Первый поход

(1956 г. — нач. 1957 г. (школьные каникулы))

Лидия Селягина

В конце третьей четверти девятого класса руководитель театральной студии предложила Иринке во время мартовских каникул принять участие в выездной агитбригаде. Это значит, что ребята из театральной студии будут доставлены в один из совхозов нашей области, в местный Дом культуры. Вечером они дают концерт для населения, ночуют в самом Доме культуры, а утром на лыжах переходят в другой совхоз и там, дав вечерний концерт, на следующий день снова встают на лыжи и отправляются в другой совхоз или колхоз.

— Как ты думаешь, сможешь? — спрашивала её Варвара Михайловна. — Иришка, мне бы очень хотелось, чтобы ты попробовала. У тебя хорошие данные, да и для тебя — разнообразие. Что скажешь?

— Варвара Михайловна, миленькая, я и правда хочу, очень хочу. Но вспомните, как часто я болею. То вечно перевязанное горло, то с ушами беда. А ведь хочу попробовать, очень.

— Я тебе вот что скажу: когда человек осуществляет свою мечту, то все болезни куда-то прячутся, а то и вовсе человек выздоравливает, особенно когда молодой. Только не обижайся ни на кого, если что не так получится. Это временно. Я уверена, если бы ты вышла на сцену, у тебя бы всё было здорово.

— А, была — не была. Записывайте! — решилась Иринка. — Очень даже согласна! — на её щеках горел румянец, глаза искрились.

— Молодец! Умница! — радостно отозвалась Варвара Михайловна. — О времени сбора предупрежу.

— Спасибо, — прощебетала Иринка и вальсом вместе со звонком на урок направилась в конец школьного коридора, в свой класс.

И это было замечательно. На своём первом вечернем концерте так далеко от своей школы и города она читала стихи Константина Симонова: «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины?..» Она читала так, что народ в зале плакал. Ведь это был ещё 1957 год, у людей ещё не зажили военные раны. А потом вся группа осталась в Доме культуры. Селяне принесли им молоко, хлеб, горячую картошку, солёные огурчики. А что ещё надо молодым, неизбалованным, начинающим артистам?

Иришка всегда любила ходить на лыжах. Их школа на Васильевском была на берегу Финского залива, так что совсем около дома и школы были необъятные снежные просторы. Но здесь всё было более торжественно и чудесно. Лес, по которому они преодолевали путь, казался сказочным: эти сосны и ели, держащие на своих лапах шапки пушистого снега, эти подъёмы и спуски! Иришка научилась здесь удачно падать и быстро подниматься. Однажды за день они прошли почти двадцать километров.

Иришку удивляло, как трогательно, внимательно селяне относились к ребятам из Питера, как подробно расспрашивали о репертуарах в театрах и кинотеатрах, об участии в демонстрациях, о новых книгах и даже о моде. И только в последний день пребывания в одном из совхозов они разгадали причину ностальгии селян по их Ленинграду. Оказывается, их бригада выехала на сто первый километр и далее от города.

Сюда ссылались люди, нарушавшие какие-то буквы закона. Не имея возможности вернуться в город, в свой привычный уклад жизни, они тосковали о городе как о самом большом друге.

А Иринка научилась делать гимнастику на снегу. Здесь ребята доверяли друг другу свои тайные мечты, и каждый вечер перед отбоем звучали их слаженные голоса. Они пели о чистой, юной любви к своей Родине и пережитой военной поре. Как сполох зарницы, как один счастливый миг, как красивый сон, пронеслась неделя похода.

Уже дома Иринка продолжала поутру, пока ещё был снег, делать зарядку на балконе пятого этажа. Теперь она чувствовала себя уверенно и совсем забыла о болезнях.