Ворона

(1992 год)

Лидия Селягина

Раннее апрельское утро не предвещало ничего плохого. Солнце как будто шутило, искрясь своими лучиками, выглядывая из-за деревьев.

Петька проснулся с приятным чувством на душе. Потянувшись в постели, он вспомнил, что вчера приклеил во весь свой ранец замечательную наклейку. Это была озорная, задиристая ворона, которая, склонив голову набок, как бы дразнила любого, кто на неё смотрел. И Петька отправился в школу в прекрасном расположении духа. Ему было весело и легко.

Наклейка вызвала общий интерес среди одноклассников: кто-то пытался снять её, но бесполезно. Петьку это не обижало, а наоборот, он был доволен тем, что именно его ворона вызывала такой неподдельный интерес среди сверстников.

После школы он пошёл в Дом Творчества Юных. И там эта ворона взволновала детей. Она замечательно устроилась на ранце и, повернув голову набок, как будто шутила с ребятами.

Кто-то просто улыбался, глядя на неё, а кто-то злился. И когда Петька вышел из здания, то незнакомый мальчишка сдёрнул с него ранец и решительно начал сдирать ворону. Но та крепко держалась и, склонив голову набок, дразнила обидчика.

Петькины попытки отнять свой ранец закончились неудачей — мальчишка был старше и сильнее его. Обидчик понял, что ворона ни за что не сдаст своих позиций, и ,пользуясь своим ростом и умением лазить по деревьям, забрался высоко на дерево и оставил там ранец со злополучной вороной.

А Петька ещё долго ходил около этого дерева. Все попытки достать ранец были безрезультатны. Где-то через час его пожалел прохожий мужчина. Петька заметил, как он легко и даже красиво взлетел на дерево и снял ранец с задиристой вороной, которая всё так же озорно, склонив голову набок, наблюдала за жизнью нашего бренного мира. Петькин спаситель тоже отметил замечательную ворону.

Придя домой, Петька освободил ранец от содержимого и стал смывать ворону под струями тёплой воды. Он понял, что наличие чего-то яркого и индивидуального делает нашу жизнь более напряжённой, а иногда и невыносимой. А к этому Петька ещё не был готов ни физически, ни морально.