Такая коварная женская дружба

Максим Чернюк

11. Гламур

Наши губы должны были сомкнуться в страстном поцелуе, но монотонное пиканье будильника вырвало меня из цепких объятий сна и поставило перед обидной реальностью: красавца нет, он был всего лишь частью ночной фантазии.

Я открыла глаза, повернулась на левый бок и огляделась. Да, пейзаж ещё тот! На полу валяются пачка от чипсов, огрызок от яблока и множество фантиков от шоколадных конфет. На столе сиротливо стоит грязная кружка с недопитым чаем и лежит книга «Стервы большого города», из-за которой моя голова гудит, словно по ней заехали медной трубой! Эх, Кэндес, умудрилась же ты написать такой интересный любовный роман, в который я влюбилась с первого прочитанного предложения!

Я осилила «Стервы большого города» целиком за сегодняшнюю ночь. И мне это дорого обошлось. Во-первых, сейчас жутко хочется спать, но я не могу это сделать, так как следует идти в «Раскрутку». Во-вторых, я кошмарно выгляжу из-за недосыпа, и стать красавицей мне не поможет никакая косметика. Я, конечно, попыталась превратиться из гадкого утёнка в прекрасного лебедя, но, провозившись возле зеркала почти час, бросила эту затею и помчалась на работу в не очень хорошем внешнем состоянии.

В холле «Раскрутки» меня никто не задержал. Я незаметно юркнула в кабинет Жанны Аркадьевны и перевела дух.

— От кого прячемся? — прогундосил кто-то у меня за спиной.

От неожиданности я даже подпрыгнула и уронила сумку.

— Здравствуйте, Ангелина Павловна! Караулите меня, что ли?

— Ахаха, что ты, — махнула рукой Груша. — Просто зашла тебя проверить.

— Да ну?

— Ну да! Кроме того, сегодня четверг, и…

— Пришло время отдавать вам доклад! — сказала я.

— Правильно, Кружевич! Молодец! Я рада, что ты меня понимаешь с полуслова. Ты всё сделала? Или нет?

«Сделали», — я уже хотела исправить жену начальника, но вовремя прикусила язык. Думаю, Леди Дюшес не стоит знать, что над докладом трудилась не только я, но ещё Марина и Жанна Аркадьевна.

— Вот, держите, — достала я из шкафа папку и протянула женщине. — Здесь всё! Слайды на диске. Не забудьте потом включить его в программу выступления Ани.

— Обязательно, — улыбнулась Ангелина Павловна. — Видишь, Кариночка, как всё просто. А ты только зря боялась.

— И не говорите! Самой не верится!

— Ахаха, — усмехнулась Груша и покинула кабинет, виляя задом.

Я плюхнулась на стул и уставилась в окно. Вскоре пришла Жанна Аркадьевна.

— Привет, дилетант. Доклад отнесла уже?

— Не пришлось. Королева сама за ним явилась. Представляете?

— С трудом. Прямо фантастика!

— Вот-вот! Я думаю, она сюда примчалась в надежде, что я ничего не сделала! Облом!!!

— Точно, — усмехнулась Жанна Аркадьевна, снимая пальто. — Уф, устала… Да, старость не радость! Слушай, может, кофе выпьем? Я зефир купила! А? Как ты на это смотришь?

— Положительно. Я не завтракала.

— Славно! Включай чайник!

Завтрак на рабочем месте затянулся. В общем, как обычно. Лишь только около одиннадцати мы с головой ушли в учёбу и не вылезли из неё вплоть до обеденного перерыва.

— Жанна Аркадьевна, можно я сегодня уже не приду на работу? — спросила я, глядя на женщину глазами голодной собаки.

— Это отчего же?

— Сегодня у парня моей подруги значимый день. Он модельер и презентует новую коллекцию. Меня пригласили на показ. Кроме того, моя подружка Яра хочет пройтись со мной по магазинам. В обычном же тряпье не попрёшься в Дом Моды?!

