Знания, от которых содрогнётся душа

или

Золотая пушкинская осень

(1978 год)

Лидия Селягина

Я с душевным теплом вспоминаю красивую разноцветную пушкинскую осень 1978 года. С октября по приказу начальника по кадрам Главного управления внутренних дел я начала занятия по ускоренной программе милицейской школы.

Программа была насыщенной, но мне было интересно всё. Особенно вопросы по психологии, и ещё удачным занятием для меня оказалась стрельба.

Вопросы юриспруденции и нужны, и интересны. Но для общего развития я приобрела специальную литературу, как и по курсу криминалистики.

Нам, участковым по делам несовершеннолетних, интересно было узнать всё про закон о принудительном лечении лиц, имеющих диагноз «хронический алкоголизм».

Всем ли показан такой путь избавления от данного заболевания?

А ведь оказывается, что далеко не всем. Если у пациента имеются какие-либо заболевания внутренних органов, да уже на второй или третьей стадии, то одновременное лечение от алкоголизма может привести к летальному исходу.

И в последнее время в соответствующих учреждениях таких пациентов сначала полностью обследуют. При наличии противопоказаний их отправляют домой с рекомендацией необходимого предварительного лечения того или иного органа.

Было интересно узнать, как убедительно в процессе лечения применяется психология. А также нам было интересно пообщаться с подростками — обитателями приёмника-распределителя.

Попадание подростков в приёмник-распределитель неминуемо для всех, в отношении кого есть решение народного суда о направлении их в различные специальные учреждения. Это — спецшкола и специализированный интернат, которые предполагают более строгий режим проживания: подростки изолированы от общества и дома за совершённые деяния, возможно, и преступления. А также детские дома, куда дети попадают чаще в связи с трагедиями, случившимися с их родителями.

Странным и противоестественным, в моём понимании, являлось разделение родственных связей между братишками и сестрёнками: дети из одной семьи направлялись в разные детские дома. Особенно больно за ребятишек, которые неожиданно попадают в приёмник-распределитель из добропорядочной семьи, где любовь и семейное тепло были их стержнем. Кроме того, надо иметь в виду, что сотрудники приёмника-распределителя не являются аттестованными, а значит невелико у них денежное пособие. А это говорит о том, что сотрудников не хватает и не всегда можно осуществить должный досмотр таких разных детей и подростков. И в результате часто дети и подростки, невзирая на разницу в возрасте, на причины попадания в учреждение, могут оказаться в общей спальне.

Наша группа приехала в приёмник-распределитель для встречи с подростками и сотрудниками этого учреждения, но встреча не состоялась. В связи со всем вышесказанным произошло непредвиденное.

Для семилетней девочки эта ночь в приёмнике-распределителе была первой. Её родители погибли в автомобильной катастрофе. Для решения вопроса, в какой детский дом попадёт ребёнок, его поместили в приёмник.

И вот девицы, которые ранее попали в это учреждение совсем не из-за трагедии их родителей, а, к сожалению, под устойчивым влиянием распутной жизни, ещё не осознавшие объём и глубину полученного ими наказания, по инерции продолжали считать себя вершителями судеб младших.

Когда был погашен свет в спальной и дежурной сотрудницей было сказано «Спокойной ночи», все вроде замолчали. И слава Богу, что дежурная оказалась ответственной и душевной женщиной. Выйдя из спальной, она осталась за столиком недалеко от дверей.

Прошло уже часа полтора, и вдруг она услышала вскрик ребёнка. Конечно, она влетела в спальню и пыталась предотвратить попытку глумления над девочкой.

В итоге сама дежурная оказалась в полузадушенном состоянии. Помогли другие проснувшиеся дети.

В связи с этим наша встреча не состоялась, в этот момент там велись следственные действия. Нехватка материальных средств и отсутствие аттестации сотрудников приводит к печальным результатам или трагическим последствиям.