В память о моих родителях

(1932 — 1937 гг.)

Лидия Селягина

Когда я открываю сундучок своих воспоминаний, то из него, расталкивая друг друга, выпрыгивают, как маленькие гномики, мои маленькие рассказы, выстраиваются в очередь и умоляют меня побыстрее записать их.

На дне души у каждого, дружок,
Беда лежит, что тронуть невозможно.
В душе у нас есть тайный сундучок —
Туда мы горечь прячем осторожно.
Ах, потерять бы ключ от сундучка…
Но так бывает лишь у дурачка.

В этой жизни надо уметь принять не только победу, но и поражение. И осознав его, жить дальше, не боясь завтрашнего дня. Мир не так уж страшен, если сам ты не потеряешь свет в своей душе.

Мой отец — Виноградов Дмитрий Фёдорович — родился 6 ноября 1908 года в деревне Ляпино Молоковского района Тверской губернии в крестьянской семье.

Моя мать — Виноградова (в девичестве — Лебедева) Лидия Арсентьевна родилась 17 марта 1918 года в селе Ахматово Молоковского района Тверской губернии в семье середняка Лебедева Арсения Степановича, 1883 года рождения, уроженца того же местечка, до начала репрессий.

По наговору дед был выслан в Сибирь в период раскулачивания, в 1932 году, как кулак. О нём была написана небольшая, но яркая книга. Автор — женщина, которая писала о нём как о человеке, который спас людей, выброшенных из поезда в сибирском лесу. Книгу привезли, дали почитать родственникам и увезли: в те времена людьми руководило чувство самосохранения.

А он как настоящий русский мужик умел строить дома без единого гвоздя. Уезжая в ссылку, он сумел взять с собой чемоданчик с необходимым инструментом. Люди, попавшие в суровые условия, были от души благодарны этому 49-летнему человеку, с помощью которого они смогли завалить лес и построить себе убежище без единого гвоздя.

Позже с помощью людей ему удалось бежать, и он оказался в посёлке Калининского Легпромстроя, где работал возчиком. Но через какое-то время Арсений Степанович был узнан жителем своей деревни и по его доносу 2 сентября 1937 года арестован (Постановление Калининского областного комитета труда). 27 сентября 1937 года тройкой УНКВД Калининской области был вынесен приговор: расстрелять. 1 октября 1937 года приговор приведён в исполнение.

Арсению Степановичу было всего 54 года… 14 июля 1967 года его посмертно реабилитировали, о чём записано в Книге Памяти по Калининской области.

Из Лебедевых пострадал не только наш дед: были и священники, которым пришлось сложить голову свою за святую веру, о чём отмечено в Книге Памяти. Все эти люди отличались честностью и трудолюбием. Дед моей матери был купцом 2-й гильдии.

В 1932 году, на момент раскулачивания отца, нашей маме было всего 14 лет. Были у неё и сёстры, и брат — и младше её, и старше. Самой младшей было около годика.

Наш дедок действительно не был кулаком, так как никогда не использовал наёмную силу. А достаток в семье был только за счёт своего бесконечного труда и труда взрослеющих детей. Как у любого работящего русского крестьянина, в хозяйстве были и корова, и лошадь, и куры. А также поставленная им самим без единого гвоздя изба.

Он очень серьёзно относился к воспитанию своих детей. Мама была способным ребёнком: быстро читала, легко считала, была ответственна за порученные ей дела. Но ей пришлось закончить только 4 класса, потому что в семье было много детей и работы. С 9 лет она пошла в няньки.

Ей на всю жизнь запомнились советы отца, который был с детьми спокоен, но требователен. Она помнит, как под его контролем научилась легко и быстро растапливать печи. Он говорил дочери: «Ну вот и ладно, это хорошо, что ты делаешь это ловко. Кто знает, как сложатся ваши судьбы. Ведь любые навыки могут неожиданно пригодиться в этой жизни и разрешат вам быть независимыми, то есть самостоятельными». Кто бы знал, что его размышления сбудутся, да ещё как!

А мать, то есть моя бабушка, научила её шить, да не просто так, а с изюминкой. Наша мама и потом, уже в нашей семье, обшивала нас всех.

Отца отправили в Сибирь.

Всю семью без кормильца выгнали из дома, а жителей деревни предупредили, что если кто-то будет замечен в оказании помощи этой семье, то будет так же объявлен врагом народа. В их доме организовали школу.

Жители села пошли вразрез с советами организаторов задержания и прятали детей и мать, разделив их по соседям. Общение с ними было только по ночам.

И надо же было тому случиться, что директор школы тайно взял нашу маму на работу в ночную смену. Она топила печи в своём родном доме и согревала в чернильницах замёрзшие чернила для учеников.

И каждой ночью, занимаясь знакомым ей делом, она всегда вспоминала советы отца, его рассуждения о том, что человеку очень важно научиться любому ремеслу.

А наша бабушка, Лебедева Анна Семеновна, 1881 года рождения, захоронена на Смоленском кладбище в Ленинграде в январе 1942 года, во время блокады, а в феврале 1942 года здесь же захоронена одна из её дочерей — Лебедева Нина Арсентьевна, 1911 года рождения.

Позже один из руководителей сельсовета захочет направить нашу будущую маму на лесоповал, но пожилой бухгалтер поможет ей советом, как показать свою уверенность в том, что несовершеннолетних направлять на лесоповал запрещено законом.

А наш будущий отец уже отслужил в армии в Новороссийске и работал в Ленинграде на военном заводе фрезеровщиком, окончив в вечерней школе десять классов. В Ленинграде он жил на Васильевском, в доме 29 по 6-й линии, в комнате коммунальной квартиры вместе со своим братом. А на время отпуска обязательно уезжал в свою деревню Ляпино, чтобы навестить своих родителей и помочь им по хозяйству.

Деревня Ляпино от села Ахматово находилась на расстоянии 4-х километров. В этом селе уже был неплохой клуб-изба. Там они и познакомились. Сначала он всё узнал о своей будущей жене, а позже, когда ей исполнилось 18 лет (1936 год), они поженились, и отец увёз её в Ленинград.

Его брат пошёл работать сантехником, а его жена — дворником, и им дали квартиру на Мытнинской улице, но в полуподвальном помещении. Позже тётя Таня работала телефонисткой. Эту семью я запомнила чистоплотной и хлебосольной: здесь всегда были соленья и варенья, так как никогда не забывали свою деревню, своих родителей и родные леса.

А мама пошла на тот завод, где работал и отец.

Вот таким образом и создавалась наша семья.

10 июня 1938 года у них появилась первая доченька, а 24 августа 1941 года появилась и я.

С той поры прошло много лет, и сегодня мы можем открыть сайт села Ахматово Молоковского района Тверской области — и на экране появится церквушка, которая была ещё в те времена, а напротив, с угла, — наш родительский дом.

Вот как бывает.