— Однозначно нет. Туда идут в лучших нарядах.

— Да! — кивнула я. — Поэтому я и хочу приобрести что-нибудь необычное. А для этого придётся обежать почти пол-Минска. Времени в обрез… Отпустите меня?

— Ммм… Вообще-то не положено…

— Пожалуйста! Хотите, на колени стану?

— Что за вздор?

— Это от отчаяния! — сказала я.

— Ладно, иди. Если вдруг что, я тебя прикрою!

— Спасибо, спасибо, спасибо! Вы лучшая! — крикнула я и понеслась на автостоянку.

С Ярославой я встретилась через полчаса около бутика «Оазис». По словам Брикиной, это был просто волшебный магазин, в котором огромный выбор одежды от зарубежных кутюрье по низким ценам.

— Привет, — кивнула я. — Я опоздала?

— Нет. Это я рано пришла. Как настроение?

— Нормальное. Спать дико хочу.

— Хм, интересно мне знать, а чем ты ночью занималась? Или кем?

— Угомони свою фантазию, — произнесла я. — Я читала «Стервы большого города»! Цепкая зараза! Закрыла книгу только тогда, когда прочитала эпилог!

— Охотно верю. Сама была точно в такой же ситуации. Не выспалась, и на работе решили, что я всю ночь водку глушила. Я, естественно, попыталась себя спасти, рассказав правду, но всё бесполезно. Никто не поверил!

— Ахахаха, — засмеялась я, и мы зашли в «Оазис».

Сказать, что я расстроилась, рассматривая предлагаемую там одежду, — это ничего не сказать. Я и Яра не нашли ничего толкового. Цены там, кстати, были отнюдь не маленькие. Да, возможно, дочь какого-нибудь нефтяника стоимость платья в «Оазисе» и не пугала, но для меня, простой гражданки этой страны, отдавать за кусок материала, хоть и эксклюзивного, пару миллионов было равносильно пытке. Поэтому мы, бесцельно прогулявшись по «Оазису», вышли оттуда ни с чем.

Нужный и хороший магазин мы отыскали только через два часа. И то чисто случайно.

После очередного, четвёртого по счёту, шопа мы в плохом расположении духа сели в троллейбус и покатили на Ленинградскую улицу в надежде, что там отыщется что-то поистине уникальное. Проехав пару остановок и побеседовав на отвлечённые темы, мы чуть-чуть пришли в себя и уже настроились на волну, что, возможно, всё не так уж и плохо, как вдруг в троллейбус, тяжело дыша, зашёл толстый дядька-контролёр.

— Предъявляем билетики! — рявкнул он, и пассажиры меланхолично стали доставать из сумочек, кошельков и карманов заветные талончики.

— Ваш билетик, — подошёл он к студентам.

Ребята, скорчив мину, показали проездные.

— Ага, спасибо. Гражданочка, ваш билетик!

— Пожалуйста, — отдала свой талончик на проверку милая блондинка.

— Спасибо, — кивнул контролёр и пошёл дальше.

Через пять минут он остановился около нас.

— Ваш билетик!

— Проездной, — ответила я.

— А у вас? — обратился мужчина к Яре.

— Билет, — ответила та.

— Покажите!

— Эээ… Понимаете… Тут так вышло…

— Ближе к делу!

— Вот, — протянула ладонь Ярослава, на которой лежали клочки билетика.

— Что это?

— Талончик, — улыбнулась Брикина. — Я его нечаянно порвала.

— Хм… Оплачивайте проезд снова! Или выходите на следующей остановке!

— С какой стати? — удивилась Яра.

— У вас нет билета.

— Вот он! — подруга снова показала обрывки.

— Это мусор, дамочка! Оплачивайте проезд!

Все в троллейбусе затихли, ожидая громкий скандал.

— И не подумаю!

— Вы обязаны! Не ломайте тут комедию! — рявкнул контролёр.

— Ничего я вам не обязана! Я уже оплатила проезд!

— Да! Тогда предъявите билет.

— Вот он!

