Надеюсь и верю

Skromnaia

Глава 6

Мы немного увлекаемся этими ласками, Олежик начинает часто дышать — и, только я успеваю вынуть член из ротика, кончает мне в лицо.

Лёнечка меня разбаловал. Я люблю, когда меня ласкают, люблю и умею ласкать сама. С Володей это моё умение было не востребовано. Он меня просто трахал. Даже грудь не ласкал. Не то что там ещё что-нибудь. Для него секс — это он должен кончить и всё. А когда я делала ему минет, он меня презирал. Вот тогда по пьяни всё и высказал. Но с Олежиком было всё совсем как с Лёнечкой! Даже ещё приятней.

С Лёнечкой я всё же чувствовала себя маленькой девочкой. Да и для него я наверняка всегда была такой девочкой. Которая вдруг стала красивой девушкой. И хотя нам это не мешало, мы всегда про это помнили.

А с Олежиком у меня никаких комплексов и быть не могло.

Он кончает мне на лицо, я ладонью втираю сперму и заявляю:

— Мужская сперма — самая лучшая косметика!

Олежик молча притягивает меня к себе и нежно целует в губы.

Ну слава Богу! Без предрассудков!

Утром я просыпаюсь от его ласк, и мы повторяем вечернюю программу на бис со страстным желанием сделать это ещё лучше! Теперь Олежик не отвлекает меня во время оргазма. Ласково обнимает и балдеет. А я сладко трепещу в его объятиях, и моя киска пульсирует на его члене.

Я живу, как в сладком тумане. Бегаю кормить сынулю, выдаиваю молоко, даже ухитряюсь заниматься в училище. Но в голове только Олежик. Так и знала, что благое намерение не влюбляться осуществить мне не удастся!

Леночка меня пару дней не трогает, но потом не выдерживает.

— Ритка! Совесть имей! Я же вижу, что ты как кошка влюблённая ходишь! Это кто-то из тех парней, которые в ресторане за тебя дрались?

Точно! Она же ничего не знает!

Коротенько, без особых подробностей, рассказываю ей про Олежика с Шуриком, нагло вру, что я сама выбрала Олежика.

— Ну и как? — сгорает от любопытства Леночка.

Вздыхаю загадочно.

— Да я и так всё по твоей довольной мордочке вижу! — откровенно завидует Леночка. — А я того мудака отшила. Представляешь, в ресторане со своим дружком обделались, а потом мне внахалку насчёт траха намекает. Ты же знаешь, я девушка дипломатичная, но тут прямо вскипела. Послушай, Ритуль, а познакомь меня с другом своего Олежика, как там его зовут (она делает вид, что забыла), Шурик, кажется?

Сейчас я ей искренно сочувствую. Не везёт ей с парнями, поэтому она так часто их и меняет.

— Конечно, Ленок! — обнимаю подружку. — Попрошу Олежика. Сегодня вечером и попрошу.

Через два дня Олежик ведёт нас с Леночкой на свой пароход «Скат». Они сейчас стоят в ремонте. Шурик уже ждёт нас. Собираемся в каюте Олежика. Он вроде за хозяина. Забавно смотреть, как могучий Шурик волнуется, знакомясь с Леночкой. Она — само очарование. Шурику точно никуда теперь не деться!

Ребята нас угощают всякими вкусностями. А мы кокетничаем — и вообще, производим впечатление.

Олежик предлагает Шурику поухаживать за Леночкой, потом заговорщицки подмигивает мне, я удобно устраиваюсь у него на коленях, и мы начинаем демонстративно целоваться. Вроде как подаём пример.

Леночка нетерпеливо вздыхает и просит Шурика показать ей его каюту, эту она уже рассмотрела! Просто красный от волнения Шурик уводит свою гостью к себе. Мы с Олежиком тоже решаем не терять понапрасну время!

Примерно через час возвращаются Леночка с Шуриком. Она чуть розовая, а Шурик опять красный. Оба сияют, как два медных таза!

Обед ребята приносят в каюту. Весьма неплохой, надо сказать. Потом я вспоминаю, что мне надо кормить сынулю, и мы с Олежиком уходим. У Шурика ночная вахта, и Леночка на полном серьёзе заявляет, что хочет разделить с ним все тяготы флотской службы. Шурик в полном восторге!

Несколько недель живу в этом своём сладком тумане.

Сладкий туман рассеивается только тогда, когда Олежик с грустным видом говорит, что послезавтра у них отход. И опять это нехорошее предчувствие ворошится в животе.

Рейс у них три месяца. Леночка на это время переезжает ко мне. Так нам легче ждать своих любимых. Да, да! Леночка уверяет меня, что по уши влюблена в Шурика. Мне кажется, она переехала ко мне, чтобы я была гарантом её верности! А может, просто убегала от соблазнов.

Встречать «Скат» мы приходим такие красивые, что жизнь на пароходе временно концентрируется вокруг каюты Олежика, где собирается наша четвёрка, чтобы отпраздновать встречу. Наверно, такое повышенное внимание лестно для мужского самолюбия, но не очень долго. Минут через десять, когда в двери каюты стучатся в сотый раз под явно придуманным предлогом, чтобы очередной любопытный полюбовался на двух русалок, Шурик не выдерживает. Он выскакивает в коридор и орёт, что сейчас кому-нибудь оторвёт башку к чертям собачьим! Больше нас не беспокоили.

