Тайна

(1999 год)

Лидия Селягина

Отшумело яркое, печальное и прощальное бабье лето. Уже зарядили монотонные долгие дожди, сбивая разноцветную листву с деревьев и устилая нашу Землю мягким ковром.

Елена медленно брела, шурша опавшими листьями, по берегу озера. Моросил дождь. Он невольно родил мысль о том, что осень, как и человек, горюет о чём-то, чего уже никогда не вернуть. Чем ярче и наряднее бабье лето, тем отчаяннее рыдает небо.

И она, скользя взглядом сквозь моросящую сетку дождя на унылые стены домов, мокрые кусты и деревья, мысленно обратилась к осени: «Что ты плачешь, осень, столько дней подряд…»

Она понимала, что осень не сможет ответить. Человек сам должен присмотреться к миру и объяснять его. И самое сложное — понять себя, объяснить себе свои поступки. Почему, встречая своего спутника жизни, мы сначала радуемся всему, что происходит с нами? И почему уходит эта радость позже? Почему вдруг вспыхнувшая искра взаимопонимания и близости так быстро гаснет?

Елена совсем забыла о моросящем дожде, так как вспомнила свою ссору с мужем. Ей казалось, что муж обидел её так, что жить с ним она больше не сможет. А ведь у них есть годовалый сынишка, и она уже ждёт ещё одного малыша.

И она пошла по пути развода. Елена была крайне удивлена, что судья тут же поддержала её решение, как только узнала, что её муж — чеченец, зафиксировав как официальную причину развода несовместимость двух сторон. Развод состоялся.

«А может, всё-таки я не права? — нервничала Елена, направляясь к женской консультации. — Ведь я вижу, что он боится нас потерять. Что даст мне этот развод? Ведь муж так искренне просил у меня прощения и поклялся уже после развода, что никогда не оставит нас одних. Может, ещё всё образуется?» — раздумывала Елена.

Вдруг словно из-под земли перед входом в консультацию появился прилично одетый мужчина лет пятидесяти, среднего роста, широкоплечий, голубоглазый, с пшеничными усами и вкрадчиво обратился к ней по имени и отчеству:

— Елена Аркадьевна, добрый вечер. Извините, разрешите обратиться.

— Пожалуйста, — ответила Елена Аркадьевна, предполагая, что этот мужчина — не иначе как какой-нибудь родственник одного из её многочисленных учеников. — Конечно, я слушаю вас. Только постарайтесь побыстрее, а то я могу опоздать на приём к врачу.

— Елена Аркадьевна, вы уж простите меня, но я знаю, что в вашей ещё молодой жизни случилась трагедия. Вы развелись с мужем. Ведь вы работаете учительницей, и вам нужны, просто необходимы деньги.

— Помилуйте, кто вы? Какое вам дело? Что вы хотите? Мне некогда. Отойдите с дороги, — и Елена, резко отодвинув мужчину, открыла входную дверь.

В этот момент он успел ей сказать:

— Продайте мне вашего будущего ребёнка, я вам хорошо заплачу.

— Вы больны, мужчина. Уходите отсюда, пока я не позвала людей, — ответила Елена в дверях, предупредительно придерживаемых незнакомцем.

— По-ду-май-те! Хорошенько подумайте! — голосом гипнотизёра произнёс он, и входная дверь аккуратно закрылась.

А на душе у Елены стало зябко. «Господи, как неприятно, — подумала она. — Да ладно, наверное, и правда больной. Но стоп! Откуда он может знать моё имя и отчество? Откуда может знать о нашем разводе? Ладно, всё! Мне нельзя расстраиваться». И она направилась в гардероб.

На обратном пути она уже забыла об этой встрече. Но, засыпая, вдруг ясно услышала произнесённое с лисьей усмешкой это магическое «по-ду-май-те». От этого стало неуютно, закрадывалось чувство тревоги.

Елена села, опустив ноги в пушистые тапочки, нежно положила руки на живот, чтобы успокоить вдруг разволновавшегося малыша.

— Сиди спокойно, дурашка, пора спать. Никому я тебя не отдам. Ведь здесь тебя ждёт братик. Пойдём попьём, посмотрим на звёзды, загадаем желание и… спать. Давай, моё солнышко.

