Шаг 4. Поэту Декаданса

Алексей Сыманович

Всё так же о грустном, холодном и сером —
Известные грани для лейтмотива
Поэта, который не стал пионером
Под грохот колёс локомотива.

Читатель не хочет в холодных объятьях
Грустить, протирая окно запотевшее.
Окно, позабытое в красном ненастье, —
Единственный путь в своё наболевшее.

А где же всё чистое, милое, нежное,
Где Ангелы Света, Хранители Счастья?
За гранью зеркальной грустят, белоснежные,
И жмутся друг к дружке от холода братья.

Ведь зимнее небо, небо высокое,
Свойства имеет, в общем-то, серые.
Грустное небо, небо далекое
Дарит на Землю холодное… Белое.

Последняя станция локомотива:
Давно запорошена Память. Уныло.
По-декадански так странно красиво…
Искренне жаль, что всё это было.