Не всё потеряно. Пока ещё не всё…

Евгений Еленин

Ректором нашего института в мои студенческие годы была известная в своё, но далекое теперь уже время Олимпиада Васильевна Козлова. Экономист.

Наверное, она была известна не только как Ректор. Экономика социализма, в которой она была специалист, меня не интересовала совсем.

Но мы учились в то время, когда нам на лекциях по этому предмету пытались объяснить, как должны работать колхозы и что деньги — не главное в жизни.

А что Бога нет — это уже на Научном Коммунизме ясно разжёвывали.

Известна Козлова была ещё и тем, что до того, как Израиль стал «кровожадным агрессором», победив в 1967 году за 6 дней при численности населения около трёх миллионов сто миллионов арабских соседей, которым это государство было, есть и будет как кость в горле, посетила эту страну и кибуцы. Вернувшись, взахлёб рассказывала, что видела идеал колхоза, и не во сне, а наяву.

После шестидневной войны отношения между нашей страной и Израилем почили в бозе.

Хвалить кибуцы стало политически неграмотно и даже вредно. Даже уголовно наказуемо.

Ушли в прошлое те времена, которые сегодня одни называют застоем, другие — мракобесием. Есть и вспоминающие о нём с ностальгией.

Колхозы… утопия.

Деньги — ну как без них? Цель жизни и мерило успеха.

Есть ещё даже расхожее понятие — самодостаточность. Смысл — в достаточном количестве денег, в конце концов, или умении их добывать. Хотя их никогда не бывает достаточно.

Но хватит этих рассуждений. Всё и так ясно.

Мы разбрелись по свету. Обнаружилось, что мы — разных национальностей дети когда-то одной страны.

Встречаемся то здесь, то там. Мир открыт. Сел и полетел.

В это раз встречаемся в Израиле. Институтские друзья из разных стран. Странно это произносить… Но уже привыкли.

Едем по отличному морскому шоссе на внедорожнике нашего израильского друга. Выходной день.

На улице ливень. Говорят, что десять лет не было таких проливных дождей.

— А давайте через поле и дюны на берег моря!

Легко! И мы уже режем поле с дюнами.

Дожди здесь — явление не частое. Не учли мы, что глинистая почва под проливным дождём даже для внедорожника стремительно превращается в западню. И мы в неё попали. Сидим на брюхе. Вода с глиной до дверей.

Попытки толкнуть, подложить, раскачать тщетны. Кроме того, автоматическую коробку передач заклинило на паркинге. Значит, теперь и колёса заклинило.

Уже даже и тягачом не вытянуть.

Местный друг названивает в аварийную службу. Объясняет, что ситуация плачевная. Да и темнеет здесь рано. Диспетчер прежде всего интересуется данными кредитной карточки. Даём, хоть такса и высока.

Выходной… Проблемы.

Честно? Мы не набожны в привычном понимании, хоть и принадлежим формально к трём основным религиям.

Как потом выяснилось, каждый молча просил своего Бога помочь. А что оставалось?

Приезжает дежурный механик.

— Нет, — говорит, — я не смогу. Даже приблизиться к машине своим транспортом не смогу.

Но притронулся к заклинившему рычагу — и скорость переключилась! Уехал, пожелав удачи… Какой уж тут удачи?!

Кажется, смешно. Ну, застряли. А начинает засасывать, как болото.

Оказалось, что рядом кибуц. Из первых. Мой местный друг говорит: кибуцы уже не те, что видела наша Олимпиада. Приватизация. Бизнес. Высокие технологии.

И всё же я решил идти искать трактор. А что остаётся? Что бы я искал, будь тут колхоз?

Иду по колено в вязкой жиже.

И вдруг из-за дюны навстречу мне выезжает колёсный трактор!

Мираж! Нет, за рулём пожилой человек колхозного вида, а вокруг кабины пристроились молодой парень лет тридцати и два подростка. Останавливаю их. Начинаю, как могу, объяснять. Он улыбается и говорит на почти забытом русском:

— Вы сегодня пятые…

Вот, думаю, молодец! Есть деловая жилка. Использует момент. Современный подход!

Нас вытаскивают!

Пытаюсь заплатить.

— Нет, — говорит, — я за такие вещи денег принципиально не беру.

Говорит, что для него уже награда то, что смог помочь, ему тоже помогали в жизни.

Разговорились. Оказалось, что работает в коровнике кибуца. Задал коровам корма и выехал с добровольцами проверить, не нужна ли кому помощь. Знает по опыту, что в такую погоду многие попадают в беду.

Сопроводил нас до асфальта, помахал рукой и уехал к своим питомицам.

На автозаправочной станции мойка закрыта. Выходной всё же…

Сидим, пьём кофе.

— Ребята! Так чей же Бог нам помог? Или общий?!

Слушайте, а может быть, то, что Олимпиада видела пятьдесят лет назад, совсем и не утопия?

И вообще, ребята, чем мы так поражены?

Нормальным человеческим поведением!

Неужели всё так запущено?!