Помог

(1962 год)

Лидия Селягина

В летнюю пору мы, совхозные мальчишки, предоставленные сами себе, бродим по окраинам совхоза. Иногда собираемся на рыбалку, иногда — в лес.

А в нежаркий день или поутру обязательно гоняем в футбол. Сегодня с утра решили двинуться к речке, заглянуть в совхозные сараи. Чердаки сараев заполняются душистым сеном. Внизу обычно хранят инвентарь землепашца. Когда пробираешься по чердаку, под ногами иногда прокручиваются брёвна, того и гляди навернёшься вниз. Но манящий запах сена зовёт нас.

Вот и сегодня посидели на сеновале, потолковали за жизнь и договорились разбежаться по домам, а после обеда собраться на футбольном поле. Все стали по-быстрому спускаться по приставной лестнице, я оказался последним. И, ожидая своей очереди, переминался с ноги на ногу. Вдруг бревно подо мной прокрутилось, и я упал, приземлившись на сено пятой точкой. Невероятная, обжигающая боль пронзила мой бедный зад. Неожиданный душераздирающий вопль вырвался из моей глотки.

Пацаны поняли, что я хорошо сел на вилы, черенок которых плотно упирался в угол сарая. Всем стало ясно, что просто так с них не слезешь. Я вопил о помощи.

— Терпи-и, — закричал Толька, стараясь перекричать мой вопль, — я сейчас.

И вдруг ещё более чудовищная боль пронзила мою задницу. Казалось, что вилы ищут мою душу, чтобы выпустить её на волю. Мгновение — и боль прекратилась. Никто не верил, что весь ужас позади.

Оказывается, чтобы снять меня с вил, Толька сначала вонзил их в меня поглубже и, когда черенок вил оторвался от пола, накренил их и выдернул из меня. Ребята помогли мне спуститься с лестницы и стали осматривать моё тело. Все были поражены, что, кроме проколов, никаких следов крови не было.

— Что же это за странная часть тела — наша «пятая точка»? — сказал Толька.

— Наверное, попался удачно, — ответил Колька.

В этот вечер мне не пришлось играть в футбол. Но душа моя не выдержала, и я после обеда был около ребят в качестве болельщика.