, я поняла, что при всём своём финансовом и физическом благополучии он — несчастный человек. Единственными, с кем он последнее время чувствовал себя уютно и безопасно, были его собаки. Родной сын был занят на работе и редко звонил отцу, он даже после показа не соизволил поговорить с Петром, а уехал на закрытую вечеринку с друзьями.

На работе коллеги воспринимали мужчину как строгого начальника, и поэтому никаких приятельских отношений у Петра с коллегами не было. Лишь профессиональные.

Кочевников уже планировал начать ходить к психологу, чтобы хоть с кем-то общаться по душам, но тут судьба свела его со мной. И эта идея отпала сама собой.

Ещё в первый наш совместный вечер, сидя за столиком в фешенебельном ресторане «Шехерезада», я расставила все точки над «i».

— Пётр, я надеюсь, вы понимаете, что никаких отношений, кроме дружеских, между нами не будет! — сказала я.

— Да, да, конечно. Я на большее и не рассчитываю. Мне нужна девушка, которая будет со мной разговаривать, а не просто слушать мои речи, делая умный вид. Мне нужна девушка, которая видит во мне человека, а не большой денежный мешок.

— Вам повезло, — подмигнула я. — Вы нашли то, что искали. Но предупреждаю, начнёте переходить рамки дозволенного — больше меня не увидите. Никогда.

— Понял. Зарублю себе на носу.

Пётр сдерживает обещание. Мы с ним просто друзья. И нас это вполне устраивает.

Сегодня у Стаси день рождения. Ей 26. Целые сутки я провела, словно белка в колесе. Во-первых, девчата повесили на меня покупку подарка. Нужно было купить голубой бриллиантовый ансамбль: колье и серьги. Кажись, ничего сложного, но мне пришлось обежать пол-Минска, прежде чем удалось купить подобный ювелирный комплект.

Во-вторых, вплоть до празднования именин подруги я приводила в порядок квартиру. Люда доверила мне собственное жильё в надежде, что я буду следить за порядком, но я позабыла об этом, устроив в доме кавардак. И поэтому сейчас я всё исправляла.

Около девяти вечера за мной заехала Марина. В автомобиле также сидела Анфиса.

— Привет, — поздоровалась я с ней.

— Hello! Как жизнь? Готова тусануть?

— Ага. Давно не отдыхала в клубе. А где Яра?

— Она приедет с Вениамином, — ответила Марина.

Больше мы не разговаривали. Кривонос следила за дорогой, Мартышка разглядывала глянцевый журнал, а я изучала городские пейзажи Минска.

Клуб «Жара» располагался в спальном районе столицы. Это было трёхэтажное здание с огромными тонированными окнами и тяжёлой металлической дверью, возле которой стояла борзая тройка грозных секьюрити.

— Здесь проходит закрытая вечеринка. Вход только по приглашениям, — рявкнул один из «шкафов».

— Знаем! Держите, — прочирикала Анфиса и протянула три ярких талончика.

Парень, окинув их взглядом, сказал уже мягче:

— Проходите, девушки. Весёлого вечера!

— Спасибо, мальчики, — с надеждой, что на неё обратят внимание, произнесла Мартышка, но никто из охраны даже глазом не моргнул.

— Вот охламоны! — обиделась она. — Что за время? Сейчас проще даже парню отыскать себе бойфренда, чем мне!

Мы рассмеялись и зашли в здание. Внутри клуба дико ревела музыка. На танцполе хаотично двигались люди, а возле барной стойки сидела группа ребят и смотрела на выступление здешнего бармена.

— А мне тут нравится! Даже очень! — прокричала Марина. — Я хочу танцевать!

— Вау, сколько красивых парней! — глаза Анфисы вспыхнули огнём. — Молодой человек! Молодой человек!! Угостите даму коктейлем!

В считанные секунды мои сопровождающие разлетелись в разные стороны, напрочь забыв не только о Стасе, но и обо мне.

Я огляделась. Куда сразу лучше направиться?

— Карина, здравствуй. Ты одна?

— Стася! Ты-то мне и нужна. С днём рождения! — воскликнула я и обняла Пупсикову. — Держи подарок. Он от всех нас.

— Спасибо! — улыбнулась Анастасия. — А где остальные?

— Марина на танцполе, Анфиса умчалась на поиски бойфренда.

— Ясно. Всё как обычно. Пошли в зал отдыха, а то тут очень шумно. Мне нужно тебе кое-что рассказать.

Я кивнула и поплелась за Стасей. Через несколько минут мы оказались в уютной светлой комнате с парочкой диванов и журнальных столиков. На потолке висела изящная пятирожковая люстра, а окна были занавешены бордовыми шторами.

