Соль

(1944 год)

Лидия Селягина

Когда говорят о соли и называют её ядом, я всегда улыбаюсь, ибо всё, что мы имеем, организму всегда нужно. Но другое дело, что всё необходимо использовать в меру.

Мне было уже три года, и я ещё не очень уверенно держалась на ногах. Взрослые рассказывали, что в первый год жизни в блокадном Ленинграде я несколько раз переболела диспепсией, а потом развился рахит.

Помню, я сидела за длинным столом напротив печки, там же, напротив меня, сидела бабушка. Но только она вышла в сени и задержалась там — я подвинула к себе солонку и стала пробовать соль. В тот момент она для меня была вкусной.

Бабуля была у коровы в хлеву, потому и пришла не сразу. А когда вернулась, то много раз переспрашивала меня, куда же я дела соль. Ведь, когда она выходила, солонка была наполнена солью.

Бабуля потом много раз — и днём, и вечером, и утром — всё спрашивала меня, не болит ли у меня что-нибудь. А потом мама рассказывала мне, что бабуля боялась признаться ей в том, что не уследила за мной, и очень переживала, что я умру.

Но оказалось всё наоборот: я стала веселее и ходила увереннее.