Потом Шурик уводит Леночку к себе, Олежик закрывает дверь на ключ, и мы занимаемся любовью в тесной кровати. Но теснота абсолютно не мешает. Мы просто её не замечаем!

Нам было очень хорошо. Менять ничего не хотелось. Олежик знакомится с мамой Таней, возится с моим сынулей, они все друг от друга в восторге. Я тоже в восторге, что мои самые любимые люди так чудесно поладили! Но когда Олежик уходит в очередной рейс, опять ноет проклятое предчувствие беды… Леночке я о своих переживаниях не говорю. Похоже, у них с Шуриком всё серьёзно.

Но, наверно, это какое-то обманное предчувствие. Наши любимые возвращаются вовремя, живы-здоровы и с подарками. Мы с Леночкой опять встречаем их, как две чудесные феи. Всё вроде нормально. И секс! Много секса! И эти мои оргазмы!!! А когда у меня женские дела, я устраиваю Олежику праздник минета. Мой любимый мужчина не должен страдать из-за плановой профилактики в моём организме!

Так продолжалось примерно два года. Мы с Леночкой закончили своё училище и получили дипломы медсестёр.

Шурик тем временем купил квартиру, одолжив деньги у нас.

Олежик сказал мне:

— Ритуль! Нам ведь есть где жить, а Шурик потом вернёт. Ты не против?

Конечно, я была не против! Тем более для Леночки. А то я как-то неловко себя чувствовала. Мы с Олежиком в собственной квартире, а она с Шуриком в общаге.

Квартиру они купили недалеко от роддома. Олежик Шурика, конечно, подколол, мол, когда Леночке рожать, далеко ходить не надо.

Наверно, Шурик старательно трудится в этом направлении.

Но я знаю, что не всё так просто. Леночка как раз сейчас курс лечения проходит. В своё время переборщила с противозачаточными.

Новоселье справляли вчетвером. Мы вообще были как одна семья.

Вот на новоселье я и заготовила серьёзный разговор. Леночка проинформирована и полностью разделяет мои намерения.

— Вот что, ребята! — стараюсь говорить как можно более убедительно. — Конечно, ваши рейсы с заходами в разные страны — хорошо и даже прекрасно. Для молодых и холостых.

— Ритуль, — настораживается Олежик, — ты это сейчас про что?

Решив, что с разведкой можно заканчивать, атакую:

— Объясняю: я, мой милый, замуж за тебя хочу, ребёночка хочу родить. Олежик, это ничего, что я сейчас тебе предложение делаю, а не ты мне? Сколько можно тянуть?

— А разве нам плохо? — удивляется Олежик. — И ребёнка я тоже хочу!

— Ты эгоист! — возмущаюсь. — Выбирай: рейсы твои — или я? Семья — это когда вместе.

— Да! — поддерживает меня Леночка. — Ты, Шурик, тоже определяйся! Я девушка верная, но верность — товар недолговечный! Ты это имей в виду!

Не ожидавшие наших сплочённых действий, ребята удивлённо переглядываются.

— Но семья и у моряка может быть! — настаивает Олежик и смотрит в ожидании поддержки на Шурика.

Но в присутствии Леночки у Шурика собственного мнения быть не может! Он пожимает могучими плечами и ждёт Леночкиного решения.

Мы неумолимы. И я хорошо подготовилась к этому разговору. Привожу очень весомый аргумент:

— Ребята, насчёт работы можете не волноваться. Друзья моего папы, — (опять Лёнечка мне помогает), — обещали вас в военный порт устроить. Там и зарплата хорошая, и условия подходящие.

— Я не против! — сдаётся Шурик. Оставлять красавицу Леночку с её недолговечной верностью ему явно не хочется.

— Всё, Олежик! — заявляю. — Без Шурика я тебя вообще никуда не отпущу.

Не буду говорить, что это было лёгкое решение, но чем раньше — тем лучше.

Стоило только намекнуть, что будут введены сексуальные ограничения, как мальчикам пришлось выбросить белый флаг и отдаться на милость победительницам!

— Ты же на три месяца от меня добровольно уходишь! — заявляю Олежику. — Я добавляю ещё недельку.

Он, наверно, решил, что это шутка такая. Но когда я решительно (кто бы знал, чего мне это стоило) отвергла его попытки меня приласкать и предложила спать в соседней комнате, бастион пал!

У Леночки с Шуриком было ещё проще. Она этого богатыря покоряла одним прикосновением своего нежного пальчика!

И дядя Серёжа не подвёл. Подводники устроили наших мальчиков без проблем!

С беременностью я тянуть не стала. Олежик стал ещё нежнее ко мне относиться. Заниматься сексом во время беременности надо осторожно, и поэтому сначала Олежик долго и нежно ласкал меня, а потом я дарила ему минетик. Рисковать не хотелось. А так все довольны!

— Это будет девочка! — мечтал мой любимый. — Сынуля у нас есть. Теперь надо доченьку!

Я великодушно соглашалась. Как будто это зависело только от нашего решения!

Мне казалось, что всё наладилось и я обманула то предчувствие беды, которое теперь почти не давало о себе знать.