Присев на диван, я перевела дух и стала поедать зелёный виноград, гроздья которого лежали в хрустальной вазе.

— Все люди в клубе — твои знакомые? — спросила я.

— Ну… Большинство. Меньшая часть приглашённых — это друзья и коллеги Артура.

— Понятно. Кстати, а где он?

— Вот об этом я и хочу с тобой поговорить, — сказала Стася и наполнила свой фужер шампанским. Я от спиртного отказалась. — Мне кажется, что мы расстались. И точку в наших отношениях поставила я.

— Но как? Зачем? Разве вы не планировали в скором времени пожениться?

Пупсикова отпила шампанского, откинулась на спинку дивана и начала свой рассказ.

Стася — человек настроения. Её легко развеселить, но также легко и вывести из себя. Когда у Стаси на душе скребут кошки или она утром встала не с той ноги — лучше обходить её персону за несколько километров. Ведь в такие худшие моменты своей жизни Стася способна морально уничтожить любого. Потом, конечно, она приходит в тонус и мчится просить прощения у всех обиженных. Некоторые с лёгкостью прощают и забывают срывы Стаси, а некоторые — не хотят прощать, за что получают очередную порцию оскорблений и навсегда изгоняются из среды друзей госпожи Пупсиковой.

Артур никогда не обращал внимания на плохое настроение своей пассии. Ему даже нравилось, когда Стася блажила на всю округу, словно раненая самка бизона, и носилась из комнаты в комнату, круша всё на своём пути. Он знал, что психи скоро пройдут и его любимая снова станет хорошей и покладистой.

Сегодня ничто не предвещало беды. Настроение у Пупсиковой было боевое, с раннего утра телефон девушки разрывался от поступающих звонков и приходящих сообщений.

— Любимая! — с подносом, на котором стояла кружка кофе и тарелочка с пирожным, в комнату зашёл Артур. — Как спалось?

— Отлично, — потянулась Стася.

— Славно. С днём рождения, — произнёс Коробков и поцеловал девушку. По её телу приятно пробежался жар.

— Спасибо.

— Милая, я надеюсь, ты поймёшь.

— О чём ты?

— Ты веришь мне?

— Конечно, как никому другому на свете.

— Это очень хорошо, — произнёс Артур и, подойдя к окну, раздвинул шторы. Спальню озарило прохладное осеннее солнце. — Стася, я давно готовился к твоим именинам, писал торжественную речь, собирал деньги на подарок… Ты давно мечтаешь о машине. Я и планировал купить тебе автомобиль, но совсем недавно мне поступило заманчивое предложение: создать ещё одну линию одежды совместно с парой российских дизайнеров. Выйти на новый уровень!

Стася сидела молча и пыталась разобраться, к чему клонит бойфренд.

— Но для этого нужны были деньги! И я… я использовал ассигнации, которые откладывал на твой подарок.

— А как же машина? — грустно произнесла Стася.

— Милая! Только не расстраивайся! Она будет у тебя. Обещаю.

— Когда? Года через три?

— Возможно.

Стася опешила. Услышать она хотела совсем не это.

— Зачем тебе новая линия одежды? Ты и так пропадаешь на работе целыми днями, а сейчас и вовсе ты вылазить из ателье не будешь!

— Дорогая! Всё будет хорошо.

— Что-то я сомневаюсь.

— Не злись!

Стася нахмурилась. Праздничное настроение выветрилось, как дым через открытую форточку.

— Стасенька, не дуйся. Я тебе куплю машину. Даю слово! Ну?!

Пупсикова, ничего не сказав, соскочила с кровати и в пижаме пошла на кухню, чтобы выпить коняка. Для души, как говорится. Артур молча последовал за ней.

На столе Стася увидела открытку и… букет из гвоздик! Тут-то у девушки в голове перемкнуло. Она разревелась, вышвырнула ненавистные цветы в окно, а потом из неё, словно из проснувшегося вулкана, полилась лава претензий и оскорблений. Высказав всё, Стася умчалась в ванную комнату и, заперевшись, сидела там несколько часов.

— Выйдя из ванны, я не нашла Артура в квартире. Он уехал в неизвестном направлении, забрав все свои вещи. Вот так наша любовь и закончилась, — грустно произнесла Стася.

— Ты ему звонила?

— Недоступен.

— Да уж, — произнесла Анфиса, которая появилась в комнате отдыха, когда Пупсикова только начала рассказывать о разрыве отношений с Коробковым. — Стася, ты — редкостная дура!

