Вторая денежная реформа в России и Армия Спасения

(1998 год)

Лидия Селягина

Подготовка к денежной реформе осуществлялась с .

Деноминация (уменьшение номинала) рубля привела к тому, что с  1000 рублей старого образца стали равны одному рублю нового образца.

Обмен неденоминированных купюр проходил постепенно, вплоть до . Сроки обмена были максимально растянуты, чтобы избежать народных волнений.

С начала 1991 года происходило постоянное снижение покупательной способности рубля. В тот отрезок времени, времени неожиданных реформ и перемен, жить обычным семьям было непросто. Реформа 1998 года была самой мягкой среди всех преобразований современной России.

Предвидя нестабильность нашей жизни, ещё в середине сентября 1994 года через приватизационную процедуру мы оставили прекрасную двухкомнатную квартиру и приобрели дом с участком около станции Разлив.

Я понимала, что при наличии машины в данной ситуации мы уже не сможем приобрести гараж. А машина на улице, особенно в то время, — это приманка для людей, освободившихся от трудовой деятельности после остановки многих производств. Понятно, что сам развал Советского Союза привёл к разрыву договорных экономических отношений.

Я была на инвалидности и на костылях, муж — на низкооплачиваемой работе, сын уже второй год обучался в колледже на дневном отделении, внучка — во втором классе, старшая дочь — на инвалидности. А в магазинах цены — космические. Чтобы с утра хоть как-то зарядить организмы членов семьи, надо было серьёзно относиться к вопросу подготовки завтрака.

Иногда приходилось занимать, так как порой не хватало дать сыну с собой на дорогу и бублик, который он мог позволить себе купить в кафе, что находилось вблизи от колледжа. Спасибо, хоть кипячёную горячую воду можно было налить бесплатно, чем и пользовались учащиеся. Но у кого-то не было денег и на бублик, приходилось делиться.

И вот неожиданно в доме раздался телефонный звонок. Тогда ещё не было мобильных. На том конце провода — незнакомый женский голос:

— Тётя Лида, здравствуйте. Сегодня я узнала от Тани К., что сейчас Вам живётся очень сложно. Тётя Лида, но ведь это временно. Я могу Вам помочь.

— А кто Вы? И как можно помочь?

— Меня зовут Н. Я могу Вам периодически привозить хлеб и какую-нибудь еду (борщи, супы, каши). Сумму будем записывать — и я, и Вы, а рассчитываться — с пенсии. Примите ли Вы такое предложение?

— Приезжайте, — ответила я.

Конечно, выручали макароны. А вот сварить суп, да к нему хороший кусок хлеба — не всегда получалось. Для меня это была помощь от Бога.

Н. приехала через два часа после нашего разговора, но до приезда сына из колледжа. И когда он увидел перед собой полную тарелку борща и неограниченное количество серого пшеничного хлеба (кирпичик), который я уже частично нарезала, а остальная часть лежала рядом и не была убрана, как обычно, он в изумлении спросил:

— Откуда это? У тебя денег хватило?

— Нет, это в долг под запись до пенсии, — тихо ответила я. И я рассказала ему о неожиданных событиях.

— Это что же, получается, что у нас есть незримая Армия Спасения? Спасибо им. Это надо запомнить, — рассуждал сын.

За счёт этого я могла купить кусочек сыра, чтоб подготовить на завтрак бутерброды к чаю. Конечно, здесь выдавалось по норме, но все были довольны и этому.

Сын говорил, что если к утренней каше добавить бутерброд с сыром и сладким чаем, то продержаться без чувства голода можно значительно дольше.

А заварку я брала у своей приятельницы, у которой хоть было пятеро детей, но все они подросли, и материальное положение было более свободное. Она заваривала чай в большом чайнике, освободившуюся заварку сразу же высыпала на большой противень (лист из духовки) и ставила его на самый верхний шкафчик на кухне для сушки. Вот эту заварку мы и использовали. Она была и ароматна, и давала хороший цвет.

А я в этот памятный вечер, когда все устроились спать, ещё долго тихонько плакала и благодарила Бога и людей, которые вот так неожиданно спасли нашу семью.