Картина на заказ

Татьяна Шеина

Мгновения вдохновенья — берёшь карандаш и кисть.
Послушно ложатся тени на холст, как на белый лист.
По контуру утверждённый — случайный каприз-эскиз:
Твой ангел новорождённый пока безмятежно чист.

А ты для него — Создатель, и значит, решать тебе:
Хранитель — или Предатель, чернён — или снежно-бел.
Стоишь, как на правом фланге, копьё-карандаш в руке…
Не знает наивный ангел, что святость — на волоске,

Что контуры чёрных башен не зря ты прорисовал,
Что ангел задуман — падшим, летящим с небес в провал.
Ворчишь: «Такова задача: „Работа на тему зла“ —
А значит, придётся пачкать два чистых твоих крыла.

Придётся… Такое дело! Искусство… Прости, дружок:
По мне, так летал бы белым — но крылья о быт обжёг…
Не то чтобы я — безбожник… Но, знаешь, клиент решил…
Эх, если бы мог художник держаться одной души —

Ты был бы совсем не чёрным и птицей стремился ввысь…
А так — извини покорно…» Художник, остановись!
Замри, задержись, зависни, в уме сосчитай до ста —
Пока не коснулся кистью нетронутых, в цвет холста…

Задумайся — почему ты как будто с собой в борьбе?
Как перья, плывут минуты, спускаясь на твой мольберт…
…Но — что это? Так бывает? — видением прежних дней
Стремительно оживает рисунок на полотне.

И, словно освобождённый из плена случайных снов,
Твой ангел новорождённый — ещё так невинно нов —
Играют цветные блики на сильных его плечах,
Нет злобы на бледном лике: отчаянье и печаль.

Ещё не окутан мраком, ещё беззащитно-мил —
Смотрел на тебя и плакал, прикрывшись плащом из крыл…
Белея, хрустят фаланги… Ломается карандаш…
«Надеюсь, что ты мне, ангел, по вере моей воздашь!»

…На сердце легко — как в песне: хотя в кошельке — дыра,
Зато белокрылый вестник взмывает из бездны в рай.