Я усмехнулась. Яра и контролёр ходят по кругу.

— Билет!

— Вот он!!!

— Это мусор!

— Это билет! Я просто его порвала. По-рва-ла! Уяснили?

— Оплачивайте проезд!

— Да я оплатила!!! — стала терять самообладание Яра.

Троллейбус притормозил. Люди стали выходить на остановку.

— Оплачивайте проезд, дамочка! Я долго буду ждать?!

— Не собираюсь!

— Уверены?

— Более чем!

Я думала, что мужчина оставит нас в покое и уйдёт пытать других пассажиров, но он поступил по-другому. Контролёр схватил Яру, положил себе на плечо и, не обращая внимание на крики Брикиной, вынес её на улицу. Я ошарашенно наблюдала за происходящим, а после выскочила следом за мужчиной.

— Да что вы себе позволяете! — заорала Яра. — Я буду жаловаться!

— Флаг в руки, — спокойно ответил контролёр и вернулся в троллейбус.

Мы молча смотрели вслед уезжающему городскому транспорту. После, когда троллейбус скрылся за поворотом, Яра произнесла:

— М-да… Первый раз сталкиваюсь с подобным! Он меня вынес!

— Видела, — усмехнулась я. — Универсальное решение проблемы нелегального проезда в городском транспорте! Ахахаха!

Яра посмотрела на меня, а после сама засмеялась заразительным смехом.

— Давненько я так не смеялась! Наверно, со времён приюта! Мы там часто придумывали всякие шалости, — произнесла Брикина, вытирая слёзы.

— Приюта? Ты сирота?

— Угу. С десяти лет. Мои родители погибли при пожаре, который сами и учинили. Выпивали, потом легли в кровать и закурили. У матери была привычка дымить в постели. Она её и погубила! Я выжила случайно. Проснулась среди ночи, гляжу — а вокруг дым один. Выбежала я на улицу и давай соседей звать, но было уже слишком поздно… Пока люди проснулись и отозвались на мои вопли, мой родимый дом вспыхнул пламенем и сложился, похоронив под своими обломками моего отца и мать.

— Грустно, — вздохнула я.

— И глупо! — сказала Яра и, оглядевшись вокруг, произнесла: — Карина, где это нас высадили? Что это за дыра?

Я осмотрелась. Со всех сторон нас окружали сероблочные, словно клонированные, пятиэтажки. Пейзажик ещё тот! Наверное, у всех жильцов этого квартала целый год глубокая депрессия. И не удивительно! Был бы сейчас в моей руке пистолет, я незамедлительно выстрелила бы себе в лоб.

— Пошли отсюда! — сказала Яра, и мы потрусили по тротуару.

Через пару сотен метров мы вышли к какому-то вещевому магазину.

— Заглянем? — спросила я.

— Глупости! — фыркнула Брикина. — Что ты там хочешь отыскать? Рыцарские доспехи?

— Смешно! Я загляну!

Яра уже хотела продолжить свою петицию о нехватке времени, но в последний момент передумала и поплелась за мной в магазин. Видимо, она решила, что так будет легче и экономнее в плане свободных часов.

Невероятно, но факт! В неприглядном маленьком бутике мы отыскали поистине роскошные вещи. Я, долго не раздумывая, схватила вечернее платье цвета зрелого баклажана и понеслась в примерочную кабинку. Яра же долго ходила по магазину, морща нос, разглядывая товар, но вскоре и она нашла что-то роскошное и пришла в неописуемый восторг.

Около пяти вечера мы вышли из магазина, держа ёмкие пакеты. Кроме платьев, мы приобрели ещё по паре туфлей, сумочки и украшения. В общем, затарились по полной.

— Итак, у нас в запасе ещё без малого четыре часа, — сказала Яра.

— Достаточно для того, чтобы подготовиться и на показе произвести фурор.

— Точно! Ты сейчас домой?

— Угу, а ты?

— В парикмахерский салон! Готовлю вам сюрприз!