Глядя в небо, она загадала своё сокровенное желание, чтобы они снова всей семьёй были вместе, чтобы в её душу вернулся угомон.

И, будто услышав её, в этот момент кто-то столкнул с неба звёздочку, и она устремилась к Земле, притянутая большим волшебным магнитом. На душе потеплело. Елена благодарила Бога за подаренную надежду.

Елена проверила сынишку в его кроватке и снова попыталась заснуть, тихо пожелав всем людям спокойной ночи.

Следующее контрольное посещение врача было назначено через две недели. За каждодневными домашними хлопотами и подготовкой детского приданого время пролетело быстро. О встрече со странным мужчиной она рассказала только близкой подруге. И они решили, что скажет Елена незнакомцу, если он вновь объявится. Эта подготовка оказалась не напрасной.

Через две недели незнакомец вновь ждал Елену у консультации:

— Добрый вечер, Елена Аркадьевна. Я надеюсь, что вы подумали над моим предложением. Я ведь знаю, что ваш муж пытается с вами помириться. Но вы не верьте ему. Я дам вам много денег, чтобы вам самой не бедствовать и малыша подкормить. В дальнейшем у вас будет хорошая, наполненная жизнь. У вас хватит денег не только на устройство быта, но и на дальнейшее ваше обучение. Вы — сильная женщина и поставите себя на ноги. Верьте мне, это говорю вам я!

Всё это он успел произнести, ступая за ней следом. Елена у двери консультации остановилась и ответила спокойным, уверенным голосом, чем крайне удивила его:

— Я и в самом деле пока не знаю, кто вы. В любом случае мне жаль вас. Поймите, за нами установлена негласная слежка, и ваше предложение уже зафиксировано. Прокуратура города по моей просьбе может оперативно задержать вашу группу по покупке детей. И если вас интересует, почему по моей просьбе, то подскажу, что вы не учли, что в прокуратуре работает мой близкий родственник. У вас есть шанс забыть меня, тогда я даю вам гарантию в том, что вас сейчас никто не задержит. Выбирайте. Или снова будете настаивать на своём?

— Извините, — произнёс мужчина и исчез так же неожиданно, как и появился.

С той поры Елена Аркадьевна больше не встречала его. Пришло время родов, и она оказалась в районном роддоме.

В момент самых последних схваток в родильный зал быстро вошла женщина в белом халате и грубым голосом задала странный вопрос:

— Ну что, дама?! Ребеночка отдавать будем?!

— Вы что?! Попробуйте только! — выкрикнула Елена между схватками. — Вы его отсюда никуда не вынесете, и я буду лежать с ним в одной палате!.. Нас ждут родственники и друзья!

— Что вы, что вы, успокойтесь, дама. Нет так нет. Вам вредно расстраиваться. Я ушла, — и исчезла.

Роды вместе с этой психологической атакой сделали своё дело. При выписке из роддома врач сообщила Елениной матери, что у её дочери послеродовое осложнение — мания преследования, и если это состояние не пройдёт, то следует обратиться к психиатру.

Елена была возмущена:

— Как можно делать такое поверхностное, поспешное, опасное заключение? Вот так номер. Что же делать?

Вечером родственники и подруга пришли поздравить Елену. Узнав о диагнозе, были удивлены бесконечно, так как Лена явно не относилась к числу психбольных, даже пытались шутить по этому поводу. Лена последовательно рассказала всю историю, а подруга дополнила её рассказ некоторыми справками о покупателе, которые успела навести. Он — врач, и с такими же предложениями уже обращался к официально одиноким женщинам с маленькими детьми.

Все сочли, что всё закончилось благополучно, все страхи позади. Муж не отходил от Елены и пытался сделать всё, чтобы загладить следы своей вины и восстановить прежнюю атмосферу доверия и любви. А Елена была уверена, что Бог справедлив, и охотники за чужими детьми будут остановлены.

А городок время от времени будоражила очередная новость о гибели одинокой мамы, либо выбросившейся из окна, либо кем-то повешенной на кресте. Потом прошёл слух, что за покупку и продажу детей был арестован молодой врач.

«Неужели поймали преступника? Или подставили кого-то?» — думала Елена, глядя в ночное небо на уже заснеженную улицу.