Первое самостоятельное путешествие в Белоостров

(Осень 1972 года)

Лидия Селягина

Первый раз в первый класс. Кажется, не о чем переживать. Алёнка писала, читала, считала. Была коммуникабельна. И всё равно было как-то не по себе.

Было понятно, что режим работы надо менять, чтобы утром самой провожать детей в школу. Но в качестве воспитателя я работала уже третий год и одновременно училась. Чтобы закрепить будущий диплом, конечно, желательно было отработать по профилю ещё один год.

Для того чтобы дети не опаздывали в школу, я приобрела три будильника. Первый — подъём, второй — завтрак, третий — выход из дома. Правда, сначала я договаривалась с Зоей Алексеевной, воспитательницей смежной группы, и убегала домой минут на двадцать-тридцать. За это время в мою группу ещё не приходил ни один ребёнок, но Зоя Алексеевна на всякий случай подстраховывала меня. Мне надо было успеть помочь девочкам встать, особенно в первые школьные дни. Но когда «добрые» люди доложили о моей ситуации методисту, а она, вместо того чтобы поговорить со мной откровенно, стала за мной следить, я поняла, что может случиться неприятность.

Что поделаешь, дети стали отправляться в школу одни. Поначалу они справлялись. Но ведь у нас ещё не было в квартире стационарного телефона, а о мобильных телефонах мы ещё не знали.

Помню, в один из сентябрьских дней я работала в первую смену. В то утро мне удалось самой проводить детей. Прихожу с работы — а Алёнки нет, но портфель дома. Правда, через полчаса она пришла домой очень грустная.

— Леночка, что случилось? Ты где была?

— Я была у бабушки Лиды» — сказала она, потупив глаза.

— Как это? Ты что, пешком до Белоострова шла?

— Да. Ведь у меня не было денежек.

— Миленькая, да ведь это опасно.

— А мне захотелось её увидеть.

— Ну и что, её дома не оказалось?

— Она была дома, но в дом не пустила. Сказала, чтобы я больше одна не приезжала. Она взяла меня за руку и пошла со мной на автобусную остановку, заплатила за меня водителю и сказала ему, где мне выходить.

— Ну что поделаешь, бабушка у нас строгая, — отвечала я Алёнке, а сама подумала, что я бы так не смогла.

— Да я попить хотела, я же долго шла. Она думала, что я приехала в автобусе.

— Ну что делать, давай мой руки — и на кухню.

Подавая обед, я напомнила ей:

— А помнишь, как мы, собираясь в поход до Белоострова, всегда брали с собой бутылочки с каким-нибудь питьём и бутербродами?

— Ой, я и забыла, — как-то успокоенно ответила Алёнка.

— Алёнушка, вот что я тебе скажу: тебе, да и любой другой девочке или мальчику, в таком возрасте в одиночку проходить такой большой путь, да ещё вдоль леса, очень опасно. Ведь по дороге могут встретиться и плохой человек, и бездомная собака или стая собак. А если ты встретишь и хорошего человека, то он непременно захочет сдать тебя в милицию.

— Зачем? Что, я плохая, что ли? — и глаза у Алёнки округлились.

— Да не потому что ты плохая, а потому что есть закон: в таком возрасте детям нельзя быть без взрослых.

— Ладно, я больше не буду одна ходить в Белоостров. Я запомнила.

В конце первой недели сентября, а именно в пятницу, состоялось первое родительское собрание. В конце собрания учительница Галина Степановна сказала, что в целом классом довольна, и предложила подойти с индивидуальными вопросами тем, у кого таковые есть.

Подошла и я, рассказала о своей ситуации. И о том, что на следующий учебный год, закончив педучилище, я обязательно сменю работу, как будет удобнее для девочек. А пока я просила учительницу быть к Лене более снисходительной, если ей придётся опоздать, ведь это будет не её вина.

— Может, этого и не произойдёт, — задумчиво сказала учительница.

Вот так стала набираться мудрости моя старшая дочь Алёнка.