— Тогда до вечера! Заинтриговала! — подмигнула я и пошла к остановке.

В Дом Моды я залетела около девяти. Слава Богу, не опоздала! Хоть и были на это весомые причины. Во-первых, Катька, подруга и коллега Люды, долго делала мне причёску, но мои волосы почему-то вздыбились и наотрез отказались подчиняться мастеру-самоучке. В итоге Катя, после двух часов нервотрёпки, просто подкрутила кончики моих волос.

— И так отлично! Ты красавица, — произнесла она, явно сдерживая негодование, рвущееся изнутри.

— Угу, ты права! И не кисни, всё отлично! — сказала я.

Во-вторых, нужный автобус сломался, и пришлось ковылять потихонечку (на 10-сантиметровых шпильках) несколько кварталов. Только зайдя в Дом Моды, я поняла, что сморозила внеземную глупость! Зачем было тащиться на презентацию пешком, если можно было просто вызвать такси? Да, правильно говорила моя бабушка: «Хорошая мысля приходит опосля!»

Внутри здания, в огромном светлом холле, на разный лад гомонила целая толпа гламурных людей, одетых в роскошные наряды. Окинув взглядом толпу, я испытала дикую зависть, но после, вспомнив наказ матери («Не жалей еды! Не завидуй чужой одежде!»), сбросила с шеи «жабу» и, незаметно сдав своё дешёвое пальто в гардероб, побежала в зал для показов.

Помещение было большим, с высоким потолком, на котором во всю мощь горели изящные десятирожковые люстры. Посередине зала располагался длинный подиум, окружённый с двух сторон несколькими рядами мягких сидений. Возле «языка» я обнаружила подруг.

— Всем привет, — сказала я.

— Кариночка! Прекрасно выглядишь!

— Спасибо, Марина. Ты тоже!

Кривонос улыбнулась. Она была одета в длинное красное платье со шлейфом. V-образный вырез-декольте был богато усыпан блестящими камушками от Сваровски.

— Как настроение? — поинтересовалась Стася, облачённая в голубое платье на бретельках.

— Отлично!

— Кстати, знакомься. Это мой Артур.

Я улыбнулась и пожала руку модельеру. Он был невысокого роста, брюнет, с лёгкой небритостью на лице. На носу у Коробкова восседали модные очки в чёрной оправе. Одет Артур был в шёлковые штаны металлического цвета, рубашку из грубой ткани и кожаные туфли.

— Очень приятно!

— Взаимно. Стася про вас многое мне рассказывала.

— Да? — спросила я. — А что именно?

— Только хорошее!

— Артур Сергеевич, можно вас? — подскочила к нам худющая девица в синих штанах и красной майке с надписью «Love».

— Что случилось, Светочка?

— Юлька не придёт! У неё грипп!

— Ох, как не вовремя! Ладно, сейчас что-нибудь придумаем, — произнёс Артур и, повернувшись к нам, сказал: — Извините, но я вынужден вас покинуть. Работа! Вы же понимаете?

— Ничего страшного, — отмахнулись мы, и Коробков со Светой скрылись за подиумом.

— Ой, Стасенька! Он у тебя такая душка! — вздохнула Марина через секунду. — Мне бы такого мужика!

— Ещё будет. Ты не старуха!

— Ага, но я сейчас хочу! Может, пойти с каким-нибудь манекенщиком замутить любовь?

— Не советую! Гламурные парни не годятся для партнёрства совершенно! Они двуличны, беззаботны и ненадёжны. Тебе такой кадр нужен? — спросила Стася.

— Нет, но что делать? Спуститься в шахты, ища нормального кавалера?

— А это идея! — усмехнулась Пупсикова.

— Девчата, чтобы получить одного достойного мужчину, нужно соединить как минимум двух! — процитировала я фразу из «Стерв большого города».

— В яблочко! А если вы всё-таки когда-нибудь встретите настоящего мужчину — возьмите мне автограф!

— Слушайте, а почему Анфиса стоит не с нами? — изменила я тему разговора.

