Грех

(1957 год)

Лидия Селягина

Жизнь Веры Николаевны с юных лет складывалась удачно. Она закончила университет — факультет иностранных языков. А многолетняя дружба с одноклассником привела их к браку, в котором она чувствовала себя счастливой. Володя закончил Высшее Военно-Морское училище и был приписан к Северному флоту.

На новом месте Вере удалось устроиться на работу библиотекарем. Молодые надеялись на скорое появление малыша, но ничего не происходило. Вера стала думать о том, что ей с её неуёмной энергией надо ещё чем-то заняться.

Она вернулась к родителям в Ленинград. Прошла дополнительную подготовку и получила место переводчика.

Муж уходил в море в дальние рейсы. Каждый раз Вера ждала его возвращения и летела ему навстречу, как девчонка. Она считала их брак идеальным. Вот только иногда пробегала мысль, похожая на тень: «Как жалко, что проходит время, а малыша всё нет и нет».

Новая работа действовала на Веру Николаевну, как свежий ветер. Всегда подтянутая, аккуратная, предупредительная в общении, она блестяще справлялась со своими задачами и вызывала неподдельный интерес и уважение среди своих сотрудников.

Проводив мужа в очередной длительный рейс, она вернулась в Ленинград. На следующий день ей предстояла встреча с иностранной делегацией. Общение проходило на хорошем английском языке.

Во время деловой части Вера Николаевна почувствовала на себе пристальный взгляд, который невольно заставил её съёжиться, обжёг её изнутри. Это был мужчина африканского происхождения. На мгновение ей показалось, что она когда-то очень хорошо знала его. У Веры закружилась голова. Но она взяла себя в руки и продолжала своё дело.

Во второй половине дня состоялся банкет. Оказавшись за столом около неё, мужчина склонился к ней и шепнул на чисто русском языке:

— Держитесь, Вера Николаевна, я сам теряю голову. Что это с нами?

Изумлению не было предела. «Кто это так шутит над нами?» — промелькнуло в её затуманенной голове.

В Ленинграде тогда стояло время белых ночей — время пьянящего, благоуханного аромата черёмухи и сирени. На следующий день после завершающей деловой части встречи они оказались в отдельном номере. Её мозг не зафиксировал, как это произошло. Но, оказавшись рядом, они боялись дотронуться друг до друга. Они оба были ошеломлены этой неизбежной предстоящей близостью. «Кто ведает нами? Какая нас сила ведёт?» — снова промелькнуло в её голове.

Господи, сколько было неги, тоски и восторженности меж ними! Они понимали, что такое стечение обстоятельств никогда не повторится. Это была единственная ночь, наполненная и волшебством, и торжеством, и нежностью, и предчувствием неизбежной разлуки. Они ненасытно говорили, перебивая друг друга, торопясь сказать что-то важное. Потом снова пьянели от прикосновения друг к другу.

В пять утра ему позвонили. Через час его будут ждать у выхода из номера. При расставании плакали. По его просьбе она закрыла глаза. А когда открыла их, то поняла, что в номере она совсем и навсегда одна. В этот день делегация покидала их город.

Совсем скоро она поняла, что ждёт малыша.

«Что делать? А может, он найдёт меня, когда появится маленький? Ведь он сказал, что около меня всегда будут находиться незримые люди, которые в самые необходимые моменты будут оказываться рядом. А вдруг у нас с мужем никогда не будет детей? Ведь кто-то соединил нас. Всё решено. Я оставляю это божественное будущее дитя. Возможно, оно будет похоже на отца. Тогда я сама подам заявление на развод», — решила Вера Николаевна.

Малыш оказался очень похожим на маму — с белой кожей. Тогда Вера сама засомневалась в том, что произошло с ней. «Да что же это было со мной — во сне или наяву?»

Муж был счастлив. Сын пошёл по стопам отца. Судьба как будто вела хоровод. Он так же, как и отец, закончил военно-морское училище, а женой ему стала школьная подружка. И они так же, как и их родители в молодости, поехали на Север.

Прошло девять месяцев, и сын прислал телеграмму: «Развожусь. Родился негр». Вера Николаевна выслала сыну встречную телеграмму-молнию: «Остановись. Вылетаю».

Встретившись с сыном, она поведала ему о своём грехе.