Видение о Петрограде

Андрей Раскатов

Было весело.
Флаги развесила
Площадь, где к дому прислонен дом.
Шёл я сонный.
Встал у колонны:
Шагалось с трудом.

Выпили кружку,
Заев горбушкой,
Со мною сомнительные друзья.
Головокруженье —
И тут же виденьем
Башка затуманилась моя…

…Казалось, что время
Не властно над всеми,
И площадь — не та, что утром была.
Где транспаранты,
Столбы-оккупанты?
Жизнью другою площадь жила.

Прозвучал жалко
Свист детской пищалки —
Проехал ретроавтомобиль:
Медленней бега,
Словно телега,
Протарахтел, поднимая пыль.

День продолжался.
Народец съезжался:
И офицеры высших чинов,
И вор законный,
И поп с иконой —
Каждый спасать свою шкуру готов.

Я лёг под колонну.
Слышны отдалённо
Все сказанные слова.
На старославянском
О быте дворянском
Жирный полковник твердил — ать-два!

Мол, типа и в общем,
Низы что-то ропщут.
Их не устроил порядок вещей.
«Суд им известен —
Всех мы повесим!» —
Молвил священник, тощ как кощей.

Так рассуждали,
Кого-то там ждали.
И вот показалась вечерняя мгла —
В права вступила,
Город накрыла,
Обняла крепко и сверху легла.

Заснул под колонной,
Ошеломлённый,
Не зная, как мне обратно попасть…
И вдруг — дали больно!
Вскочил недовольный —
И вижу смеющуюся пасть:

«Нажрался, скотина! —
Сказал мне мужчина. —
Придёт интурист! Не позорь народ!»
Я понял, что дома,
Что в веке знакомом,
Где делят нас всех на рабов и господ.

О Питер мой славный!
Когда я не справный —
Ты будто бы снишься мне наяву.
Я рад, что на свете
Три долгих столетья
Стоит этот город. И я в нём живу.