Родина на колёсах

Руслан Лукьянов

Дом старый, ветхий, чуть живой,
У дома джип стоит со ржой от соли,
С селом сливаясь авто-красотой,
В лучах играет блеском полироли.

В соседнем доме, что с трубой,
Стоящем километра в два отсюда
(Тоже старый, ветхий, чуть живой),
Изводит бабку осенняя простуда.

Болото, снова лес, канал с бетоном,
И снова дом, без крыши, но с трубой.
В нём ветер безмятежно вечным стоном,
Неспешно жизнь уводит за собой.

Мужик валяется какой-то, пьяный, видно,
На той тропе, что ранее была дорогой,
Теперь же трассою назвать её постыдно —
Она ведь стала совсем разбитой и убогой.

И вдруг взор радует цветное что-то,
Что за последних долгих километров -цать,
Как мечта далёкая из той деревни идиота,
Вышка ТВ в тумане будет иногда мерцать.

Дым за холмом, забор зелёный и столбы,
Деревья, листья жёлтые валяются везде,
Вон ходит кто-то и пытается найти грибы
В той засранной людьми и временем среде.

Таким из поезда увидел я сегодня край,
Который родиной учили в школе называть.
Что ни дом — то убогий обязательно сарай,
Что ни мужик — то матом хочет чью-то мать.

Ты, мчась куда-то в торопях тревожно,
Лишь краем глаза успеваешь созерцать
Всё то прекрасное, что очень осторожно
Хранишь, чтоб никогда не растерять.

Хранишь, не понимая, для чего всё это,
Зачем хранение чего-то Бог позволил,
Из вечности ведь нет обратного билета,
И всё, что ты берёг, лишь опозорил.

А ведь иначе в юности всё мнилось,
Казалось, что всё будет лучше впереди,
Но чудо ликом светлым так и не явилось,
И промахов печальных тьма осталась позади.

Порой их хочется все разом разрулить,
Не так уж это сделать тяжело и сложно.
А может, просто взять всё — и забыть?!
Хотя забыть совсем всё невозможно.

Что делать? Ведь нельзя без смысла,
Ведь без него не хочется творить,
Жизнь словно на краю крутом повисла,
А мне так хочется кого-нибудь любить!