Осенняя хандра

Татьяна Шеина

Я мечтаю закрыть глаза — и проснуться уже в весне.
В небе плачет продрогший Бог — он от рая забыл ключи.
Слёзы падают в толщу туч, превращаются в мокрый снег.
Солнце брызгами фонарей расплескалось в сырой ночи.
Город сверху — как микрочип.

Чёрный Ангел пробрался в ночь — посидеть у костра грехов,
Но нашёл только пыль и тлен, холод углей и волчий вой.
Будет он до утра бродить, вспоминая псалмы стихов,
Возводить к небесам глаза и замерзшей звенеть листвой,
Бормоча: «Отплатил с лихвой!»

Белый Ангел зажёг луну душам тех, кто идет впотьмах —
Но полнеба накрыла тень, и светильник его потух…
Грустный Вестник, летя к земле, задержался в густых ветвях,
Зацепился одним крылом, растерял белоснежный пух…
Месть? Случайность? Одно из двух…

Все восьмёрки — в горизонталь, далеко ли по ним уйдёшь?
Календарных листков коллаж превратился в колоду карт,
И тасуй-не тасуй — опять выпадает то снег, то дождь,
А в системе координат заблудился бы сам Декарт…
Вы не знаете: скоро — март?