Гном

Руслан Лукьянов

Не так давно, во времена былые,
Существовали гномы, добрые и злые,
И был средь них один такой,
С кроваво-рыжей бородой.

Она была длиннее и пышней,
Так как один секрет таился в ней,
Секрет волшебный, полон чуда:
Златые локоны виднелися оттуда.

И если дёрнуть локон тот,
Мечта мгновенно оживёт,
Но чистым нужно быть душою,
Иль горе сбудется с тобою.

И жил тогда в стране одной
Зверь с человеческой душой,
Он был упрям и одинок,
Опасен очень и жесток.

Его боялись, презирая, все на свете:
И взрослые, и старики, и даже дети,
А он желал лишь одного —
Чтобы любили искренне его.

Он так мечтал о той одной,
Любимой, близкой и родной,
Чтобы себя всего ей подарить —
И душу ей свою открыть!

Он ненавидел жизнь порою
И жил одною лишь мечтою,
Во сне которой был пленён,
Что лик звериный сбросит он.

И серой осенью бродя отчаянно,
Он гнома повстречал нечаянно
И был приятно удивлён,
Что не боится его гном.

А гном сказал, что тоже одинок,
Мир и к нему особенно жесток,
Что все хотят лишь одного:
Златых волос сорвать с него.

Но вот пришла пора проститься,
И гном решил ему открыться:
«То, что сейчас ты не просил,
Тебе уже я подарил.

Твоя задача — удержать
И никогда не потерять
Вот этот волос золотой —
И будешь счастлив ты душой.

Не зверь ты больше, не забудь,
На новый встал теперь ты путь,
На путь нелёгкий, но высокий,
Там ты не будешь одинокий».

Зверь услыхал протяжный стон,
И тут исчез внезапно гном.
Зверь посмотрел на землю, ввысь —
И вдруг понёсся, словно рысь.

Летел, стремясь к заветной цели,
Минуя дни и долгие недели,
Он пролетал мимо всего,
Вокруг не замечая никого.

Несясь вперёд с оскалом на устах,
Летел жестоко к цели грешной,
И позабыв о нежности, любви, мечтах,
Едва не утонул во тьме кромешной.

Он мчался, но не настигал
Того, что гном недавно нагадал.
«Так неужели ж обманул?! —
Он рёвом страшным протянул. —

Злость лишь в душе и огорченье:
За что же это всё терпеть?
Я — бога жалкое творенье,
Живущее, чтоб умереть».

И мимолётно взором вдруг столкнувшись
С улыбкой неподдельной на устах,
Он, замерев, стоял не шелохнувшись,
И запылал огонь в отчаянных глазах.

И разлилось всё ярким, сочным светом,
И жизнь раскрылась, как цветок весной,
И словно снег, упавший с неба летом,
Любовь пришла и принесла покой.

Вдруг так легко на сердце стало,
И захотелось нежно всех обнять,
Оттаяла душа, которая страдала,
А злой оскал улыбкой стал сиять.

Без страха лютого стояла и смотрела
Невинным чистым взглядом на него,
Как зверь оттаивал, робея неумело,
И кровожадный облик исчезал его.

Она была прекрасна, невинна и чиста,
Как ангел, что с небес пришёл внезапно,
И вспомнил гнома он, и осознал, что это та,
О ком твердил старик так непонятно.

Из уст её теплом повеяли слова,
Лаская сладким звуком его слух,
И так приятно закружилась голова,
И так нежно перехватывало дух!

«То, что тебя, лишив уютного покоя,
Тревожит и мешает вдоволь жить,
Связать попробуй ты со мною,
Меня попробуй полюбить.

И если чувства посетят тебя,
И ты почувствуешь желанье жить,
Отдайся страсти ты любя,
Чтоб ненависть и злобу позабыть».

И речь вернулась к нему вновь,
И стал он говорить тогда
Слова ей не про боль и кровь —
Про то, что он желал всегда:

«Я, о такой всегда мечтая,
Которая умела бы любить,
Падал и вновь вставал, не успевая
Даже пытаться тот обман забыть.

Не позабыв и о прекрасном,
Что чуть не обратилось прахом,
Скитаясь по путям опасным,
Я утешался лишь грехом.

Но в тоже время я порой
О жизни думал предстоящей,
И так желая обрести покой,
Не ведал я о встрече настоящей.

Той, что лучом улыбки озарила
Туманное моё сознанье,
Заботою и лаской одарила
Меня, само очарованье».

И сделав паузу мгновенно,
Припал к груди её навек —
И, голову склонив смиренно,
Молвил уже не зверь, а человек:

«Когда-то были мы чужие,
Не знали друг о друге ничего,
Теперь, как люди самые родные,
Желаем оба одного —

Прекрасного начала той поры,
Что начинается с колец,
Дарующей сладкие дары,
Переплетая судьбы двух сердец.

Так радует и так манит,
И душу делает светлей,
И разум сладостно мутит
Улыбкой ласковой твоей.

Пусть поцелуем страстным
Сольются губы наши враз,
И озарят лучом прекрасным
Любовь и красота навеки нас!»