— Эээ…

— Марина, думаю, не стоит придумывать пустые отговорки. Лучше сказать правду.

— О чём это вы? — удивилась я.

— Карина, Мартышка сейчас не в настроении общаться с нами. Пусть пока побудет одна. Думаю, она быстро забудет обиду.

— На кого?

Марина со Стасей таинственно переглянулись, а после Пупсикова ответила:

— На тебя!

— Меня? Что я ей сделала? Я её не видела с тех пор, как мы сидели в «Подсолнухе»!

— Видишь ли, тут такое дело, — начала Марина. — В двух словах и не скажешь!

— Я не спешу! Говори как есть.

— Что ж, Анфиса давно положила глаз на бизнесмена Петра Кочевникова. Она с ним пару раз ужинала, ходила в театр. Также, если мне не изменяет память, ездила с ним на какую-то VIP-вечеринку, где отдыхали только знаменитости. Но на этом их отношения и затормаживали. Естественно, Мартышка хотела большего, а вот Пётр не спешил выходить за рамки…

— Я как подруга, — продолжила Стася, — решила помочь Анфисе. Я пообещала ей, что на показе посажу её и Петра рядом. Ну чтобы они опять, будто случайно, встретились, пообщались, вспомнили былое…

— И? — перебила я.

— Но Артур, узнав о моих намерениях, пришёл в бешенство и приказал посадить возле Петра кого угодно, хоть саму Кикимору, но только не Анфису!

— И ты выбрала меня? Боже, я похожа на Кикимору?

— Нет, нет, нет! Просто ты единственный подходящий вариант: тихая, ненавязчивая, скромная. На тебя Кочевников и не взглянет!

— Спасибо за комплимент! — бросила я.

— Извини, я не то имела в виду! Ты меня неправильно поняла. Слышишь?

— Да ладно. Забыли! Лучше скажи, вы пытались всё объяснить Анфисе?

Девчата кивнули.

— И? Что она сказала?

— Не поверила! Она считает, что мы хотим тебя сосватать Петру!

— Ясно. Идём к Анфисе снова! Может, сейчас получится её убедить?

— Вряд ли, — скривила лицо Марина. — Проще поезд остановить голыми руками, чем заставить Мартышку изменить своё мнение!

— Попытка не пытка! — сказала я и повела подруг к Анфисе.

Она стояла возле окна, пила шампанское и мило беседовала с незнакомой нам блондинкой. Мы незаметно подошли к подруге и стали свидетельницами её разговора с незнакомкой.

— Я думаю, нам нужно снова дружить, — сказала Анфиса и поставила бокал на подоконник. — Как ты считаешь?

— Полностью с тобой согласна!

— Славно! Знаешь, я хочу подарить тебе эту свечку в знак нашей возобновившейся дружбы. Держи!

— Ой, как мило. Не нужно было! Спасибо огромное. Господи, ты не представляешь, как я рада, что ты больше не точишь на меня зуб, — захихикала блондинка. — Сергей, кстати, оказался жмотом и быдлом! Так что не переживай, что я у тебя его когда-то отбила. Я тебя спасла от ненужных отношений!

— Точно. Но мне было больно! — усмехнулась Анфиса.

— Да ладно уже жалеть себя! Не он первый, не он последний! Ладно, побегу я. Звони в любое время — посплетничаем!

— Обязательно. Пока!

— До встречи.

Блондинка, сжав подаренную свечку в виде ангела у себя в руке, поскакала в холл здания. А Анфиса поправила своё кружевное платье голубого цвета и тихо, но чётко произнесла:

— Хм, вот дура набитая! Поверила, что я её простила! Как бы не так! Будь ты проклята, гадюка ползучая. Надеюсь, свечка станет причиной пожара, в котором ты сгинешь, дебилка белобрысая!

