«Скорая» без транспорта

(Январь 1994)

Лидия Селягина

Это было в середине января 1994 года. В стране уже несколько лет была непростая экономическая ситуация. Но наш находчивый народ обязательно что-нибудь выдумает, чтобы не дать себе отчаяться.

Волну учения о большой пользе для здоровья вегетарианской пищи накрывала волна учения о раздельном питании. В стране простому человеку было трудно купить кусок мяса, поэтому продаваемые на каждом углу брошюры, стоившие дешевле мороженого, гласили о том, что или человеку мяса совсем не надо, или он должен перейти на раздельное питание, где кусок хлеба несовместим с куском мяса. Поэтому получилось, что государство, прихватив у народа всё, что можно, оставило его на вегетарианском питании — в его же благо. Ну а кто поустойчивее стоял на ногах, тот, чтобы не каждый день есть мясо с целью экономии, мог перейти на раздельное питание.

Я, как и все простые смертные, попала под волну вегетарианского питания. Хорошо, что ещё не успела сесть на месячную сухую голодную диету, применив которую, некоторые экспериментаторы, резко сбросив вес, взмывали в облака, в миры иные. Итак, в силу сложившейся житейской ситуации я находилась в ту пору по независимым от меня причинам на диете вегетарианца, то есть мой желудок давно забыл мясо, даже рыба — и то была редкой его гостьей.

Но в середине января я была приглашена на день рождения к одной из моих приятельниц, которая материально жила посвободнее и уже перешла на диету раздельного питания. Мы знаем друг друга много лет. В дни семейных торжеств у неё собирается много родственников. Одних детей у неё пятеро. А их мужья, жёны, её сёстры, сёстры мужа — и так далее…

Итак, в этот вечер за столом собралась уйма родственников, а на столе — море еды: огромные, на мой взгляд, рыбные котлеты, запечённые куски мяса, студень, разные заливные блюда, всевозможные салаты, фруктовая вода, сиропы, наливки, вода, вино, горячая картошка с курятиной, пирожки с различными начинками, фрукты. Ну просто пир горой у Винни-Пуха!

Если бы правительство так долго не держало меня на классической диете вегетарианца, то в этот вечер я бы осталась среди друзей надолго, там я всегда чувствовала себя уютно. Но, произнеся тост с фруктовой водой и неожиданно для себя соединив огромную рыбную котлету с роскошным холодцом, приложив к тому салат из репчатого ошпаренного лука с яйцом, я почувствовала себя тревожно. Мне стало трудно дышать, и я осторожно вышла из-за стола. Почувствовав, что мне мало воздуха, договорилась с дочерью приятельницы о своём «английском» исчезновении.

На улице была замечательная погода: красивая мягкая метелица с небольшим морозцем и лёгким ветерком наряжала улицы. Я медленно шла пешком через весь городок, раздумывая о контрастах нашей жизни, обо всём, что обрушилось на наши головы. Невольно созвучно метелице в душе моей зазвучала мелодия, и слова сами стали устраиваться на нотный стан.

Мне стало полегче. Придя домой, записала слова и стала готовиться ко сну. Но только я попыталась принять горизонтальное положение, как внутри меня что-то стало происходить, как будто чья-то мощная рука зажимала все внутренности. И от этой нарастающей тяжести я была близка к потере сознания. Такого я ещё никогда не испытывала. Как только я осторожно переходила в вертикальное положение, это мощное внутреннее давление прекращалось.

Ещё и ещё раз я пробовала ложиться и снова потихоньку становилась на ноги. Совершенно инстинктивно прямо в ночной рубашке я медленно вышла из комнаты и, пройдя в конец длинного коридора, прислонилась лопатками к углу входной двери и стенки. Что-то произошло во мне. Стало легче дышать. Боясь, что снова придёт удушье, я ещё некоторое время постояла в таком положении. Позже знатоки объяснили мне, что таким образом я сделала себе точечный массаж.

Потом, медленно вернувшись в кровать, легла, закрыв глаза. И вдруг почувствовала сильное нарастание головной боли, и почти одновременно передо мной, как наяву, в чёрном костюме предстал знакомый мне раньше по необычному случаю парапсихолог Лазарев. Он взял стул, сел около моей кровати и очень чётко сказал всё, что мне надо делать в течение десяти дней:

— У тебя будет ещё много дел. Запомни: делай их по очереди. Как только будешь пытаться браться за несколько дел сразу, то всё будет разваливаться. А для того, чтобы ты смогла жить дальше, ты должна каждое утро натощак проделать следующее: сначала потихоньку прими лёгкий душ без мыла и мочалки; потом набери в ванну воды с температурой, приятной телу, полежи минут пятнадцать, не используя ни мыло, ни мочалку. Ты увидишь, что вода в ванной стала мутной. Снова обольёшься под душем. После этого возьмёшь пол-литровую клизму — она у тебя есть. Обычной чуть тёплой водой трижды промоешь кишечник до состояния вода — вода. Снова прими лёгкий душ и набери в ванну воды такой же температуры. И увидишь, что вода в ванной после тебя будет почти прозрачной. Снова повторишь клизмы и душ. И в третий раз повторишь всё снова. После третьей ванны вода будет чистой. Повторяю, что ни в первом, ни во втором, ни в третьем случае не надо использовать ни мыло, ни мочалку. Делай всё медленно, так как у тебя большая слабость. Потом иди на кухню. У тебя есть крупная чесночина. Возьмёшь дольку чеснока и безо всего — без хлеба и чего-либо — медленно разжуёшь её. Всё, что произойдёт с тобой, будет верно. Потом отдыхай. Запомни: рассчитано на десять дней. Сейчас три часа. В пять ты встанешь и начнёшь.

Он сделал передо мной одно круговое вращение рукой и, глядя на меня очень серьёзно, произнёс:

— А сейчас спи!

Верхняя часть моей головы как будто сдвинулась, и я провалилась в пустоту. А когда открыла глаза, было пять часов утра. Я помнила все его советы и понимала, что для того, чтобы остаться на этом свете, для следующих важных дел, я должна пунктуально выполнить все его рекомендации и приступила к исполнению.

Хочу сказать, что больше всего меня поразило: когда, пересилив себя, я пережевала дольку чеснока и проглотила её, то из моей гортани мощным фонтаном пошла чистая вода. С каждым днём вода в ванной становилась всё чище и чище, а воды из гортани с каждым днём становилось всё меньше и меньше.

На седьмой день после чесночной дольки уже не было никакой воды. На восьмой день я повторила все процедуры и на этом всё закончила.

Позже знатоки объяснили мне, что и раздельное питание, и чисто вегетарианское создают в нашем кишечнике такую стерильность, что любое резкое внедрение и смешение продуктов может привести человека к летальному исходу. После всей этой истории я задумалась: неужели сам Господь Бог послал мне рекомендации через образ Лазарева?