— Вот-вот, — усмехнулась я. — Точнее и не скажешь! Подумаешь, не смог подарить машину, подарит позже!

— Девочки, я не из-за этого взорвалась!

— Нет? А из-за чего тогда?

— Он подарил мне гвоздики!

— И что?

— Алло, гвоздики!!! Ку-ку, я девушка, а не памятник воинам-интернационалистам!!! И я хочу роз! Миллион красных роз!

— Ооо, губа не дура! Все мы мечтаем о розах, но при нынешнем раскладе и отсутствии фантазии у парней приходиться радоваться и василькам, сорванным в поле!

Дверь в комнату резко открылась. И пред нами предстала Ярослава.

— Ну наконец-то я вас нашла! Все комнаты обежала. На танцполе Марина такое вытворяет, что профессиональные танцовщицы стоят в сторонке и нервно курят! Ахахах, — засмеялась Брикина и плюхнулась на диван. — А чего это у вас такие кислые лица?

— Стася рассталась с Артуром, — ответила Анфиса.

— Что? Но как?

— Во всём я, дура в кубе, виновата! Я!

— Ты?

Стася высморкалась в салфетку, снова наполнила свой бокал и начала излагать уже знакомый мне рассказ. Я доела виноград и незаметно вышла из комнаты. Снова слушать печальную историю подруги не хотелось.

Возле барной стойки толпились люди. Я села на свободный стул и стала рассматривать прейскурант. После, остановив свой выбор на коктейле «Миранда», сделала заказ и принялась рассматривать окружающих меня людей.

— Девушка, возьмите заказ.

Я обернулась. Возле меня стоял фужер с прозрачной жидкостью, в которой плавали кусочки фруктов и льда.

— Спасибо, — поблагодарила я милого бармена и сделала пару глотков коктейля. Горло тут же обожгло, словно я проглотила горящие угли. Дыхание прервалось, я стала задыхаться. Из глаз прыснули слёзы.

— Вам плохо? — спросил бармен.

— Я… Я…

Постепенно жар в горле стал утихать, по телу начало разливаться приятное тепло. Я приходила в норму.

— Девушка?

— Всё в порядке. Просто много отхлебнула.

— В коктейле присутствует чача.

— Что-что, простите? — удивилась я.

— Чача — грузинский крепкий спиртной напиток. Проще говоря, кавказская виноградная водка.

— Коктейль алкогольный?

— Ну да. А вы не знали?

— Нет. Я думала, в нём не будет ничего спиртного. Ладно, ничего страшного. Будем считать, что я выпила за здоровье именинницы.

— Точно. Может, повторить заказ?

— Нет, — отказалась я от предложения бармена и пошла к выходу. Мне нужен был свежий воздух.

Но, дойдя до танцпола, я изменила решение. Мне нужен вовсе не свежий воздух, а танцы! Танцы до упаду! Никогда раньше, как сейчас, я не ощущала такую лёгкость во всём теле. Я чувствовала себя бабочкой. И мне хотелось парить в воздухе.

— Эй, профурсетки, — обратилась я к незнакомым девушкам. — А на сцене чего никто не танцует? А? Боятся, что ли?

На мой зов никто не обратил внимания. Я забралась на миниатюрную сцену и пустилась в пляс!

После выпитого коктейля музыка не так сильно резала слух. Я прыгала, крутила головой, приседала и вставала, а также махала руками в такт музыке. Мне было очень весело.

Через какое-то время ко мне подбежали девчата и пара охранников.

— Карина!!!

Я проигнорировала обращение ко мне.

— Карина!!!

— Что? Не мешай мне ловить кайф!

— Слезь со стола, приколистка.

— Открой глаза, Марина. Я на сцене! Я звезда! Танцуем, люди. Йохууу!

— Да она пьяная в стельку! — крякнула Анфиса. — Где ты успела так напиться?

— Я не пьяная! Я отхлебнула коктейля… Совсем чуть-чуть.

— Ага, так я тебе и поверила. Карина, хватит устраивать тут комедию — слазь со стола!

— Я на сцене! Я звезда!

— Окстись, под ноги посмотри, звезда.

Я опустила взор и подавила тяжёлый вздох. Анфиса действительно была права! Никакой сцены не было, я танцевала на круглом столе!

— Мамочки!

— Ага, — произнесла Марина. — Спускайся давай, а то скоро толпа соберётся посмотреть на тебя, пьяную идиотку.

— Я не пьяная! — выкрикнула я и спрыгнула со стола. И как только мои ноги коснулись пола, к горлу подкатил комок. Всё вокруг завертелось. После меня вырвало, и я отключилась.