Я остолбенела от услышанного. Но потом, чуть-чуть отойдя от шока, схватила ошарашенных Стасю и Марину за руки, отвела подальше от опасной Анфисы и зашипела:

— Вот уж спасибо! Удружили так удружили! Вы хоть представляете, что со мной сделает Мартышка, если я просто заговорю с Петром? Она меня уничтожит, как надоевшую муху!

— Прости, — взмолилась Стася.

— Поздно просить на завтрак яичницу, если для вас уже отварили сосиски! Мне конец! И всё благодаря вам!

— Может, всё будет хорошо? Пётр, возможно, с тобой и не заговорит? — тихо спросила Марина.

— Ага, а если же между нами всё-таки завяжется разговор, то на следующий день мой труп найдут в какой-нибудь урне!

— Привет, девочки, — раздалось нежное сзади. — Я вас еле нашла. Столько людей здесь…

Я обернулась, и мой рот открылся автоматически.

— Ярослава? Это ты?

— Ну да, не узнала?

— Неееет! — замахала я головой.

Яра стала просто красавицей. Её «размытая» в прошлом фигура сейчас каким-то волшебным образом вполне стала соответствовать канонам женской привлекательности: тонкая талия, крутые бёдра и великолепная грудь. Её кожа, казалось, источала нежный, мягкий свет.

На Ярославе было чёрное платье до колен. До того места, где плюс-минус сантиметр может добавить элегантности или запросто лишить её. Платье облегало фигуру, подчёркивая красоту форм. До сегодняшнего вечера я видела Яру только в брюках и кофтах. И поэтому сейчас от увиденного я была просто в ауте.

Также впервые на её лице просматривался тонкий макияж: на губах помада цвета вишни, и чуть заметная линия подчёркивала форму глаз, которые сейчас были зелёными, а не мутно-голубыми, как мне показалось при первой нашей встрече.

— Бог ты мой! Яра, ты просто сногсшибательно прекрасна! — воскликнула Марина. — Была бы я мужчиной, я бы за тобой приударила! Ты изменила причёску?

— Да, как вы и просили! Покрасила волосы в чёрный цвет, состригла кончики.

— И линзы вставила? — спросила я.

— Да. Клёво вышло, правда?

— Очуметь, как клёво!

— Ахахаха, — засмеялась Яра. — Веня тоже был покорён моим новым образом!

— Не сомневаюсь, — произнесла Стася. — Кстати, а где он?

— Он не захотел прийти. Его… Его раздражает толпа, — придумала на ходу отмазку Брикина.

— Ясно. Жаль, а мы его ждали. Ты сообщила ему о беременности? — спросила Стася.

— Ага.

— И как он отреагировал?

— Необычно. Сначала тупо пялился на стену, а после издал победоносный крик и, схватив меня, раскрутил, как юлу!

— Славно!

Я уже хотела рассказать про Анфису, но заиграла тихая музыка, и все приглашённые на показ люди строем побрели к своим местам. Мы присоединились к ним.

Я сидела около подиума, в первом ряду. Место хоть и для VIP-персон, но не очень идеальное. Чуть не под самым ухом гремит музыка, ноги чуть не упираются в «язык», а если немного опуститься, сидя на мягком кресле, можно с лёгкостью заглянуть под юбку манекенщице. Неудивительно, что возле меня и напротив восседают в основном одни представители сильного пола.

Показ начался с безбашенной, на мой взгляд, коллекции. Модели щеголяли в нарядах из прозрачных тканей, на их шеях висели ожерелья из сладких леденцов, а на руках болтались браслеты из капусты брокколи. Я выпала в осадок.

Но такие аксессуары и одежда пришлись по вкусу гламурной публике, и модельера Коробкова осыпали не только бурными аплодисментами, но и букетами.

После ошеломляющей коллекции на «язык» вышли модели, рекламирующие свадебные наряды. Мне стало скучно, и поэтому я принялась изучать гостей показа, изредка поглядывая на подиум.

— Ах, какой же он красавец! — вымолвил сидящий рядом Кочевников.

— Простите?! — изогнула бровь я. — Вы мне что-то сказали?

