Надеюсь и верю

Skromnaia

Глава 1

Женщиной я стала в четырнадцать лет. Со своим отчимом Леонидом. Нет-нет, никакого совращения малолетки. Я его сама соблазнила.

Мама вышла замуж за Леонида, когда мне было пять лет. Не знаю, как бы относился ко мне родной отец, которого я, кстати, никогда не видела, но уверена: лучше, чем обо мне заботился Леонид, просто невозможно.

Никогда и никакой мой каприз не был им оставлен без внимания. И если маман собиралась провести воспитательное мероприятие путём физического воздействия на моё тело, так Лёнечка заслонял меня собой. Я за его широкой спиной всегда была в безопасности. И в прямом смысле, да и вообще.

А по моей иронии вы уже поняли, что с родительницей у меня отношения не очень. И причина — Леонид. Наверно, я его всегда любила. Причём именно как мужчину. От него пахло мужчиной. И профессия — мужественней не придумаешь. Офицер-подводник. В Севастополе много моряков. Но Леонид был особенным. Я говорю так не только потому, что он стал моим первым мужчиной.

Среднего роста (подводники редко бывают высокие: негде толком выпрямиться). Атлетического сложения. Ему не было и тридцати пяти, а виски седые. Но это его совсем не портило, а, наоборот, придавало мужественности его открытому и красивому лицу.

В общем, не влюбиться в него я просто не могла.

Конечно, сначала любила его без всякого сексуального подтекста.

А в одиннадцать лет у меня начались «женские дела». Когда я по-новому начала чувствовать своё тело, то по-другому начала смотреть и на Леонида.

Ему ничего такого в голову не приходило. Он, как и раньше, возвращаясь с походов (подводники так называют свои плаванья), тискал меня как малышку, водил по всем паркам и аттракционам. Покупал всё, на что я только обращала внимание, и таскал сонную к нам на пятый этаж без лифта, когда я засыпала в машине.

Надо ли говорить, что я его дико ревновала! Да, да! К собственной матери. В любви как на войне! Никаких сантиментов…

По ночам подкрадывалась к дверям их спальни и жадно-ревниво прислушивалась к доносившимся оттуда звукам. А когда маман стонала и вскрикивала, я в бешенстве кусала кулаки, замышляя планы расправы с соперницей.

Ещё хорошо, что я продержалась до четырнадцати лет. Наверно, просто почувствовала, что худую голенастую девочку Леонид всерьёз не воспримет. Но к четырнадцати годам я расцвела. Именно так. За лето превратилась из девчонки в девушку. Смотрела на себя в зеркало и сама удивлялась: «Вот эта зеленоглазая красавица с шикарной фигурой, с копной блестящих и слегка вьющихся каштановых волос — я? Ну ни фига себе! Теперь берегись, Лёнечка!»

А он как раз был в походе. Почти четыре месяца. Можете представить, с каким нетерпением я его ждала!

Ещё не знала, как и что буду делать. Но точно знала, что он будет мой!

Леонид удивлённо поднял бровь, увидев меня всю такую…

— Ничего себе! Ритуль! Да ты прямо невеста!

Короче, сам признал мою будущую победу. На этот раз на аттракционы мы, конечно, не пошли. Я попросила его повести меня в кафе, шла с ним под ручку, кокетничала во всю ивановскую, а он заливисто смеялся и гордился, что с ним такая красотка. В кафе требую мороженое с коньяком. У Леонида глаза на лоб полезли.

— Ну чуть-чуть! — смилостивилась я.

Леонид, покорно вздохнув, налил мне в мороженое пару капель коньяка.

По правде говоря, вкус коньяка, как и запах, мне не понравился, но это нужно было, чтобы проверить свою власть. Леонид, ещё ни о чём не подозревая, начал мне покоряться.

Долго ждать не пришлось. Маман вызвали на дежурство (она работала врачом в больнице), и мы остались дома одни.

Я подавала ужин и вообще вела себя как молодая хозяйка. Лёнечка откровенно любовался мной.

Вот, дежурно поцеловав меня в щёчку, он пошёл в спальню.

«Ничего, милый! — думаю. — Сейчас ты по-другому целоваться будешь!»

Я весьма смутно представляла, что мне надо будет делать и говорить, но надеялась на свои инстинкты, которые появились у меня вместе с женственными формами.

Вхожу в спальню без стука. Леонид, лёжа в кровати, смотрит какой-то фильм. Я, не говоря ни слова, выключаю телевизор. Леонид лежит не шелохнувшись. Вряд ли он может что-то внятное сказать. Я голая. Совсем голая. Прекрасно понимаю, что я не просто красивая — я сейчас прекрасная.

Меня сжигает желание. Сама ещё не очень понимаю, как это всё должно быть, но хочу его ласк, хочу стонать под ним, хочу, чтобы он понял: я лучше всех!

— Ритуль, ты чего? — хрипло спрашивает Леонид.

— Подвинься! — говорю решительно и ложусь рядом.

— Ритуль! — умоляюще просит он. — Не надо!

— Я люблю тебя! — отступать даже и не думаю.

Сейчас ему нелегко. Его ласково обнимает юная красавица. В таком возрасте девушке даже парфюм без надобности. Она пахнет молодостью и красотой. Понимаю, что в Леониде борятся мужчина, который меня хочет (не может не хотеть!), и порядочный человек (у меня не было и тени сомнения в его порядочности).

Но он был обречён на поражение. Во всяком случае, сопротивляться почти не пытался. Склоняюсь над ним, пристально смотрю ему в глаза, на своём лице он чувствует моё взволнованное дыхание и прикосновение шелковистых волос. Мягко и нежно целую его в губы.

— Лёнечка, я хочу тебя!

Он покоряется!!!

Мы долго и страстно целуемся. Со злорадством думаю, что маман так точно не умеет!

Потом Леонид начинает меня ласкать. Он сосёт и прикусывает губами мои набухшие соски, целует и щекочет языком пупок… и вот я чувствую его сильные и нежные пальцы на своей киске. Вздрагиваю и нетерпеливо выгибаюсь навстречу этим, таким долгожданным, ласкам.

Но Леонид не торопится. Его пальцы бережно поглаживают розовые влажные губки, поцелуи опускаются всё ниже, он обцеловывает киску вокруг, а потом… потом я улетаю!

Я летаю где-то выше ангелов и сверху вижу чудной красоты девушку, у ног которой покорно лежит могучий красавец, лаская её кисулю губами и языком.

Сказать, что это было волшебно, — просто намекнуть влёгкую на то, испытанное мною, блаженство.

Женщиной он сделал меня так нежно, что мой вскрик был невероятной смесью боли, торжества, наслаждения и осознания того, что я завоевала лучшего мужчину во всём мире!