Надеюсь и верю

Skromnaia

Глава 4

А предлог пойти в ресторан действительно был. Причём весьма необычный. Я получила наследство… от Леонида! Оказывается, он завещал мне квартиру. Даже маман не знала о самом существовании этой квартиры. Почему Леонид это скрывал, уже не узнать. А завещание написал. Мне, наверное, не сказал про него, чтобы не пугать. Да и вряд ли он придавал завещанию большое значение. Наверно, видел его просто как проявление своей любви ко мне.

В наследство я могла вступить по достижении восемнадцати лет. Когда меня вызвали в нотариальную контору и зачитали завещание, у меня была истерика. Я ведь понимала, что в этой квартире мы должны были жить с Лёнечкой семьёй, и сынуля мой должен был быть от него.

Нотариус отпаивал меня водой и вслух удивлялся, что радость по поводу получения наследства, причём такого завидного, у меня проявляется столь необычно!

А я в эту квартиру боялась зайти. Мне казалось, что это грех — жить там без моего Лёнечки.

Но Леночку мои возражения не убедили. Назвав меня дурой психованной, она и потащила меня в ресторан. Отмечать наследство и заодно познакомить меня с приятелем своего очередного кавалера.

Этот приятель, высокий парень с наглыми глазами, мне сразу не понравился. Он явно хотел того, чего втайне желала я. Потрахаться. При виде меня его глаза загорелись и стали ещё более неприятными.

Да! Я хочу. Очень хочу. Но хочу секс с мужчиной, который не будет видеть во мне только красивую куклу с дырками в нужных местах. Извините. Но портить вечер не хотелось, и я старательно делала вид, что мне весело и приятно. А сама думала, как я этого типа потом отошью, чтобы это было просто, понятно и желательно без необходимости визжать и царапать ему физию.

На всё воля Божья. И часто то, что мы воспринимаем как наказание Его, лишь предтеча счастья.

В том же ресторане гуляли кавказцы. Я не очень разбираюсь, кто именно, да это и не важно. И вот один из них решил пригласить меня на танец. Первый раз я пошла, хоть и без особой охоты. Мои опасения подтвердились. Весь танец мне пришлось следить не за музыкой, а за руками своего партнёра. Вот ему, как видно, было охота!

Когда он подошёл пригласить меня на второй танец, по его глазам было видно, что он готов изнасиловать меня прямо во время танца. Я вежливо отказала. Честное слово: вежливо, но решительно. А ему, наверно, моё согласие было не принципиально. Схватил меня за руку и тянет. Ленка вскочила — и мне на помощь, а кавалеры наши долбаные сидят и лыбятся как дешёвки — ведь компания кавказцев за соседними столиками.

И тут к нам подходит парень. Среднего роста, чернявый, но не кавказского типа. Вежливо просит нахала отпустить девушку. Но сегодня вежливость не канала! Не её сегодня день был!

Кавказец довольно грубо послал заступника куда подальше. Он же тоже про свою группу поддержки не забывал.

Но она, группа эта, ему не очень-то и пригодилась. Во всяком случае, пока всё там в ресторане не закончилось, в сознание он не приходил.

Мой неожиданный защитник наклонился и вдруг выпрямился как пружина. Я такое только в кино видела! Никогда бы не подумала, что далеко не богатырского вида парень может одним ударом буквально подбросить в воздух здоровенного детину. Только ботинки мелькнули.

Что тут началось! Вся компания кавказцев как сигнала ждала! А их больше десятка. Но и у парня был здесь друг. Правда, только один. Я ничего хорошего уже не ожидала. И мысленно жалела: ну пошла бы с тем придурком, ну отмазалась бы как-нибудь, а теперь что?

Но на деле всё оказалось не так очевидно, как можно было предположить по раскладу «десять против двоих». Друг парня в драке себя показал! Такой силищи в человеке я и представить не могла. Мой первый защитник двигался, как в танце, уклонялся от ударов и сам бил редко, но точно. Его друг от ударов даже не защищался. Но они на него, казалось, совсем не действуют. Сам замахивался долго и без затей. И после его вот этих незатейливых ударов противник отлетал на несколько метров, сметая по дороге всё подряд, и в дальнейших событиях участие уже не принимал. Терял к ним интерес. Вместе с сознанием. Ободрённая увиденным, решаю тоже принять посильное участие в драке, причиной которой была. С индейским визгом я вцепилась в рожу одного из кавказцев. Насчёт того, что женщину бить некультурно, он, наверно, был не в курсе. Но парень, первым пришедший мне на помощь, и тут успел вовремя.

Это рассказывать долго, а продолжалось всё не больше минуты. Набежали работники ресторана и, не приближаясь к полю боя, начали верещать, в смысле: «А кто за всё погромленное платить будет?»

— Ребята! — кричу. — Уходите! А то вас виноватыми сделают!

— Шурик! — орёт мой защитник. — Валим отсюда!

Хватает меня за руку и тащит за собой. Я получилась как трофей!

Здоровяк Шурик веером швыряет несколько купюр, хватает со стола кавказцев бутылку коньяка — и за нами. Тоже с трофеем!

Мы отбежали подальше от ресторана, и в каком-то скверике парни рассмотрели свои трофеи получше.

Собственно, Шурик свой не рассматривал. Сорвал пробку, хлебнул из бутылки и протянул её мне:

— За знакомство, красавица! Олежик, ну и девчонку ты урвал! Махнём не глядя?

Я взяла бутылку, пригубила и вопросительно посмотрела на Олежика. Всё было ясно: сейчас решается, с кем я сегодня буду спать. Надеюсь, они не предложат мне шведский вариант.

Олежик забрал у меня коньяк, тоже хлебнул немного, вернул бутылку Шурику и разрешил вопрос так:

— Давай, Шурик, иди в гостиницу, а я девушку домой провожу.

У меня в сладком предчувствии заныло в низу живота. Я благодарно чмокнула Шурика в щёку и взяла Олежика под руку.