Ревность

Татьяна Шеина

Это — медленный яд, отравляющий газ,
Что готов заменить атмосферу вам.
И, вдохнув его, чувств белоснежный Пегас
Обернётся конём Люциферовым.

Вороному не нужно ни плёток, ни шпор —
Он сорвётся без всякого повода,
Сразу с места — в карьер, словно выстрел в упор,
Игнорируя доводы повода.

Грызло крепко закусит — хоть рот разорви! —
Понесётся без страха, без робости
По истерзанной плоти вчерашней любви
Прямо к хищно оскаленной пропасти.

И, вцепившийся в гриву, что жарче огня,
Ты боишься — боишься панически!
Вопль «Снимите меня! Пристрелите коня!»
Заглушит чей-то смех демонический…

Но бывает, что, пущена метким стрелком,
Пуля входит в коварную бестию.
Та споткнётся — и ты полетишь кувырком
За секунду, казалось, до бедствия.

…Наблюдаешь агонию — слёзы из глаз.
Подползёшь — и нащупаешь пульс её:
Не чудовище — чувств белоснежный Пегас
Под рукой твоей бьётся в конвульсиях…