Наш последний десятый класс

(1958 год)

Лидия Селягина

И вот мы уже в десятом классе. Сентябрь 1957 года.

Мы уже многое могли, но не знали, кем станем. Писали сочинение «Кем я хочу стать в этой жизни».

И я писала о том, что вижу себя учительницей младших классов в украинском селе. Я не знаю, почему меня манил украинский язык. Мальчики, поздравляя с Восьмым марта, желали мне стать хорошей учительницей, потому что моё сочинение читали в классе. (Надо же, эта открытка у меня сохранилась!)

Вроде мы уже взрослые люди, но детство нет-нет да и взыграет в нас. Один из предметов у нас был — военное дело. Преподавал его офицер в отставке Василий Иванович.

В тот день урок по военному делу должен был проходить в кабинете анатомии. А в этом кабинете в стеклянном узком шкафу стоял одинокий скелет. Дежурный по классу принёс классный журнал, открыл на нужной странице. Потом он и его приятель подошли к стеклянному шкафу, открыли его и вызволили скелет на свободу. Все примолкли. Ребята поднесли скелет к учительскому столу, положив кисти на раскрытый журнал. В одну кисть вложили ручку, в другую — указку. На череп надели треуголку из газеты, а на плечи накинули ещё не использованную, а потому — приличного вида, ткань для классной доски.

Чуть склонённый над журналом скелет в новых доспехах производил впечатление!

В класс вошёл военрук, мы мгновенно встали около своих парт и тихо, вполголоса, пропели: «Мой Вася…»

Военрук сначала замер около двери. Потом прошёл к учительскому столу и сказал спокойным голосом, что мы его удивили и он понял, что пришла весна.

— Но скелет придётся вернуть на место, а то в другой раз нам не разрешат занять этот кабинет. А песня «Мой Вася» у вас красиво получается!

Что делать, пришлось согласиться с военруком. Он молодец, уважительно отнёсся к нам. Дежурные молча и быстро привели всё в порядок. Стоя у своих парт, мы вполголоса произнесли:

— Извините. — А он нам — обычное:

— Садитесь.

Урок прошёл интересно.

А совсем весной дежурный сказал, что учитель по физкультуре заболела и вместо двух спаренных уроков по физкультуре будет контрольная работа по математике. Но на большой перемене основная часть класса решила бежать на залив (а он рядом) и погонять на байдарках. Правда, несколько человек попытались остановить событие, но ничего не поделаешь, большинство взяло верх. На заливе мы прекрасно провели время и явились к следующим часам занятий.

Но отвратительно было то, что мы совсем не подумали о своих учителях, которые, не обнаружив портфели целого класса, были напуганы нашим исчезновением.

Ничего не поделаешь, пришлось держать ответ. Правда, хоть и в кабинете директора, но мы очень искренне просили прощения.

Да, весна в шестнадцать лет — это серьёзно. Я уже писала стихи. Каждые новые строчки — словно тёплый весенний ветер.

По понедельникам перед первым уроком (урок нулевой) согласно составленному заранее графику мы пересказывали перед классом наиболее интересные события в стране и за рубежом. Материалы для сообщений выбирали из газет и сообщений по радио. Конечно, у основной массы населения ещё не было телевизоров и даже стационарных телефонов.

С удовольствием ходили на школьные спортивные площадки и занимались волейболом, баскетболом, толканием ядра, метанием гранаты, прыгали в высоту и в длину. Выполняли нормы БГТО и ГТО.

Готовились ко всем праздникам. И к самому главному из них — выпускному вечеру. И я подготовила свои прощальные строчки.

Уже вели с учителями доверительные беседы. А жизнь уже позже откорректировала наши решения.

Конечно, навсегда осталось у меня в памяти, как я участвовала в конкурсе по художественному чтению.

Мне довелось читать «Письмо Татьяны», а Онегиным был Женя Скалецкий, роль которого заключалась в том, что он должен был встать передо мной на колено. А я, выйдя на сцену и увидев его, начинала словами: «Онегин, встаньте, я должна…»

Конкурс проходил в огромном зале с колоннами завода имени Козицкого. Перед выходом на сцену мне открыли занавес — и я, завидев перед собою такую огромную аудиторию, упала в короткий обморок. Меня поймали сзади, поставили снова, и в третий раз так же, и наконец-то я начала говорить текст.

В зале никто и не подумал, что на самом деле я еле устояла на ногах. Все решили, что я здорово вошла в роль. А всё остальное было отлично. В этом зале замечательная акустика. И я получила первое место по городу по художественному чтению среди учеников старших классов.

У нас в школе были и мастера спорта, например, по художественной гимнастике. Тот же Женя Скалецкий. Смуглый, в белом спортивном костюме, на выступлении был изумителен. Женя закончил физико-математический факультет Университета им. Жданова (так он назывался в ХХ веке).

Лёня Андреев, который замечательно пел уже профессионально, но и ему пришлось сменить приоритеты: что-то случилось с голосовыми связками. Врачи запретили ему заниматься любимым делом.

Не надо ставить цель — жить в роскоши и богатстве, эта цель очень скользкая и не всегда достигается самостоятельно, а значит, можно попасть в чью-нибудь зависимость, которая может сломать всю жизнь.

Или решить заниматься только любимым делом, для которого вроде имеются природные данные. И непременно посвятить себя пению, музыке или живописи. Или — написанию стихов и прозы. Для этого тоже нужны дополнительные средства, в том числе и наличие жизненного опыта, чтобы быть уверенной в правоте написанного тобой.

А вот попробовать жить достойно и грамотно обязательно надо попытаться, чтобы не оказаться с протянутой рукой от безысходности, если нет дополнительной поддержки. Поэтому прежде всего необходимо освоить какое-либо ремесло, чтобы сначала заработать деньги, чтобы оправдать своё существование на Земле. Сделать наработку, а потом, если ты ещё не обременён семьёй, то можешь распорядиться своими возможностями и пробовать встать на свой путь.

Я думаю, что все мы знаем басню дедушки Ивана Андреевича Крылова «Стрекоза и Муравей». А если не помните, то найдите её, прочитайте и попробуйте уловить зёрнышко той мысли, которую оставил нам Иван Андреевич Крылов: «Ты всё пела? Это дело! Так поди же попляши».

Я думаю, что он хотел предупредить молодёжь, что легкомыслие Стрекозы может привести к житейскому краху, который приведет в зависимость от имущего, отношение к жизни которого может совсем не понравиться зависимому. Но это уже другая история.

Мы все в юности чем-то увлечены, и интересы наши многогранны. Чего-то нам хочется больше и получается лучше. Как, получив профессию, не потерять её, разбрасывая себя на другие увлечения? Так важно в этой жизни отдать приоритет какому-либо одному направлению. Ибо в любой полученной профессии творческий человек может открыть для себя много неожиданного и интересного. А имея опыт и интерес, можно укрепить своё материальное положение, которое позволит поддержать себя и своих близких, а также увереннее смотреть в завтрашний день и не бояться появления на свет своих малышей.

А при правильном укладе жизни обязательно останется время и найдутся материальные возможности для любимого дела. Только так можно укрепиться в этой жизни и не потерять своё лицо.

А потому кроме занятий по призванию все мы продолжаем жить обычной жизнью и выполняем любые другие работы, чтобы не быть для кого-либо обузой и расплатиться за своё существование на Земле.