— Нет, нет. Это мысли вслух.

— А, ясно.

— Скажите, милая леди, вон тот парень, — палец Петра указал на стройного брюнета, — просто красавчик, не правда ли?

— Д-да, — ответила я, постаравшись не хлопнуться в обморок.

Кочевникову нравятся парни?

— Вы меня, видимо, не так поняли! — усмехнулся мужчина.

— Нет, отчего же. Вам нравится этот манекенщик. Ну и ладно! Мне-то какая разница?

— Ха, не в том смысле нравится. Я натурал! А этот парень — мой родной сын.

— Ааа, — потянула я. — Ясненько! — завершила я начавшийся диалог, вспомнив про Мартышку. Лучше буду сидеть тихо, если жизнь дорога.

Следующие десять минут мы просидели молча. Пётр с любовью смотрел на сына, а я корила себя за то, что пришла на показ, а не осталась дома.

Вскоре Кочевников спросил:

— Вы впервые на показе! Я прав?

— Да.

— Как вас зовут?

— Карина. Я подруга Стаси.

— Невесты Артура?

Я кивнула.

— Коробков — хороший малый с огромным профессиональным будущем! Меня, кстати, зовут Пётр.

«Знаю», — уже хотела ляпнуть я, но вовремя прикусила язык.

— Очень приятно.

Повисла минута молчания.

— Как вам местная публика?

— Пёстрая, — ответила я.

— Хахаха, — хохотнул бизнесмен. — Рябит в глазах?

— Очень!

Снова молчание.

— Карина, а что вы сегодня делаете вече… ночью? — спросил Кочевников, посмотрев на часы.

Я улыбнулась. Петру было чуть больше сорока. Приятной наружности, высокий, худой. Черты лица чуть угловатые, почти совершенны, чёрные волосы аккуратно подстрижены. Самым привлекательным в нём были глаза: ярко-голубые, они контрастировали с цветом волос и смуглой кожей. На нём были светлые джинсы, рубашка в сине-белую клетку и туфли из мягкой кожи.

— Буду сладко спать. Мне завтра на работу, — ответила я.

— А может, сходим в ресторан?

— Хм, заманчивое предложение. Но я откажусь от него.

— Почему? Вы меня боитесь?

— Ни капельки, — ответила я. — Просто я не хожу по ресторанам с малознакомыми людьми.

— Это легко исправить!

— Как?

— Давайте ближе познакомимся!

— Ладно. Начинайте, — сказала я.

— Пётр, 43 года. Бизнесмен. Разведён. Есть сын Аркадий. Содержу двух собак: Ромео и Джульетту. Люблю экстремальный отдых и старые кинофильмы. Продолжать?

— Достаточно! — улыбнулась я. — Теперь моя очередь. Ну что ж, Карина, 19 лет. Студентка-заочница и экономист в рекламном агентстве «Раскрутка». Не замужем. Детей пока нет. И животных тоже. Люблю читать книги и играть в шахматы.

— Замечательно, — похвалил Пётр. — Ну а сейчас я для тебя по-прежнему малознакомый?

— Уже нет.

— Значит, ты согласна сходить со мной в ресторан?

Я призадумалась, взвешивая все «за» и «против».

— Ау, Карина! Ты здесь? — легко толкнул меня в плечо Кочевников.

— Здесь, здесь. Я просто думала.

— И что решила?

— Решила изменить свой первоначальный выбор и пойти с тобой в ресторан, — ответила я, перейдя на «ты».

— Славно!

Как только закончился показ и утих шквал аплодисментов, я подскочила к девчатам и изложила им всё.

— Ты с дуба рухнула? — визгнула Стася. — Это самоубийство! Анфиса тебя в порошок сотрёт! И нас заодно!

— Не парься, — отмахнулась я. — Всё будет в шоколаде.

— Ну-ну… Дай-то Бог, — сказала Стася и тяжело вздохнула. — Что-то мне подсказывает, что мы играем с огнём, девочки! И добром это не кончится!