Ночная встреча

(1982 год)

Лидия Селягина

Это была белая летняя ночь 1982 года. Я возвращалась со службы с вечерней смены. Моя последняя электричка приходит в Сестрорецк в 1 час 40 минут.

Мне удалось выйти из кооператива (из однокомнатной квартиры пятиэтажного дома) и поселиться до подхода очереди на Парковой улице, на берегу Финского залива, через дом от Детского санатория «Юный ленинградец», в двухэтажном деревянном доме, заняв весь первый этаж.

В это время у меня уже было трое детей: старшей — семнадцать с половиной лет, средней — пятнадцать лет, младшему — два с половиной года. Заботы прибавилось, но всем стало свободнее и интереснее, так как около дома — великолепный земельный участок, на котором много плодовых деревьев и ягодных кустарников. Дружно сажали картошку и зелень.

Это было важно — передать детям умение не пропасть в жизни, дать возможность дотронуться до земли и понять важность не растеряться, может быть, отступить на шаг от цивилизации, а потом шагнуть шире, уже не пугаясь.

Итак, стояла красивая тишина белой летней ночи, было около двух часов. Я понимала, что в лучшем случае через полгода мне придётся уйти с этой желанной для меня службы. Состояние здоровья после онкологической операции никак не могло укрепиться, а ведь ещё — дети. Какое-то время мне казалось, что справлюсь, но теперь точно для себя решила, что надо поберечь свой организм, так как слабость захватывала и уничтожала меня, и ещё очень хотелось подольше побыть со своими родными детьми.

Так, мысленно рассуждая сама с собой, я незаметно повернула на Парковую улицу. Впереди меня из углового дома по Черничной улице вышли женщина, худенькая, небольшого роста, и двое детей — мальчик и девочка — лет по десять — двенадцать. Женщина, видимо, мама, обнимала детей, что-то тихонько говорила им.

Невольно поинтересовавшись причиной ночной прогулки, я не обратила внимания на то, что на мне была надета милицейская форма, а они заволновались.

— Да что вы, я иду со службы, еду из другого района, я просто хочу понять, чем Вам помочь, чтоб дети и Вы не бродили ночью. Скажите, вас кто-то обижает? Возможно, я и правда смогу Вам помочь.

Девочка первая решила мне сказать об их беде:

— Наш папка часто приходит пьяный, сильно ругается и может драться. А мы тихонько уходим из дома, он засыпает, а потом мы приходим и ложимся спать.

— Да вы что, ведь у нас не только тёплые белые ночи, ведь у нас и зима бывает. Знаете, давайте пойдёмте к нам на веранду, там и поговорим обо всём и заодно попьём чаю, чтоб не так грустно было. Вот, смотрите прямо, это наш дом. А?

— Ой, что Вы, а что Ваши домашние скажут? Время-то — видите? — взволнованно сказала растерявшаяся женщина.

— Об этом не думайте, мои старшие самостоятельные, младший на время у бабушки, даже муж — и то спит. Так что на веранде мы никому не помешаем, да и мне за вас всех спокойнее будет. Я ведь за всех переживаю и обычно нахожу выходы из подобных положений. Ну пожалуйста, пойдём?

Итак, мы оказались на нашей кухне, а вход на неё был не только из дома, но и с улицы. Конечно, мы нашли выход из положения, ускорили получение квартиры по очереди и, как видно сейчас, на всю оставшуюся жизнь остались друзьями.

Вот суть службы участкового инспектора по делам несовершеннолетних — болеть душой за пострадавших и помогать этим людям, используя юридические знания и знания психологии.